Агломерация Екатеринбург — Челябинск может стать метрополией

Агломерация Екатеринбург — Челябинск может стать метрополией

Правительство РФ утвердило Стратегию пространственного развития РФ. Документ определяет «пространственные приоритеты страны в среднесрочной перспективе» (подробнее см. «Хитрость разума управленческого», «Э-У» № 6 — 7 от 11.02.2019). К концу второго квартала 2019 года Минэк РФ представит план мероприятий по реализации задач стратегии, где будут прописаны необходимые изменения нормативно-правовых актов и выстроена взаимосвязь с другими ключевыми документами. «В стратегии выделены 12 макрорегионов, каждый получил свое определение — перспективные, геостратегические, — объяснил вице-премьер Виталий Мутко. — Но суть всего, главная цель заключается в том, чтобы как можно быстрее, в ближайшие годы снять различия в социально-экономическом развитии, уровне жизни между различными территориями».

Напомним, стратегия помимо деления страны на макрорегионы закрепляет за каждым субъектом РФ широкий перечень «эффективных экономических специализаций», а основной акцент сделан на развитии агломераций. «Почему мы говорим о городах? 75% населения страны живет в городах. Мы не думаем, что, исследуя эту цель или преследуя эту цель, мы забываем про другие населенные пункты России. Тем не менее от развития тех мест, где живет 75% населения страны, получат развитие все остальные», — считает председатель Госкорпорации развития «ВЭБ. РФ» Игорь Шувалов.

По мнению вице-президента Центра стратегических разработок, руководителя направления «Пространственное развитие» Натальи Труновой, именно в метрополиях достигается необходимая концентрация людских, финансовых, научных и технологических ресурсов для создания новых точек роста. Почему стратегия опирается на агломерации, Наталья Трунова рассказала «Э-У»:

— Если мы планируем войти в пятерку мировых держав, без развития экономики городов и формирования сложных связей между ними — экономических, социальных, инфраструктурных — не сможем ничего сделать. Стратегии пространственного развития многих стран опираются именно на развитие городских систем, интеграцию городских и сельских поселений, поддержку и ревитализацию депрессивных территорий, усиление экономических, социальных и инфраструктурных связей с общим пространством, сохранение природного и культурного ландшафта, развитие транспортных, энергетических и прочих инфраструктур. В России должны появиться еще как минимум четыре новые метрополии, чтобы страна могла выйти в лидеры. Подобными центрами могут стать Екатеринбург — Челябинск, Новосибирск — Томск, Самара — Казань, Ростов-на-Дону — Краснодар. Но важно понимать: метрополия и ее центры — это не статус, это реальное лидерство на мировой карте. Нельзя назначить метрополию с федерального уровня, но можно поддержать уже формирующиеся связи, усилить их, дать выход на новые рынки и т.д.

Крупнейшие города должны не «высасывать» население со всей страны, а привлекать людей извне. К примеру, для этого иностранцы, окончившие российские вузы, могут получать гражданство в облегченном режиме. Это будет способствовать притоку высококвалифицированных, мотивированных, образованных людей в страну. У каждой из метрополий должна быть выработана своя система поддержки бизнеса, которая напрямую связана с выбранной специализацией.

— Почему сначала нужно развивать агломерации и только потом вторые города?

— Вопрос так не стоит. Для разных задач — разные механизмы. В малых городах (которые являются опорными центрами сельской системы расселения) нужно сейчас решать прежде всего инфраструктурные задачи и задачи элементарного обустройства. Когда мы говорим про три-четыре метрополии — это про создание субъектов мирового уровня. В США — 30 мировых городов, в Китае — 18, в Германии — 10. Это другой тип задачи. Но приоритеты должны, безусловно, быть. Нельзя сделать все и сразу. Например, Германия планомерно реализует политику городского развития с 70-х годов: начинала с крупных и средних городов, сейчас добралась до деревень.

— Зачем формировать новые точки роста?

— Уже сейчас доля Москвы и области в экономике страны составляет 26% ВВП, а вместе с Санкт-Петербургом и Ленинградской областью — 32%. Если не менять подход, дисбалансы регионального развития будут только усиливаться.

— Города Урала и Сибири могут стать ключевыми, учитывая «поворот России на Восток»?

— Если геоэкономический приоритет страны — это Азиатско-Тихоокеанский регион, то, да: Екатеринбург всегда претендовал на роль центра взаимодействия с ШОС, здесь проводился саммит и т.д. А если мы выстраиваем европейскую линию взаимодействия, главными являются Санкт-Петербург и южная ветка российских городов. Это не значит опять же, что должно быть или одно, или другое. Но отдельные кусочки должны собираться из общей картины приоритетов.