28.05.2015

Опубликован рейтинг политической выживаемости губернаторов: Якушев, Хамитов и Кобылкин получили пятерки

Рейтинг подготовил Фонд «Петербургская политика», он публикуется с 2007 года. Эксперты — политологи, общественники, журналисты — дают оценку вероятности сохранения в должности действующих глав регионов на протяжении ближайшего года по пятибалльной шкале (5 — максимальная оценка, 1 — минимальная). Из 83 глав регионов из первого рейтинга к настоящему времени на своем посту остались только 20 губернаторов, причем только 8 из них заняли свои посты до отмены губернаторских выборов в 2005 году. Из 17 глав регионов, покинувших свои посты после оценок «4» и «5», пятеро перешли на федеральный уровень: Александр Хлопонин и Виктор Толоконский заняли должности полпредов, Сергей Шойгу — министра обороны, Александр Ткачев — министра сельского хозяйства, Магомедсалам Магомедов — заместителя руководителя администрации президента РФ.

С момента публикации предыдущего рейтинга выживаемости (декабрь 2014 года) были заменены главы шести регионов. Губернаторы Пензенской, Тамбовской областей и Еврейской автономной области ушли со своих постов после истечения срока полномочий, губернатор Сахалинской области лишился своего поста после громкого ареста, губернатор Краснодарского края был переведен на пост министра сельского хозяйства РФ, а губернатор Амурской области стал врио главы Сахалина. Были продлены полномочия до Единого дня голосования трех губернаторов, полномочия которых истекали: глав Марий Эл, Татарстана и Кемеровской области (а также двух руководителей регионов, где отменены прямые выборы, — ХМАО и ЯНАО). Кроме того, получили разрешение на досрочные выборы губернаторы Камчатского края, Архангельской, Иркутской, Костромской, Ленинградской, Омской, Смоленской областей.

— Ключевыми факторами, влияющими на устойчивость позиций губернатора в прошедшие полгода, были ухудшение экономической конъюнктуры и укрепление влияния силовых структур, — отмечают составители рейтинга. — В представлении федеральной власти региональные администрации в целом прошли испытание экономическим кризисом, предотвратили серьезное ухудшение социально-экономической ситуации, не допустили обрушения собственных и федеральных рейтингов поддержки.

В то же время говорить об укреплении политического веса губернаторов тоже не приходится. Наоборот, оказались заменены (хотя и по компромиссному сценарию) такие политические тяжеловесы, как Василий Бочкарев в Пензе и Олег Бетин в Тамбове, угроза отставки долгое время нависала над Аманом Тулеевым в Кемерово (хотя все трое демонстрировали способность весьма жестко контролировать социально-политическую ситуацию в своих территориях). Неоднозначной была ситуация и перед назначениями врио губернаторов Дмитрия Кобылкина и Натальи Комаровой. А громкий арест губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина (и еще нескольких крупных чиновников в регионах — в том числе вице-губернатора по внутренней политике Челябинской области Николая Сандакова) зафиксировали укрепление претензий силовых структур на контроль над региональными элитами.

На ослабление губернаторов может сработать и возросшая публичная активность Общероссийского народного фронта, мишенью которого не раз становились администрации «системообразующих» регионов (ХМАО, ЯНАО, Москва, Московская область и др.), а критика в адрес губернаторов неоднократно становилась предвестником их отставки (Челябинскую область покинул Михаил Юревич).

Среди экспертов популярны две гипотезы относительно кадровой политики в отношении глав регионов. Первая — губернаторский корпус в целом укомплектован к циклу федеральных выборов и масштабных перестановок уже не будет. Вторая — само устройство системы программирует периодические громкие замены — в том числе подчас весьма экстренные, как это было в случае Сахалина. В более уязвимом положении оказываются те губернаторы, кто не имел мощной федеральной лоббистской поддержки и оказался на посту губернатора в силу обстоятельств. Положение относительно слабых губернаторов с ресурсом федеральной поддержки (Евгений Куйвашев, Виктор Басаргин) выглядит двойственным: им удается оставаться в должности, но необходимым ресурсом для укрепления позиций внутри региона они подчас не обладают, что приводит к постепенному снижению их шансов на «выживаемость» и не позволяет им пролоббировать проведение досрочных выборов.

Однако в течение 2014-2015 года был дан ряд сигналов о том, что прохождение прямых выборов отнюдь не означает автоматического укрепления позиций. Самым ярким примером этого стала громкая отставка осенью 2014 года Николая Денина с поста губернатора Брянской области, на который он был избран всеобщим голосованием два года назад.

Отдельные эксперты рейтинга, анализируя тенденции последнего времени, выдвигали предположения о том, что перемещение глав регионов «по горизонтали» (Н.Меркушкин, В.Толоконский, О.Кожемяко) может быть признано относительно успешным опытом и получит продолжение. В пользу этого приводились, например, «утечки» в интернете о возможности перемещения Дмитрия Кобылкина в ХМАО. Однако здесь имеются и контраргументы — в том числе связанные с недавними сигналами со стороны президентских структур о том, что ставка в большей степени будет делаться на местные кадры (как это произошло в Пензе и Тамбове). В равной степени тезис о продолжении практики перевода губернаторов на министерские посты может быть и проявлением реальных кадровых процессов, и предметов информационных спекуляций (в 2015 году в региональной прессе получили популярность предположения о переводе на федеральный уровень Бориса Дубровского и Натальи Комаровой).

Что касается собственно дня голосования 13 сентября, то пока эксперты исходят из ожиданий доминирования на выборах действующих глав регионов и врио губернаторов, для части которых основным противником может оказаться не сильный оппонент, а собственный антирейтинг (Марий Эл, Смоленская область). Если элитная конкуренция на губернаторских выборах окажется минимизирована, возможен перенос ее на другие уровни — в одних случаях на муниципальные выборы (как это происходит в Нижнем Новгороде после низкоконкурентных губернаторских выборов 2014 года), в других — на кампанию по выборам в Госдуму в 2016 году.

Рейтинг политической выживаемости губернаторов
Регион Глава Оценка по 5-балльной шкале (оценка в прошлом рейтинге)
Башкирия  Рустэм Хамитов 5 (5-)
Оренбургская область Юрий Берг 4+(5)
Пермский край Виктор Басаргин  3-(3)
Курганская область Алексей Кокорин 4(4)
Челябинская область Борис Дубровский 4(4)
Свердловская область Евгений Куйвашев 2+(4)
Удмуртия Александр Соловьев  4-(4-)
ХМАО Наталья Комарова 4(3+)
Тюменская область Владимир Якушев 5(5)
ЯНАО Дмитрий Кобылкин 5-(5-)

Источник: Фонд «Петербургская политика»

 

Комментарии

Материалы по теме

Дмитрий Кобылкин — самый эффективный губернатор в стране

Перестановки года. За кадром

Глава Совбеза Николай Патрушев обсудил с губернаторами УрФО безопасность ТЭК

Губернатор Ямала Дмитрий Кобылкин больше не лучший

Борис Дубровский и Дмитрий Кобылкин вошли в десятку самых богатых губернаторов

В Югре и ЯНАО губернаторов будут назначать

 

comments powered by Disqus