Герои нашего племени

Развитие АПК

Развитие АПК

Вчерашние утверждения, что регионы обеспечили себя мясом птицы, завтра могут оказаться несостоятельными без развития собственного племенного дела

В Челябинске состоялись переговоры руководителей птицеводческих компаний, производящих мясо бройлеров, и ООО «Балт Иза», крупнейшего в России дилера французской компании Хаббард, лидера мирового рынка племенной птицы. Обсуждали проект создания в регионе племенного репродуктора первого порядка для выращивания от 20 до 50 тыс. племенных цыплят родительских форм для бройлерного птицеводства в год. Власти Челябинской области считают его реализацию стратегической задачей, которую необходимо решить в кратчайшие сроки. Репродуктор нужен для обеспечения устойчивого развития растущей отрасли (регион на втором месте в России по производству мяса птицы), а также для экономической и ветеринарной безопасности производства.

Стороны рассматривали механизмы реализации проекта, его юридические и финансовые составляющие. Накануне французы встречались с губернатором области Борисом Дубровским, глава региона иностранцев заверил, что проект будет реализован при государственной поддержке: «Для нас очень важно иметь у себя в области первичные технологии, которые гарантируют устойчивость бизнеса».

В 2015 году крупнейшие птицефабрики Южного Урала («Здоровая ферма», «Ситно», «Равис», Чебаркульская и другие) вновь нарастили мощности и произвели 345,4 тыс. тонн мяса птицы — на 22 тысячи больше, чем в 2014-м. Бройлерное поголовье на Южном Урале составляет 26 млн голов птицы. Обновлять его нужно непрерывно: 45-дневная птица, достигшая веса 1,5 кг, отправляется в торговые сети. Каким образом обновлять?

Семя

Крупные региональные птицефабрики, то же «Ситно», имеют племрепродукторы второго порядка, где формируется так называемое родительское стадо. Однако прародители — генетическое ядро, из которого выходят племенные куры и петухи — закупаются в Европе, где занимаются селекцией через генные маркеры. Процесс выглядит так. Сначала селекционеры выводят так называемые «чистые линии» — это первая ступень селекционного цикла. От них получают прародителей — это вторая ступень. Родительские формы — продукт третьей ступени. На четвертой имеем «финальный гибрид» (потомство от родителей), от которого и идет птица для промышленных птицефабрик. На то, чтобы увидеть этот финал работы селекционеров, уходит больше пяти лет. Собственного генетического материала у большинства птицефабрик России, построенных за последние семь лет, нет. Впрочем, как и у построенных давно. Например, был много лет назад репродуктор в составе «Рависа», даже специалисты сохранились. Но нет генетики. Иностранный генетический материал охраняется и никому не передается. На нем основан бизнес специализирующихся на племенной птице международных компаний, имеющих мощности как в Европе, так и в Америке. Свои промплощадки они открывать могут: так, компания «Балт Иза» уже открыла в России два племенных репродуктора в Белгородской и Ленинградской областях, где производит бройлерных цыплят породы кросс хаббард Ф15, в том числе и для южноуральских птицеводов.

Необходимость создания собственной племенной базы в регионе видят все руководители птицеводческих компаний области. По их мнению, ее появление — вопрос ближайшего времени и сроков окупаемости проекта для инвесторов. Кто возьмется за масштабный инвестпроект? По оценке члена совета директоров ООО «Балт Иза» Паскаля Шарпантье, инвестиции в строительство племенного репродуктора могут составить 10 млн евро. Французы говорят, что не готовы вкладывать такие деньги в возведение племрепродуктора, но обещают помочь оборудованием и технологиями, готовы взять на себя производственный контроль. В правительстве области полагают, что наиболее приемлемый вариант — строительство репродуктора птицеводами вскладчину, то бишь на началах внутрирегиональной кооперации.

Со стороны иностранных партнеров требуется также согласие на поставку птиц для формирования поголовья прародителей, что и будет являться основой для дальнейшего производства. Пойдут ли они на это? Как и конкурирующие региональные птице­фабрики — на совместный проект?

Бремя

— Да, мы конкурируем на внутреннем рынке, добиваясь преимуществ как за счет совершенствования технологий, так и за счет использования того или иного кросса — поставщики поголовья у всех разные. Но если мы хорошие бизнесмены, то должны увидеть свои перспективы в объединении в корпорацию. Тогда и вопрос строительства племрепродуктора сможем согласовать, — считает Павел Журавский, генеральный директор компании «Ситно».

«Балт Иза» пообещала представить южноуральцам бизнес-план строительства племрепродуктора, чтобы руководители птицефабрик смогли оценить затраты на капитальные вложения в российских ценах и с учетом возможной господдержки. Вполне вероятно, полагают регионалы, что стоимость проекта будет ниже, когда они сами просчитают проект. Как считают проекты для нас иностранцы и сами наши аграрии — это разные вещи, показывает практика. Если птицефабрики сумеют удешевить строительство и снизить срок окупаемости проекта, увидят смысл заработать на нем. Пока нет гарантии, что себестоимость цыплят в региональном племрепродукторе окажется ниже, чем завозимых. Для принятия консолидированного решения не хватает информации. Нужно посчитать затраты, увидеть все плюсы и минусы.

Главный спор — стоит ли вообще садиться на один кросс. Построив племрепродуктор в партнерстве с компанией Хаббард, тем самым птицефабрики выбирают кросс
хаббард. «Мы от него уже не уйдем, — беспокоится генеральный директор ООО “Равис-птицефабрика Сосновская” Андрей Косилов, — вынуждены будем именно им заниматься. А вдруг через какое-то время генетика другого кросса окажется более интересной?»

Сегодня у птицефабрик полная свобода в выборе поставщика, и лишаться ее никто не хочет: российский рынок разделен между тремя крупными мировыми производителями племенных бройлерных цыплят: «Хаббард» (кросс птицы хаббард), «Авиаген» (кросс росс), «Кобб» (кросс кобб). Не ясно также, на каких условиях иностранцы согласятся разводить в регионе прародителей.  

Знамя

Конкурирующие между собой не только на локальном рынке региональные птицефабрики, однако, понимают, что предложение конкурентам строить вскладчину вовсе не смешное и не странное. Племрепродуктор может стать одним из первых шагов к назревшему в отрасли объединению — ситуация на рынках круто меняется. Многие ПТФ понимают, что в одиночку им не выжить. В сельском хозяйстве идут слияния и поглощения. Все больше компаний, в том числе крупных агрохолдингов, из-за финансовых проблем вынуждены расставаться со своими бизнесами. При этом лидеры рынка ведут конкурентную борьбу за активы менее удачливых коллег.

Вот пара свежих примеров. С января Челябинск гудит: владелец ГК «Здоровая ферма» известный предприниматель и депутат Госдумы РФ Олег Колесников продал один из своих знаковых активов — агрохолдинг «Уралбройлер» федеральной корпорации ПАО «Русгрейн холдинг» («Русское зерно»), которая недавно стала резко укрупняться. Сегодня в ее составе практически все башкирские ПТФ. Подробности сделки пока не оглашаются. Отраслевые эксперты отмечают, что у «Уралбройлера» помимо хороших масштабов бизнеса и растущих объемов производства возникли проблемы, связанные с менеджментом и колоссальной долговой нагрузкой. А группа компаний «Рус­агро» — белгородский агропромышленный холдинг поглотил казахское агропромышленное предприятие «Иволга-Холдинг», у которого тоже были проблемы с менеджментом, серии неудач после неурожайных лет. В итоге оно потеряло часть активов, в том числе и в Челябинской области. Эксперты говорят о процессах глобализации на рынках АПК. «Поедаются» все импортозамещающие, перспективные.

Но вернемся к разговору о племрепродукторе: не исключен вариант, что его построит кто-то один из игроков, кто пока не хочет выходить из тени. Случится так или иначе: тема возрождения племенного дела актуальна только для России. Ни «Хаббард», ни «Авиаген», ни «Кобб» в проекте не заинтересованы — лишние инвестиции. И без них у зарубежных поставщиков здесь огромный растущий рынок, на котором у каждого свои зоны охвата.
 
Промышленного яйца в стране для бройлерных птицефабрик не хватает катастрофически. Из-за рубежа завозится 600 — 700 млн штук в год — сборная солянка от разных компаний и разных кроссов. Между тем рынок мяса птицы России динамично развивается, региональные южноуральские компании уже рассматривают вопросы экспорта продукции в соседний Казахстан и не только туда. Казахстан в частности объявил птицеводство стратегической отраслью в развитии сельского хозяйства, а Челябинская область расположена крайне удачно для освоения этого рынка.

Путь

Пойдем от противного: зреет ли катастрофа, если у бройлерных ПТФ не будет своего племрепродуктора? Тут два момента. Первый посыл: финальное яйцо стоит в среднем 2 евро. Если год назад это было 90 руб­лей, теперь — 170 рублей, что негативно отражается на себестоимости куриного мяса: покупать яйца надо сотнями тысяч. Поэтому, конечно, все птицеводы «прикурили» от скачка валют и понимают, что логичней создавать репродуктор здесь, чтобы реализовать с него племенной материал в рублевой зоне.

Второй посыл: помимо того, что евро непрерывно бьет всех по голове, бройлерные птицефабрики страдают от нестабильности поставок. Жизненный цикл яйца в инкубаторе 21 день, чтобы постоянно пополнять поголовье, ПТФ должна практически непрерывно делать закладки яиц в инкубатор, гнать фуры за рубеж. Риски логистики возрастают вслед за геополитическими. Например, в момент, когда писался этот текст, Украина перестала пропускать по своей территории российские фуры, следующие в Европу и обратно. Два-три дня фура постояла с яйцом — все, с продукцией можно попрощаться и начать считать убытки.
 
Так что репродуктор строить надо, однозначно. Но есть риски, которые пока сдерживают принятие игроками окончательного решения. Племенное дело — отдельный неведомый многим бройлерным ПТФ сложный бизнес. Помимо рисков «без репродуктора», есть риски обманутых ожиданий: не факт, что построят в регионе репродуктор и к нему вместо заграницы все ринутся приобретать племенной материал. Вполне может оказаться, что этого не произойдет. Потому что потребители, годами привыкшие работать на одних кроссах, как правило, с большим трудом переходят на другие. Вложившись вскладчину, игроки будут в лучшем случае расширять общий рынок. В худшем они попросту начнут его делить и заработать ни у кого не получится. То есть надо смотреть и считать, кто на каком кроссе работает и насколько реально резкое увеличение объемов сбыта.                        

Комментарии

Материалы по теме

Группа компания «Здоровая ферма» построит в Челябинской области свинокомплекс и птицефабрику

Французы построят племенной репродуктор на Южном Урале за 10 млн евро

ВТБ оказал поддержку ПАО «Птицефабрика Челябинская» на сумму 372,5 млн рублей

«Русское зерно» инвестирует в бройлерное направление в Башкирии

«Пышминская» обновилась на миллиард

Башкирия наращивает мясо бройлеров

 

comments powered by Disqus