14.02.2021

О чем договорились ТЭК и ОПК

О чем договорились ТЭК и ОПК

Два сектора российской экономики обозначили общие «правила игры» для развития производства высокотехнологичной продукции, необходимой для добычи углеводородов

Ключевые вызовы и новые технологические партнерства стали главными темами двухдневного межотраслевого мероприятия «Использование научно-технического потенциала предприятий оборонно-промышленного комплекса в интересах нефтегазовой отрасли», состоявшегося в Нижнем Новгороде. Участники — представители федеральных ведомств, главы субъектов РФ, руководители нефтегазовых компаний и предприятий оборонно-промышленного комплекса, сообщили в пресс-центре ОПК-ТЭК.

— Для себя мы видели целью — найти точки взаимодействия и снизить градус недоверия между ТЭК как отраслью на 100% рыночной и российским ОПК, — рассказал о целях мероприятия директор департамента развития гражданской продукции «Концерн ВКО «Алмаз — Антей» Артем Шатраков. — Когда мы только пошли по этому пути несколько лет назад, мы для себя выбрали несколько структурных отраслей, в которые мы идем в части гражданской продукции. Это было обусловлено опытом, который у нас уже существуют, а также теми технологическими возможностями, которые на наших предприятиях есть, они безусловно очень широкие. […] Задачи, которые две отрасли будут решать, если они найдут точки соприкосновения, носят стратегический характер для нашей страны. Безусловно, существует большое количество инструментов поддержки, которыми мы частично уже пользуемся, но мы понимаем, что часть из этих инструментов господдержки требуют дополнительной настройки. С этими предложениями мы готовы выходить к органам государственной власти и обсуждать их с ними.

70% машиностроения нефтяной промышленности и сервисный бизнес — западные

— 70% машиностроения нефтяной промышленности и сервисный бизнес — западные. Поэтому текущая задача сейчас сводится к тому, чтобы в этих 70% необходимую часть национального рынка вернуть, импортозаместить, — обозначил проблему заместитель генерального директора компании «Русвелл Груп» (Госкорпорация Росатом) Владимир Стенин. — Для этого прежде всего нужна политическая воля. Я так понимаю, она сейчас должна быть сформулирована. Сейчас создать и восстановить приоритет отечественного сервисного бизнеса возможно только при старте в корпорации соизмеримых масштабов. Мы сейчас пытаемся организовать этот старт. Технологические направления уже более-менее понятны. Но что хотелось бы отметить из мирового опыта: если мы посмотрим на компанию Бейкер Хьюз, некий условный аналог корпорации Алмаз-Антей, где-то около 15 — 20% объемов продаж компании Бейкер Хьюз — это сервисный бизнес, который имеет одноименный логотип. Остальные 80% — это продукция военно-промышленного комплекса для американцев. Честно говоря, это самый близкий аналог, к которому мы можем стремиться.

По словам генерального директора «Газпромнефть НТЦ» Алексея Вашкевича, произошли определенные санкционные ограничения, которые стали барьером по ряду важных проектов:

— Кроме того, само качество нашей ресурсной базы постепенно ухудшается, мы неизбежно движемся ко все более сложным типам запасов. Все это привело к тому, что модель умного покупателя перестала быть эффективной. Это вынудило нас двигаться к следующему этапу своего развития — становиться соразработчиками новых технологий. Мы входили в проекты с большим технологическим вызовом, принимали инвестиционные решения в минус, но с учетом эффекта от этих технологий в долгосрочной перспективе. Эта бизнес-модель перевернула работу всей отрасли. Несколько элементов, которые мы для себя определили. Первый — заходя в любое технологическое партнерство, важно соизмерять масштаб партнера с тем, что вы пытаетесь сделать. Масштаб нашего взаимодействия должен соответствовать масштабу наших «мускул». Второй элемент — наличие вызова. Взяв вызов в основу, очень быстро можно сформировать проект. Для нас сейчас большой вызов — работа на направлении автономных безлюдных активов в условии крайнего севера и Арктики. Это вызов, который сможет на многие годы связать нас в рамках крупного партнерства. Третье — сама бизнес-модель. Продукт может получиться хорошим, но, если вы в самом начале не договоритесь, как будете продавать и как будете расходиться, продукт может долго простаивать и терять потенциальную ценность. Это общие тезисы, которые описывают принципиально важные элементы.

Тему взаимодействия компаний продолжил заместитель генерального директора — директор по продажам НПО «Искра» (ГК «Роскосмос») Арсений Лобанов: «Мы являемся одним из глобальных поставщиков газоперекачивающего оборудования для топливно-энергетического комплекса России. Основным заказчиком и партнером является ПАО «Газпром», с которым мы сотрудничаем уже 28 лет. Около 10% от всего парка Газпрома состоит из наших агрегатов. Для выпуска более качественного оборудования нам необходимо переходить на новые отношения в виде долгосрочных контрактов, которые позволят создать свое внутреннее планирование. Сегодня мы производим унифицированное оборудование, а завтра хотим показывать заказчику свои собственные наработки. Имея свою базовую комплектацию с определенными техническими характеристиками, мы можем смело сказать, что это лучше того, что было вчера. На текущий момент мы проработали вопрос сервисного обслуживания нашего оборудования. […] Сейчас мы стремимся выходить на внешние рынки. И тут хотелось бы призвать предприятия ОПК найти общие компетенции по созданию продукта, который необходим как внутреннему нашему потребителю, так и внешнему. Для этого мы рассматриваем разные форматы взаимодействия и приглашаем предприятия ОПК, коммерческие и другие предприятия гражданского сектора поучаствовать в данной работе».

На территории большой Тюменской области сконцентрированы основные запасы нефти — более 55% российской нефти и более 75% запасов российского газа

— На территории большой Тюменской области, куда входит Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий АО, сконцентрированы основные запасы нефти — более 55% российской нефти и более 75% запасов российского газа. Исторически с середины прошлого века предприятий и институтов для развития отрасли концентрировалось внутри региона для решения стратегических задач энергетического комплекса, — подчеркнул заместитель губернатора Тюменской области Андрей Пантелеев. — 2019 и 2020 годы мы совместно с международными компаниями проводили аналитику относительно Тюменского нефтепромышленного кластера. Два основных кластера-игрока на территории мира — это Хьюстон в Техасе и Ставангер в Норвегии. Основные принципиальные вопросы для развития кластера: 1) географическая близость, так как находиться рядом с запасами важно, 2) блок, связанный с существующими компетенциями в образовании и науке для новых кадров и для развития отрасли. […] На данный момент в кластер входит 45 компаний из 10 регионов РФ. Какие результаты дает эта работа? В 2016 году — 27 млрд, в 2019 году было закуплено продукций по предприятиям на 156 миллиардов. Как делится рынок закупки оборудования? Порядка 77% закупки оборудования осуществляют не нефтегазовые компании, не те, кто занимается добычей, этими закупками занимаются именно нефтесервисные компании.

— Мы являемся тем звеном, который принимает на себя вызов. Вызов зачастую сформулирован достаточно объемно. Например, повысить эффективность заканчивания скважин. Наша задача — разложить это на технологические цепочки и понять, как за счет участников кластера этот вызов можно решить более эффективно. Мы создаем воронку вовлечения участников в этот кластер. Ищем решения. После этого мы переходим к следующему блоку, где мы даем экспертную оценку, которая говорит о возможностях или заблуждениях наших решений. Только после этих трех циклов мы подключаем еще раз компанию, которая является заказчиком или тем, кто озвучивал нам этот вызов, и только тогда мы начинаем прорабатывать это вместе с ним. Это очень сервисно, удобно и комфортно для компаний в работе с таким кластером, который приводит максимально проработанный продукт, — рассказал Андрей Пантелеев об эффективной модели кооперации предприятий ТЭК, ОПК и гражданского машиностроения на примере Тюменского нефтепромышленного кластера.

Нам в первую очередь удалось достичь понимания, что мы разговариваем на одном языке

По словам начальник Департамента обеспечения добычи нефти и газа компании «Лукойл» Азата Хабибуллина, прямой диалог заказчика и подрядчика приводит к тому, что мы начинаем понимать друг друга более предметно и осознавать, какие сложности и какие возможности имеются: «Мы пытаемся понять, как эти возможности реализовать, как эти сложности устранить. Конечно нефтепромышленный кластер, с учетом той идеологии, которую в него закладывают, помогает находить для нефтяной и газовой промышленности продукт, разрабатывать его до уровня, применимого со стадии идеи, и потом уже выходить на обсуждение с нефтяниками, дорабатывать до практического образца и будущего применения».

— Нам в первую очередь удалось достичь понимания, что мы разговариваем на одном языке, нам понятны правила игры, нам понятны рыночные ниши, которые сейчас не заняты в топливно-энергетическом комплексе. Нам понятны цели и задачи, которые ставит ТЭК перед предприятиями ОПК. Нам совершенно понятно, что совместное движение представителей всех отраслей будет направленно на достижение национальной цели, обеспечение занятости населения, повышение доходов населения. И для развития экономики РФ не использовать этот ресурс, который находится у нас в стране, ресурс, который обеспечен деньгами и рынком, было бы крайне недальновидным. Поэтому, я думаю, что это одно из первых совещаний. Мы будем развивать эту практику и в дальнейшем, — подвел итоги первый заместитель председателя коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Андрей Ельчанинов.

Фото: Оперативный штаб Тюменской области

Еще в сюжете «Как происходит импортозамещение»

Еще в сюжете «Тюменская область»

Еще в сюжете «Ханты-Мансийский автономный округ — Югра»

Материалы по теме

Технологическая безопасность в опасности

Тюменская область становится точкой продвижения высокотехнологичных проектов для ТЭК

Рыба ищет где глубже, а завод — где нефтянка

«УралСпецАрматура» получит займ ФРП на импортозамещающий проект в Челябинской области

Спецоборудование для ТЭК будут производить в Челябинской области

Минпромторг обсудил на Ямале производство оборудования для ТЭК