24.08.2017

Оливер Йоксимович: «Последствия бомбардировок Югославии остались в памяти на всю жизнь»

Оливер Йоксимович: «Последствия бомбардировок Югославии остались в памяти на всю жизнь»

На официальном сайте Генерального консульства Франции в Екатеринбурге размещен текст с удивительными и крамольными для французской внешней политики фразами:

«Необходимо исключить из международной практики такой способ регулирования международных споров, как гуманитарная интервенция. Необходимо систематизировать нарушения прав человека во время вооруженного конфликта в бывшей Югославии, которые до сих пор не были раскрыты и проанализированы, например, международная торговля человеческими органами в Косово, преднамеренное разрушение культурного наследия в 2004 году в Косово. Необходимо исключить из международной практики такой способ регулирования международных споров как экономические, торговые, спортивные, культурные, научные и дипломатические санкции».

Нет, это не действия пресловутых российских хакеров. Это выдержки из основных положений магистерской диссертации «Нарушения прав человека во время вооруженного конфликта (на примере бывшей Югославии) и способы их предотвращения», которую успешно защитил 4 августа в Екатеринбурге на юридическом факультете Гуманитарного университета 31-летний гражданин Франции и Сербии Оливер Йоксимович.

- Оливер, почему у вас французское и сербское гражданство?

- Я родился в Париже, но мои родители сербы. Образование они получили в бывшей Югославии, а позже переехали во Францию, где отец проходил практику (он художник), а мама работала в югославском консульстве преподавателем сербско-хорватского языка.

- Что вас связывает с Сербией, помимо родителей?

- Там у меня живут родственники, бабушка и дедушка. Я бываю там дважды в год.

- Вы помните 1999 год, когда натовцы бомбили Югославию?

- Мне было 13 лет. Мы наблюдали это по телевизору в Париже, приняли там участие в демонстрации против бомбардировок, очень переживали за наших родственников. Потом летом 1999 года я побывал в Сербии и своими глазами увидел разрушенную страну.

- Почему вы решили стать юристом?

- Изначально я хотел выучиться на преподавателя русского языка. Мой преподаватель предложил изучать российское и французское право, поэтому я стал юристом.

- Откуда такая тяга к России?

- Я люблю вашу страну. В Париже мы жили в одном доме с другими сербами. Один из них работал в России, часто дарил нам русские сувениры. Всегда говорил, что Россия для нас – братская страна. В 2003 году я первый раз со своими одноклассниками побывал в вашей стране, в Санкт-Петербурге – и влюбился в Россию.

- Санкт-Петербург – далеко не вся Россия.

- Да, он похож на западный город. Другое дело Москва, она огромная, как и вся Россия.

- Первое юридическое образование вы получили во Франции?

- Да, я закончил французский университет Париж-Запад по специальности «российское и французское право».

- Зачем вам потребовалось получать второе юридическое образование в России?

- Я приехал в Екатеринбург по российско-французской программе сотрудничества Университета Париж-Запад с Гуманитарным университетом, здесь мне предложили получить российское образование. В дальнейшем я хотел бы работать в России юристом.

- Почему не во Франции и не в Сербии?

- Мне здесь нравится. Я уже проходил преподавательскую практику в Гуманитарном университете, мне больше нравится теория.

- У нас часто критикуется нынешняя судебная система в России. Как вы ее оцениваете?

- Она очень современная. Я уже несколько раз побывал в российских судах, там видеокамеры, автоматическое оповещение. В Европе такого нет.

- Я имею ввиду законность и справедливость вынесения судебных решений.

- В теории государства и права есть позитивистский подход к пониманию права, естественно-правовой, психологический, социологический, материалистический и другие подходы. Если закон написан на бумаге черным по белому, и мы говорим, что все должно быть только по закону – это позитивистский подход. Если мы еще и рассматриваем судебную практику – это естественно-правовой подход к пониманию права.

- Оливер, вы действительно теоретик.

- Вашу судебную систему критиковать я не имею права.

- Рассматриваете ли вы возможность получения российского гражданства?

- У меня есть гражданство Франции и Сербии. Согласно федеральному закону о гражданстве Российской Федерации, чтобы принять российское гражданство, необходимо отказаться от других гражданств. Я получил разрешение на временное проживание в России и для меня это пока достаточно. Но если уважаемый президент Владимир Владимирович Путин предоставит мне российское гражданство, я буду ему благодарен.

- Разве вы не знаете, что многие россияне имеют двойное гражданство?

- Но это же противозаконно.

- Тем не менее, это так. Се ля ви. Вернемся к вашей исторической родине. С чем был связан выбор темы магистерской диссертации, которую вы защитили в Екатеринбурге в Гуманитарном университете? Это воспоминания детства, либо еще какие-то факторы повлияли на выбор темы?

- Я патриот Сербии. Я видел то, что было после бомбардировок моей страны, и это осталось в памяти на всю жизнь. Кроме того, важно знать, что были преступления на территории Косово: убийства сербов и продажа их органов на черном рынке, разрушение в 2004 году православных церквей и монастырей. Никто на Западе об этом не говорит.

- В вашей диссертации вы предлагаете отказаться от такого метода как гуманитарная интервенция, поскольку считаете его неэффективным?

- Да, потому что это ведет только к разрушению страны. Так было не только в Югославии, но и в Ираке, Афганистане, Ливии.

- Но была еще и Южная Осетия в 2008 году.

- Мое мнение – надо решать всё мирным путем. Есть нормы международного права. Кто-то их соблюдает, кто-то – нет.

- В Камбодже в 1970-е годы красные кхмеры вырезали треть населения страны. Как на подобные вещи должно реагировать международное сообщество, не проводя интервенцию и не вводя экономические санкции?

- Эту проблему должен решать Совет безопасности ООН. У генерального секретаря ООН также есть полномочия на ведение переговоров с главами государств. Есть Всеобщая декларация прав человека, принятая в 1948 году, но иногда идет злоупотребление понятиями прав человека.

- В Совбезе ООН находятся пять постоянных членов, имеющих право вето. Диктаторы, как правило являются союзником того или иного государства – постоянного члена Совбеза ООН. Поэтому решения в отношении таких диктаторов практически никогда не проходят.

- Именно поэтому США часто осуществляют гуманитарные интервенции в обход решений Совета безопасности ООН. Но такие действия всегда имеют очень плохие последствия. В частности, из-за бомбардировок Югославии много людей получили онкологические заболевания, потому что натовские снаряды и бомбы были начинены обедненным ураном. Долгое время это скрывалось.

- В бомбардировках Югославии в составе натовской группировки участвовало больше 80 самолетов французских ВВС. Насколько вам комфортно ощущать себя гражданином Франции?

- С 1999 года из-за этого я очень сердит на Францию. Французы очень наивные, они верили тому, что им говорят по телевидению.

- На защите вашей диссертации присутствовал генеральный консул Франции в Екатеринбурге Эрик Мийе, который не проронил ни слова и не задал вам ни одного вопроса. Он согласен с теми положениями, которые вы защищали?

- Я не могу сказать, что он думает. Все дипломаты говорят только «хорошо». Господина  Эрика Мийе я сам пригласил на свою защиту и для меня это большая честь, поскольку я являюсь гражданином Франции.

- Вы общались с ним на эту тему до защиты?

- Да, у него другая точка зрения. Но об этом лучше спросить у него.

- В вашей диссертации о бомбардировках Югославии использован большой список литературы российских авторов. У вас не складывается впечатление, что сегодня россияне гораздо больше патриоты Сербии, чем сами сербы?

- Я ведь тоже считаю себя бОльшим русским, чем сами русские (смеется). Сербия сейчас стремится в Евросоюз. Условия вступления – признать независимость Косово. Это сделали даже наши братья черногорцы, которые в этом году вступили в НАТО, хотя натовцы бомбили Черногорию. Я часто читаю сербские газеты. Сейчас в Сербии ведется большой диалог среди граждан и политических партий по поводу Косово. Одна группа предлагает разделить Косово на сербскую и независимую части. Другая точка зрения – Косово не отдадим.

В самопровозглашенном Косово президентом является Хашим Тачи, бывший лидер албанской военизированной организации «Армия освобождения Косово». Он получил деньги от США, чтобы воевать против Сербии. Плюс он член мафии, которая убивала сербов во время и после войны, отправляя их тела в Албанию для продажи человеческих органов на черном рынке. Так написано в резолюции Совета Европы по докладу депутата Дика Марти, и на это есть ссылка в моей диссертации.

- Свое будущее вы связываете с Россией?

- Да, я собираюсь поступить в аспирантуру, написать кандидатскую диссертацию по современной французской теории права и преподавать международное право в Гуманитарном университете.

Комментарии

Еще в сюжете «Война санкций. Что ждать уральской экономике»

Материалы по теме

Процесс реорганизации трех вузов Тюменской области завершен

2014 — год успеха УрГЭУ

В ТюмГУ помогут иностранцам обрести правовое положение

УрФУ объявляет выборы на замещение должностей

Тюменский государственный университет займется подготовкой кадров под нужды производства

 

comments powered by Disqus