22.09.2014

Почему погиб Банк24.ру

Почему погиб Банк24.ру

Банк24.ру стал заложником собственной модели бизнеса и слишком жесткой политики регулятора по борьбе с сомнительными операциями

Отзыв лицензии Банка24.ру стал главной сенсацией экономической сферы региона на прошлой неделе. Банк России за время «чистки» банковской системы отозвал лицензии у 60 российских банков, в том числе у пяти с территории Урала и Западной Сибири, однако так драматично с рынка не уходило ни одно кредитное учреждение.

Заявка на сервис

Банк24.ру появился в федеральной повестке в середине 2000-х годов, когда первым в России создал формат круглосуточного онлайн-банка. На этой базе менеджмент активно наращивал инфраструктуру, розничный кредитный портфель, внедрял собственные технологии кредитования малого бизнеса. Кризис 2008 года больно ударил по амбициям: из-за вспыхнувшей тогда на рынке паники вкладчиков банк в считанные дни потерял ликвидность. Далее была санация через инструменты АСВ группой «Лайф» (Пробизнесбанк, Экспресс-Волга Банк, ВУЗ-банк, Газэнергобанк, Лайфбанк, Национальный банк сбережений, Пробизнес-девелопмент, факторинговая компания «Лайф»). 

В 2010 году, после того, как банк восстановил убытки, тогдашний председатель правления Сергей Лапшин (ушел из банковского бизнеса в 2013-м) заявил, что отказывается от концепции роста за счет кредитования и сосредоточивается на расчетном бизнесе для предпринимателей. Банк перестает привлекать вклады и формирует пассивы за счет остатков на счетах юридических лиц. Это означает, что у банка не будет необходимости отвлекать капитал на формирование резервов на возможные потери по ссудам. Для российских реалий это было смелое заявление: в мировой практике успешность таких моделей опирается прежде всего на традиции и культуру банковского обслуживания. Чтобы зарабатывать на комиссионных доходах, необходим постоянный приток клиентов, причем готовых платить за качественный сервис.

Сергей ЛапшинСергей Лапшин: Мы попытались отсечь все ненужное, и развивать наиболее сильные компетенции. А расчетные функции, особенно в режиме удаленного доступа, всегда были нашей сильной стороной

Сергей Лапшин и его партнер Борис Дьяконов попытались доказать, что такую сервисную структуру можно построить и в российских условиях. Постоянные инвестиции в технологии дистанционного обслуживания обеспечили «Точке» лучший интернет-банк в стране. Банк первым сделал доступ с мобильного телефона к расчетному счету юридического лица, автоматическое информирование контрагентов клиентов о подтверждении проведения их платежей, уведомление в режиме онлайн о постановлениях налоговых органов, создал приложение, через которое можно открывать счет в фейсбуке и многое другое. На задачу привлечения клиентов за счет качества и скорости расчетного сервиса была заточена вся команда. Программисты пошли даже дальше собственно банковского сервиса, придумав проект «Кнопка» — весь необходимый для предпринимателя интерфейс в одном месте: сдача бухгалтерской отчетности, быстрые платежи, зарплатный проект, подготовка документов, бронь гостиниц и билетов, оформление визы, обзвон клиентов и поставщиков, проверка деловых партнеров и сотрудников через службу безопасности. «Это позволяет нам позиционировать себя сейчас совершенно по-новому — не просто как банк, а как федерального эксперта в области расчетов и дистанционного обслуживания предпринимателей», — говорил нам в одном из интервью Сергей Лапшин.

За счет технологий и сервиса банк существенно расширил масштабы бизнеса. В рамках новой модели «Точка» начала строить сеть в городах-миллионниках, в том числе Москве и Санкт-Петербурге, ориентируясь на продвинутую предпринимательскую аудиторию. Чтобы заполучить как можно больше клиентуры, банк в этом году даже перевел юридический адрес в Москву. Итог: в начале 2011 года в банке имели счета 29 тыс. организаций, через год их стало уже 44 тысячи, к началу нынешнего — 85 тысяч, в 2013 году оборот через интернет-банк превысил рекордную отметку в 1 трлн рублей. Доля комиссионных от расчетно-кассовых услуг в общей структуре доходов достигла 70%, а беспроцентные деньги на счетах клиентов размещались на корреспондентском счете, в депозитах в Центральном банке России, коротких госбумагах и на счетах других банков, по всей видимости, преимущественно группы «Лайф».

— Розничное кредитование с учетом всех рисков, затрат, огромной инфраструктуры и многочисленного персонала, обеспечивало нам реальную маржу в 7 — 8% годовых. Короткие госбумаги дают 5%, депозиты в ЦБ — 4,5%. Но раньше мы несли большие и разнообразные риски, а сейчас имеем высокую надежность активов и их мгновенную ликвидность. У нас нет процентных и валютных рисков, нет рисков рыночных ценных бумаг и кредитных рисков, — не без удовольствия констатировал Сергей Лапшин еще в прошлом году.

Правда, он уже тогда выделял в специфичный риск одну особенность своей модели: «Малый и средний бизнес — весьма непростая клиентура, поэтому мы интенсивно занимаемся снижением комплаенс-рисков в рамках закона 115 ФЗ о противодействии легализации денежных средств». 

Издержки регулирования

Как известно, Банк России начал интенсивную борьбу с потоком обналичивания год назад, выпустив специальное письмо 172-Т, в котором прописал критерии высокой вовлеченности банков в проведение так называемых «сомнительных операций» и выработал методические рекомендации правил внутреннего контроля. Это был сигнал для банковского рынка — нужно начать выдавливать клиентов, которые занимаются явно не реальным бизнесом. Банку24.ру реализовать эти положения оказалось сложнее, чем другим учреждениям. Во-первых, интерес среди обналичников к банку, который быстро и мгновенно проводит платежи, был всегда высок, это признают все опрошенные нами банкиры, а во-вторых, при столь большом притоке новых счетов банк не всегда мог справиться с отслеживанием их владельцев. «Мы прилагали много усилий, чтобы ограничить сомнительных клиентов (проверка и видеозапись на входе, с начала года втрое снизили лимиты на карты, поднимали тарифы), ужесточили процесс открытия счетов и многое другое, но с точки зрения регулятора этого оказалось недостаточно. Нам нужно научиться жить в новой реальности, которая предъявляет более высокие требования к легальности делового оборота и хозяйственной деятельности», — рассуждал председатель правления банка Борис Дьяконов в фейсбуке после предъявления со стороны Банка России очередного предписания об ограничении операций по снятию наличных в августе этого года.

Борис Дьяконов: «Мы прилагали много усилий, чтобы ограничить сомнительных клиентов, но с точки зрения регулятора, этого оказалось недостаточно.

Предприниматели говорят, что перекосы реализации антиотмывочного законодательства действительно существуют. Нам рассказывали, как рекламной фирме, которая на самом деле принимает заказы и расплачивается с исполнителями наличными деньгами, приходилось потратить немало усилий, чтобы доказать банку, что она не «транзитная» контора. ЦБ, похоже, признает сложность определения «сомнительности», в частности зампред ЦБ Михаил Сухов, комментируя СМИ ситуацию с Банком24.ру говорил: «Проблема была связана с тем, что банк технологически сам затруднился отделить сомнительные операции от других операций. Мы ему помогали, но операции были организованы таким образом, что сегментировать клиентов банк не мог». Осознавая, что издержки есть, ЦБ, однако, не счел нужным рассматривать ситуацию с Банком24.ру как исключительную.

По всей видимости, понимая положение, собственники группы «Лайф» в начале 2014 года провели реструктуризацию и вывели «Точку» в параллельную холдинговую структуру, тем самым снизив собственные репутационные риски.

Только запятая

Для юридических лиц-клиентов банка ситуация, безусловно, неприятная, поскольку деньги на счетах фактически зависли, для их возврата нужно время. Судя по балансу, у банка достаточно активов, чтобы рассчитаться с клиентами, и возможно, для этого даже не потребуется вводить процедуру банкротства. Общая сумма активов банка — 11 млрд рублей, обязательства перед юридическими лицами оцениваются в 7 млрд рублей (частные вклады составляют менее 800 млн рублей, которые будут компенсированы АСВ).

Банк24.ру обещает: деньги  вернут всем

Это, пожалуй, первая особенность этой истории: на территории региона у большинства банков с отозванной лицензией нарушения антиотмывочного законодательства сопровождались рискованной кредитной политикой, и соответственно недостатком активов для исполнения всех обязательств.

И вторая деталь. Всю неделю клиенты «Точки» выражали в сетях искреннее сожаление по поводу кончины кредитного учреждения, отмечая высокий уровень удаленного сервиса и скорость проведения расчетов. Впервые в истории банковской системы России более 5 тысяч человек подписали в адрес главы ЦБ обращение с просьбой вернуть банку лицензию. 

Фото: E1.ru, Бизнес и жизнь, Алексей Белоусов

Комментарии

Еще в сюжете «Центробанк отзывает лицензии у уральских банков»

Материалы по теме

Банк24.ру опроверг слухи об отзыве лицензии

УБРиР возвращает вкладчиков

Предправления банка «Нейва» Павел Ефремов разъяснил ситуацию со штрафом от ЦБ

УБРиР сможет выплачивать компенсации вкладчикам банков с отозванной лицензией

Вкладчики Банка24.ру получат компенсации через Сбербанк и МДМ-Банк

Меткомбанк займется санацией Экономбанка

 

comments powered by Disqus