Двумя ногами на земле

Макроиндикаторы

Макроиндикаторы

Промышленный комплекс Башкортостана нарастил по итогам 2017 года производство на 1% к уровню прошло года. Мало? Нет: ровно среднероссийский уровень. Много? Нет: в соседней с востока Челябинской области за тот же период — плюс 5%. Вот только вспомним, что в 2015 году Челябинская область провалилась на 7%, а Башкирия — на 3,9%; что в 2016 году большинство территорий макрорегиона еще испытывали сокращение (оно приостановилось осенью, но в целом по году был минус), а республика уже вернулась к восстановлению (плюс 2,6% в 2016 году к уровню 2015-го). Так что нынешний один процент — фирменный знак башкирского хозяйственного комплекса: промышленность в РБ — самая стабильная в Уральском регионе, здесь не было обрушений даже во времена всемирного финансового кризиса 2008 — 2009 годов. Хотя давно не видать и рывков.

По всем основным промышленным отраслям в 2017 году в республике зафиксирована положительная динамика: в нефтедобыче она почти незаметна (0,1%), в нефтехимии уже серьезнее (1,4%), а в химических производствах и пищепроме в нынешних экономических условиях и вовсе может считаться стремительной (4,6% и 5% соответственно). И это не восстановительный рост, а реальное развитие. Заметим, что именно производству продуктов питания и сельскохозяйственному сектору правительство республики уделяет особенное внимание (подробнее см. «Для нас это хорошая история» и «Как министр потребительский патриотизм развивал», с. 30 и 38). Однако самыми прогрессирующими отраслями в Башкортостане по результатам 2017 года стали машиностроительные направления — в некоторых прирост двузначный. Причина — гособоронзаказ: около полутора десятков крупнейших республиканских предприятий связаны с оборонно-промышленным комплексом. Правда, говоря о росте оборонного машиностроения стоит оглянуться на непростую бюджетную ситуацию на федеральном уровне, что в среднесрочной (а то и в краткосрочной) перспективе скорее всего выльется в сокращение госзаказа — и рост вмиг прервется.

Из крупнейших секторов башкирской экономики в однозначном миноре пребывает разве что только строительство: минус 9,8% к объемам 2016 года, в котором тоже был спад. Спроса на продукцию сектора нет. Ни в жилищном сегменте — и это ситуация общая не только для всего макрорегиона, но и для большинства отечественных провинций. Ни со стороны промышленных площадок: инвестиционный процесс в РБ совсем не провальный, но, видимо, пока концентрируется на обновлении производственного оборудования и не подразумевает возведения крупных промышленных и инфраструктурных объектов.

Важно, что помимо стабильных объемов выпуска башкирскому бизнесу удается с 2013 года держать сравнительно стабильный уровень доходов. Да, в 2014 году сальдированный финансовый результат предприятий республики просел почти на треть к уровню предыдущего года. Но в Свердловской области — на 42%, в Челябинской — вполовину… Эти регионы в 2015 — 2016 годах показали неплохие отыгрывающие падение скачки, а в Башкортостане все было по-прежнему стабильно и предсказуемо — зато потихоньку вверх. Заметим, что при этом сами объемы предпринимательских заработков здесь весьма немаленькие.

Сочетание стабильности, неплохого уровня прибыли и стараний республиканских властей привело к впечатляющей инвестиционной активности бизнеса на фоне общероссийского кризиса вложений в основной капитал. Так, спад объема инвестиций по стране в целом с 2013 по 2016 год составил 11,7%; на старопромышленном Урале (если не берем Тюменскую область и Ямал — они молодцы, но с ними другая история) — еще больше: в Свердловской области — 20%, Пермском крае — 27%, Челябинской области — 29,4%. За тот же период в РБ — плюс 8,7%. Подобных примеров в стране немного. Правда, стоит оговориться, что в 2017 году вложения в основной капитал в Башкортостане все же просели: спад за три квартала составляет около четверти к объемам 2016-го, данных за год целиком пока нет, а в инвестиционном процессе основная отчетность приходится на конец года, но правительство республики подтверждает, что спад все же будет, и он ожидаем. И тем не менее, считаем, что это проседание не аннулирует тех результатов периода 2013 — 2016 годов.

Стабильность и в динамике доходов населения Башкортостана. Стоит признать, что реальные располагаемые доходы здесь в последние годы тоже сокращаются, как и по всей стране, однако сжатие идет самыми медленными в макрорегионе темпами: за 11 месяцев 2017 года — около 2,5%, а у всех соседей — более 5%; в 2016 году эта разница была еще более драматичной, и все также в пользу Башкортостана. При этом фактический размер среднедушевых доходов в РБ последних лет невелик (около 27 — 28 тыс.рублей в месяц): он ощутимо ниже средних показателей по стране (около 31 тысячи), еще больше уступает макрорегиональному лидеру Свердловской области (35 тысяч), но все же опережает Челябинскую область (23 — 24 тысячи).

Несмотря на невысокие доходы, их стабильность и «гарантия» от резких обвалов привели к тому, что потребительский сектор Башкортостана одним из первых на Урале прекратил сжиматься. Так, по итогам 2017 года объем оборота розницы в РБ прирос к уровню 2016-го на 2,1%; в целом по стране тоже есть прирост в этом секторе, но меньше (1,2%), а вот у большинства уральцев дела хуже, в том числе у лидера по развитости торгового сектора Свердловской области (минус 1,5%). При этом надо помнить, что три года до этого ритейл испуганно сжимался повсеместно. В результате Башкортостан набирает вес по показателю подушевого оборота розницы: несмотря на невысокий уровень доходов, здешний объем продаж (207 тыс. рублей на человека в год) уже превысил среднероссийский уровень (203 тысячи) и продолжает отрываться от Прикамья (191 тысяча), которое когда-то было вторым торговым лидером в макрорегионе. Хотя до настоящего лидера (Свердловской области с результатом в 250 тыс. рублей на человека) пока далеко.


 

 

Комментарии

Материалы по теме

Урок устойчивости

Крепкое хозяйство

Момент истины

Диализ — не приговор, а новая страница жизни

PwC в России - консультационный партнер V Международного форума «Большая Химия»

В Башкирии введена в эксплуатацию вторая очередь Бугульчанской солнечной электростанции