18.04.2019

Фундамент цифровой экономики поплыл

Фундамент цифровой экономики поплыл

Если российские сотовые сети пятого поколения будут развиваться на выделенных властями маргинальных частотах, по уровню цифровизации мы отстанем от передовых стран на три-четыре года

Госкомиссия по радиочастотам (ГКРЧ) разрешила сотовым операторам разворачивать пилотные сети пятого поколения (5G) в диапазонах 4,8 — 4,99 ГГц и 25,25 — 27,5 ГГц. Одновременно она отказала Мегафону и Ростелекому в продолжении тестов на 3,4 — 3,8 ГГц. Для далекого от темы человека в этой кажущейся сугубо технической новости никакой драмы нет. Для сведущих же трагизм ситуации очевиден: мы рискуем превратиться в мировых 5G-изгоев и отсечь себя от цифрового прогресса.

Не стандартно

О сетях пятого поколения активно заговорили еще в начале 2010-х, почти сразу же после запуска в коммерческую эксплуатацию 4G. Вендорам и телеком-операторам уже тогда было понятно, что резервов новой технологии хватит лет на десять: слишком быстро рос «человеческий» трафик и очень уж резво в сеть добавлялись «вещи» (по оценке Cisco, количество устройств, подключенных к интернету, превысило численность населения Земли, на рубеже 2008 — 2009 годов).

Стандарты 5G Международный союз электросвязи (ITU) начал разрабатывать в 2015-м. В оформленном виде они до сих пор так не появились. Ожидается, что первые спецификации будут утверждены осенью. Тем не менее, о ключевых требованиях к пятому поколению говорить уже можно: скорость — до 1 Гбит в секунду, среднее количество одновременных подключений — до 1 млн на 1 кв. километр, задержка — до 1 мс, высокая энергоэффективность и безопасность для здоровья человека.   

Отсутствие стандартов нимало не мешает ведущим мировым телеком-компаниям запускать 5G-сети в коммерцию (в условиях стремительного развития интернета вещей и жесточайшей конкуренции дожидаться ITU они не хотят). Первой на планете IMT-2020 в апреле развернула не то американская Verizon Communications, не то южнокорейские SK Telecom и KT Corp. Одна — в Чикаго и Миннеаполисе, вторые — на территории всей страны. По оценке КТ, к концу года на 5G перейдут более 3 млн корейцев.

Число контрактов на построение сетей пятого поколения в мире увеличивается чрезвычайно динамично. Huawei, например, рапортует, что с ноября 2018-го по апрель 2019-го увеличила количество проектов с 22 до 40 (любопытно, что все они — за пределами Китая).  

В России эксперименты с 5G начались в 2016-м.  Операторы совместно с производителями оборудованяи проводили лабораторные тесты и наперебой заявляли о достижении рекордных скоростей. В июле 2017-го Мегафон первым из федералов получил частоты для тестирования IMT-2020. В январе 2018-го того же добился Ростелеком.

Устройств, поддерживающих пятое поколение, на рынке пока практически нет. По оценкам аналитиков, в 2019-м их ассортимент может вырасти до 15 — 20 моделей. К 2023 году, полагают в IDC, работать в IMT-2020 сможет четверть всех смартфонов.  

Очистка. Равенство. Шеринг

В мире самым популярным диапазоном для развертывания 5G будет 3,3 — 3,8 ГГц. 4,4 — 5 ГГц для развития рассматривают пока только Китай и Япония. Это означает, что экосистема пятого поколения преимущественно будет формироваться вокруг частот, которые в России для операторов оказались недоступны. На конференции «Телеком-2019», организованной газетой «Ведомости», руководитель аппарата госполитики в сфере связи Минкомсвязи Денис Ляшенков пытался смягчить ситуацию, рассказывал, что в данный момент ведется изучение возможности выделения немаргинального диапазона, проводится работа с силовым блоком. Но оптимизма в его высказываниях было слишком уж мало. «Если мы сделаем ставку только на 4,8 — 4,99, придется говорить об отставании на три-четыре года», — заключил Ляшенков.    

— Мы не должны выбирать альтернативную ветку развития, — уверен первый вице-президент Ростелекома Владимир Кириенко. — Это слишком большие риски. Исходя из логики «как проще», мы изолируем себя от технологий, которые уже апробированы в других странах.

— Нам сегодня необходима госпрограмма, нацеленная на высвобождение частотного ресурса, — развивает тему президент МТС Алексей Корня. —Что еще нам необходимо — так это прозрачное и последовательное регулирование доступа к ресурсу. Он должен быть равным, недискриминационным. При этом можно пойти по сценарию, когда частоты выделяются объединению операторов.

Сценарий совместного использования ресурса поддерживает генеральный директор Tele2 Сергей Эмдин. По его словам, несмотря на желание операторов развивать прямую конкуренцию, в низком диапазоне есть объективное ограничение — 400 МГц на четверых: «Расчистка быстро не случится, поэтому от шеринга в том или ином виде нам никуда не уйти. Благо такой опыт у телеком-компаний есть. Есть конечно, и другие варианты — диспропорционально распределить спектр или ждать, пока в мире появятся новые сегменты под 5G. Но оба они плохи».  

Генеральный директор Мегафона Геворк Вермишян призывает не забывать еще один диапазон — 700 МГц. Он довольно популярен в мире, прописан в дорожных картах вендоров, для него уже выпускается «боевое» оборудование.  

— Ситуация с семисотым диапазоном в России сложилась уникальная, — продолжает Вермишян. — Для операторов он был номинирован еще лет восемь назад. Телекомы исправно платят за частоту, но пользоваться им не могут, потому что там телевизионный мультиплекс. Поэтому мы очень большие надежды возлагаем на цифровизацию ТВ, которая приведет к очистке спектра. Отдельно замечу, что продуктовый пласт 5G настолько широк, что зацикливаться только на одном диапазоне было бы неправильно. Да, большая часть сервисов попадает в 3,4 — 3,8 ГГц. Но для проминтернета, где задержки не так важны, подойдет и 700 МГц, а, например, киберхирургию можно развивать только в 20 ГГЦ плюс. И мы должны обращать внимание на развитие всех плоскостей».     

Плотная полоса 

Расчистка диапазона 3,4 — 3,8 ГГц — задача не из легких. Сейчас в нем работают сети фиксированного беспроводного доступа (ФБД), радиорелейной связи (РРС), радиолокации (РЛС) и фиксированной спутниковой связи (ФСС).

Разберемся с каждым по отдельности. ФБД — это преимущественно WiMax. Его основным оператором на данной частоте является Freshtel, принадлежащий Ростелекому, который активно поддерживает расчистку диапазона. Абоненты WiMax могут быть вполне безболезненно переведены в LTE.

РРС могут использоваться в качестве магистральных каналов интернет-провайдеров, для связи между базовыми станциями сотовых операторов, в качестве беспроводных мостов внутри корпоративных сетей. Но в крупных городах радиорелеек практически нет. А те, что есть можно перевести в диапазон 3,8 — 4,2 ГГц.

С РЛС труднее. К этим сетям относятся радиоэлектронные средства (РЭС) противовоздушной обороны. Всего военно-космические силы России располагают примерно тысячей РЭС (600 наземных, 400 бортовых). Они могут находиться в 10 - -50 км от крупных городов и в 2 — 10 км от транспортных магистралей.  

Но наиболее сложная ситуация при возможной расчистке сложится со спутниковой связью. Диапазон 3,4 — 3,8 чрезвычайно для нее удобен из-за устойчивости работающих в нем РЭС к погодным условиям. За последнее время в инфраструктуру ФСС было вложено очень много средств. Она используется для организации магистральных каналов, построения государственных сетей, телемедицины, управления воздушным трафиком и космическими аппаратами, трансляции федеральных ТВ-каналов. Среди спецпотребителей ФСС — Минобороны и Федеральная служба охраны.

— Пока частоты выдаются операторам на вторичной основе, мы не будем иметь нормальной 5G-услуги, — подытоживает генеральный директор Вымпелкома Василь Лацанич. — Те, кто занимается выделением спектра, сегодня не способны противостоять лобби силовиков. Из-за этого мы подчас не можем использовать частоты, право на которые мы выкупили много лет назад. Яркий пример — 800-й диапазон, за который мы платим по 50 млн рублей в год, но включать его нельзя.

По убеждению Лацанича, неразвитие 5G гарантированно приведет к деградации четвертого поколения (сети не будут справляться  с нагрузкой, что ухудшить ткачество услуг). Дальше больше — существенно замедлится рост проникновения интернета и развитие цифровой экономики. А это никак не сочетается с целями, которые сегодня стоит перед страной.      

Благодарим газету «Ведомости» за фото и созданные карточки

Материалы по теме

Всеобъемлющая возможность

Генеральный директор Tele2 Сергей Эмдин про 5G и будущее телекома

Мегафон запустил сеть интернета вещей в Екатеринбурге

Первая версия Единой биометрической системы поступила в работу

«Ростелеком» и Администрация Екатеринбурга подписали соглашение по реализации концепции «Умный регион»

Билайн запустил тесты LTE в Екатеринбурге