19.03.2019

У Екатеринбургского метрополитена под колпаком

У Екатеринбургского метрополитена под колпаком

Уральская подземка как образчик усиления досмотрового режима

Существующий режим досмотра, установленный в Екатеринбургском метрополитене, близок к идеальному, но следует ожидать его корректировки. Пассажиры поначалу писали обращения по поводу ужесточения правил прохода в метро, но теперь привыкли и больше не пишут. Проверка на входе в подземку дамских сумочек не является позором для столицы Урала и вообще тотального досмотра сумок у нас нет. Тезисы интервью «Э-У» с замдиректора по безопасности и антитеррористической деятельности ЕМУП «Екатеринбургский метрополитен» Александром Макаровым.

«Пассажир — объект досмотра»

— Пассажиры ценят метро прежде всего за скорость передвижения. Но в последний год этот вид транспорта стал сильно тормозить. Вы понимаете, о чём речь?

— Тормозить?

— В части прохода в метро.

— Есть федеральный закон о транспортной безопасности. Он возлагает на субъект (а мы являемся субъектом транспортной инфраструктуры) обязанность по обеспечению безопасности пассажиров. В апреле 2017 года вышло постановление Правительства Российской Федерации  об утверждении требований по антитеррористической защищенности и безопасности на объектах метрополитена. Эти требования обязательны для исполнения. Контроль за их исполнением возложен на Ространснадзор. За неисполнение законодательства в области обеспечения транспортной безопасности предусмотрена как уголовная, так и административная ответственность. Кроме того, субъект тесно взаимодействует с органами правопорядка и Федеральной службой безопасности в части соблюдения требований транспортной безопасности.

Я сейчас говорю о досмотре наших пассажиров на станциях метрополитена. Для этого на всех станциях организованы контрольно-пропускные пункты, которые оснащены техническими средствами обеспечения транспортной безопасности. Основными методами защиты метрополитена от угрозы актов незаконного вмешательства являются досмотр входящих пассажиров и досмотр багажа.

— Постановление вышло в апреле 2017 года, но екатеринбуржцы ощутили на себе ужесточение режима пропуска в метро только год спустя. С чем это связано?

— Это было в преддверии подготовки к Чемпионату мира, вышел указ президента, в соответствии с которым  на объектах Екатеринбургского метрополитена были введены усиленные меры безопасности. Как только мы более тщательно начали досматривать пассажиров, их багаж, в наш адрес поступило более ста обращений.

— От пассажиров?

— Да. Все обращения были рассмотрены, были даны разъяснения. Более того, у нас на всех станциях метрополитена на КПП размещен порядок проведения досмотра, о том, что необходимо соблюдать требования безопасности. На станциях ведется голосовое информирование пассажиров. То есть мы постоянно разъясняем пассажирам, что все это делается только в целях их безопасности. И на сегодняшний день я вам скажу, что таких обращений больше нет.

— Может быть пассажиры просто поняли, что нет смысла обращаться?

— Нет, ни в коем случае. Более того, станции оснащены камерами видеонаблюдения, информация с которых в режиме реального времени поступает в пункт управления, где постоянно ведется видеомониторинг объекта метрополитена. Скажу также, что и на моем рабочем месте установлены мониторы, с помощью которых я наблюдаю такую ситуацию: у нас пассажиры заходят на станцию метрополитена и уже автоматически, кто с багажом, ставят его на конвейер, а сами проходят через рамки. На мой взгляд, пассажиры прекрасно понимают, что подобные мероприятия проводятся для безопасного функционирования метрополитена и их защиты от актов незаконного вмешательства. Есть, конечно, еще  погрешности в самой организации работы, но здесь мы постоянно совершенствуемся.

Есть и такие факты, где сами граждане обращают внимание, что наши работники не в полной мере досматривают пассажиров. Вот на такие вещи мы точно реагируем, сами проводим тренировки, учения, то есть внезапно проверяем подготовку наших работников.

— Я ежедневно пользуюсь метро. И должен сказать, что когда ввели строгие меры пропуска в метро в прошлом году в преддверии Чемпионата мира, большинство екатеринбуржцев и гостей столицы Урала восприняли это с пониманием, поскольку грядет масштабное мероприятие и требуется обеспечить безопасность его проведения. Надеялись, что закончится чемпионат и эти меры либо полностью отменят, либо ослабят. Почему этого не произошло?

— Что значит ослабление? У нас есть четко прописанные правила. На сегодняшний день то, что происходит на станциях метрополитена, это четкое выполнение требований законодательства в области обеспечения транспортной безопасности. То, как сейчас организована работа по проведению досмотра пассажиров, позволяет обеспечить безопасность на должном уровне.

Готов объяснить порядок досмотра. У нас стоят рамки. Через рамку проходит объект досмотра — пассажир. Если рамка реагирует на наличие металлических предметов, то нашим работником осуществляется дополнительный, повторный досмотр с использованием технических средств досмотра (интроскоп, ручные металлодетекторы).  Их задача — не пропустить в зону транспортной безопасности нарушителя, либо пронос предметов и веществ, которые запрещены для провоза. Перечень запрещенных предметов и веществ в зону транспортной безопасности установлен правилами министерства транспорта.

«Скопление людей есть и будет»

— Как вы объясните тотальный досмотр сумок пассажиров? Это инициатива и самодеятельность самого метрополитена либо действительно предусмотрено федеральными правилами?

— У нас не тотальный досмотр сумок. На станциях метрополитена проводится выборочный досмотр в соответствии с Правилами проведения досмотра, утвержденными приказом Минтранса России. Кто с крупным багажом, понятно, будет проверен через техническое средство досмотра. А кто идет с маленькими сумками, работнику достаточно проверить с помощью ручного металлодетектора. Но если есть сомнение (подозрение) у работника службы безопасности (это тоже у нас прописано в приказах), он имеет право направить на дополнительный и повторный досмотр.

— Знаете, если бы я был жителем другого города или ездил на машине, редко спускался бы в метро, наверное вам даже поверил. Но вот моя сумка. Считается ли она багажом? Может быть у меня подозрительное лицо, но всякий раз, спускаясь в метро, я вынужден расстегивать эту сумку. Ну, ладно, я мужчина. Но проверять дамские маленькие сумочки, где находятся, извиняюсь, предметы личной гигиены, насколько это приемлемо для столицы Урала?

— Проверять — это значит открывать?

— Да, открывать и показывать мужчине. Я считаю, что это позор для Екатеринбурга.

— Что значит позор для Екатеринбурга? Ни для кого не секрет, что метрополитен является зоной повышенной опасности. На просьбу проверить содержимое сумки, рюкзака или иного багажа, большинство пассажиров реагирует вполне буднично. Борьбу с терроризмом не следует путать с вмешательством в частную жизнь гражданина.

Пассажирам следует с пониманием относиться к работе и просьбам сотрудников службы безопасности метрополитена. Даже если вы опаздываете, не следует пытаться силой прорваться на станцию метрополитена, иначе сотрудники полиции могут задержать вас за нарушение правил поведения и составить административный протокол. Это может занять куда больше времени, чем проверка сумки в сканере. Знаете, надо признать, что постоянные проверки кажутся людям излишними. Но это требования закона и они обязательны. У меня нет информации о том, что работники службы безопасности «выворачивают» дамские сумочки.

— Что пишут вам в обращениях граждане?

— Просят проинформировать, на каком основании каждый день должны проверять их багаж, сумки, проходить досмотровые мероприятия. Соглашусь, изначально возникали какие-то проблемные вопросы. Это задержка в вестибюлях станций. Это каждого досмотреть, вернуть на интроскоп. Да, это создает определенные неудобства. Но для этого, если вы заметили, мы установили дополнительные рамки.

— А какой смысл в установке дополнительных рамок, если они не функционируют, заботливо перегорожены красной ленточкой? Вот сейчас был на станции Площадь 1905 года. Из четырех рамок работает одна.

— Правильно.

— В час пик.

— В час пик у нас открываются две рамки металлодетектора. Четыре у нас предусмотрены для периода проведения массовых мероприятий — День города, Девятое мая, где очень большое количество людей. Вы же прекрасно понимаете, что если бы мы открыли для пассажиров четыре рамки, мы должны обеспечить реагирование на их сработку, то есть привлечь дополнительные силы.

— К каждой рамке должен быть приставлен один сотрудник?

— Да.

— Могу я предположить, что тем самым вы просто экономите на персонале?

— Нет, ни в коем случае. Мы даже предусмотрели в этом году увеличение наших работников еще на сто человек.

— Вы мониторите ситуацию? Вы действительно считаете, что при работе двух рамок в час пик, особенно на Площади 1905 года не образуется скопления людей при входе в метро?

— Количество рамок на станциях метрополитена обусловлено проведенным нами анализом пассажиропотока, как в часы пик, так и в будние дни. Две рамки в час пик достаточно, чтобы минимизировать скопления пассажиров в вестибюле. Кроме этого, работниками видеонаблюдения ежедневно ведется видеомониторинг пассажиропотока на станциях и при необходимости вносятся корректировки в работу. Просто мы можем сейчас говорить о разных вещах. У нас есть скопление, но оно с рамками не связано, это очередь в кассовом зале.

— И это тоже.

— В том числе. Поверьте.

— Меня уверять не надо, я пользуюсь метро.

— Ежедневно услугами метрополитена пользуется порядка 170 тыс. пассажиров. На сегодняшний день, большой пассажиропоток наблюдается на таких станциях, как «Площадь 1905 года», «Проспект Космонавтов» и «Ботаническая». Скопление — оно есть, оно будет. Мы что хотим?

— Как сделать так, чтобы его не было?

— Если мы говорим о минимизации скопления пассажиров в зоне досмотра, то для этого на станциях установлены дополнительные рамки, которые используются в часы пик. Кроме этого, предусмотренное метрополитеном увеличение штата работников досмотра также позволит решить эту проблему.

— А сколько их сейчас работает на досмотре?

— 176 человек.

— Можете сказать, сколько метрополитен потратил средств на приобретение досмотрового оборудования?

— Все оборудование приобретено в рамках комплексной программы, которая утверждена указом президента. Это федеральные деньги.

— Планируется ли приобрести дополнительное оборудование на эти цели?

— Метрополитен дополнительно в 2018 году приобрел технические средства досмотра (дополнительные рамки, интроскопы, ручные металлодетекторы), устанавливаем дополнительные видеокамеры. И в 2019 году мы планируем мероприятия по оснащению объекта метрополитена различными техническими средствами.
А если говорить о более глобальном, мы направили предложения Министерству транспорта о создании интеллектуальной системы видеонаблюдения на сумму около 300 млн рублей. Данная система позволит выявлять бесхозный предмет, подозрительное поведение пассажира или массовое скопление людей.
В 2018 году на станциях метрополитена обнаружено более 200 бесхозных предметов, а с этим связано и закрытие станций, и привлечение дополнительных сил — кинологов, взрывотехников. Закрытие станций на 20-30 минут, бывает до часа, влечет неудобства для пассажиров. Для этого в рамках комплексной программы на 2020-2022 годы и предполагается создание «умных камер», которые способны автоматически выявлять оставленные вещи.

«Поверьте, я понимаю, какие возникают сложности»

— Вы изучали опыт российских и зарубежных метрополитенов именно в части пропускного режима?

— Нами изучался опыт работы в метрополитенах России.

— В Москве ведь нет тотального досмотра вещей пассажиров, там выборочный досмотр.

— Ежедневный пассажиропоток Московского метрополитена — более девяти миллионов в сутки (у нас — около 170 тысяч). Я встречался с руководителем и полиции метрополитена, и службы безопасности. Досмотр пассажиров осуществляется выборочно, и, на мой взгляд, организовать досмотровые мероприятия в полном объеме, совсем не просто.

В Казани — стопроцентный досмотр. Там досматривает полиция совместно со службой безопасности. Вот там досматривают абсолютно всё, открывают сумки, пакеты. Пока полиция не проверит, она не пустит вас в метро. Но Казань перевозит гораздо меньше, чем мы. Буквально два месяца назад ездили в Новосибирск, тоже смотрели организацию досмотра. Там тоже выборочный досмотр, он осуществляется с помощью ручных металлодетекторов и рамок, которые стоят на станциях. Везде свой подход.

— Если есть существенная разница в досмотровом режиме среди российских метрополитенов, значит имеющийся подход — отчасти инициатива самого Екатеринбургского метрополитена?

— В законодательстве четко определена наша задача — не допустить акт незаконного вмешательства, обеспечить безопасность пассажиров. Субъект обязан не допустить в зону транспортной безопасности нарушителя и пронос запрещенных к провозу предметов и веществ. Вот мы идем таким способом. Какие могут использоваться для этого методы? Нормативно-правовыми актами в области транспортной безопасности предусмотрены такие мероприятия как осуществление досмотра, проведение наблюдения и собеседования. И работник наделен этими правами. Мы не можем каким-то локальным нормативным актом установить иной порядок проведения досмотра.

— Могу предложить вам еще несколько идей. Тотальное раздевание пассажиров, паспортный контроль при входе в метро. Эффективность еще более возрастет.

— Нет. На нас не возлагаются такие обязанности.

— Вы считаете ваши методы контроля эффективными?

— Считаю эффективными. Если говорить о критериях эффективности, чрезвычайных происшествий у нас в метрополитене не допущено. Если говорить о состоянии преступности на объектах метрополитена, у нас безопасно. За прошлый год выявлено больше 300 тыс. запрещенных опасных предметов: это — оружие, ножи, кастеты, боеприпасы. При обнаружении подобных предметов работники службы безопасности вызывают сотрудников полиции для дальнейшей проверки.

— А если сравнить с 2017 годом, когда еще не было введено таких строгих правил досмотра?

— Увеличение в разы.

— Сколько возбуждено уголовных дел по этим фактам?

— Вопросы статистики состояния преступности на объекте метрополитена не входит в компетенцию метрополитена.

— Следует ли ожидать смягчения правил досмотра?

— Не смягчения. Следует ожидать корректировку. Мы будем корректировать свою работу по проведению досмотра багажа. Без ущерба безопасности она будет направлена на улучшение обращения с пассажирами и процесса досмотра. Поверьте, я понимаю, какие возникают сложности. И есть понимание, что дальше делать, чтобы пассажирам было комфортно. Давайте сравним работу сотрудников безопасности в аэропортах или, например, на железнодорожном вокзале. Никто ведь не жалуется, как там организована работа и досмотру подлежит каждый пассажир.

— Но мы не пользуемся поездами в ежедневном режиме.

— Правильно, мы к этому и подходим. В настоящее время требования по обеспечению транспортной безопасности к метрополитену, железнодорожному и воздушному транспорту одинаковые. А специфика — разная. Поэтому мы внесли предложение, чтобы были разработаны отдельные правила проведения досмотра на метрополитенах с учетом их специфики.

Материалы по теме

Аксиома скорости

Разум должен управлять транспортом, а не наоборот

В конце тоннеля

Вторая ветка метро в Екатеринбурге

Перспективы новой ветки

Куйвашев поручил подготовить пакет документов по строительству метро