Плавать у дна

Бизнес-образование

Бизнес-образование

В новой реальности бизнес-школы вынуждены доказывать свою полезность. Клиенты стремятся сэкономить, выходя напрямую на преподавателей, число тренеров-фрилансеров множится, а некоторые крупные бизнесы даже сами начинают учить. На этом фоне основные игроки пытаются поддержать качество предложения и не скатиться в демпинг

Еще недавно на рынке бизнес-образования вспоминали предыдущий кризис и надеялись на временный характер экономических трудностей. И честные продавцы знаний, и ушлые торговцы «корочками» хором повторяли «кто не учится, тот не переживет кризис» и ожидали, что пару лет провала сменит новый подъем. Теперь очевидно — этого не произойдет. Весной 2016 года провайдерам придется побеждать общий пессимизм клиентов и удерживать рынок, на котором все отчетливее проявляются признаки демпинга. Однако разговоры о скидках и ценах здесь не главное. Куда перспективнее понять, какие темы сегодня действительно нужны аудитории, как будет развиваться самый сложный продукт — MBA, и что делать с набирающим обороты трендом — готовностью отдельных клиентов самостоятельно учить других.

Финансы, управление проектами и мотивация

В 2015 году на рынке наблюдался вполне ожидаемый спад платежеспособного спроса. Причем если корпоративный сегмент однонаправленно ушел в экономию, то рынок открытых программ еще испытал короткий ренессанс за счет попытки управленцев и специалистов с помощью обучения повысить конкурентоспособность на рынке труда. Расчет не оправдался. И не удивительно. По данным проекта HR-mnenie.com, лишь 34% работодателей в Екатеринбурге, например, считают, что дополнительное обучение позволяет кандидату претендовать на более высокую заработную плату или повышение в должности.

— В кризис 2008 — 2009 годов я наблюдал и в Москве, и в регионах схожую картину: многие на время потерявшие ориентиры по зарплате и карьерному росту топ-менеджеры пошли учиться. У кого был запас прочности, те просто вложили этот год-полтора в то, чтобы сходить на курсы, которые давно откладывали. А уже с 2010 года рынок стал расти, и появились все шансы окупить полученные знания и диплом вне зависимости от реальной полезности обучения, — рассказывает заместитель генерального директора по обучению и развитию персонала компании «Геокор» (Тюмень) Олег Миловидов. — Сейчас ситуация иная: это не провал на один год, и «пересидеть за партой» не получится.

По оценке директора программ дополнительного профессионального образования Института государственного управления и предпринимательства (ИГУП) УрФУ Александра Минкевича, в минувшем году наблюдался стабильный интерес аудитории к таким направлениям повышения квалификации, как управление персоналом, управление государственными закупками, управление проектами и стратегией развития организаций.

Если опираться на оценки самих обучившихся, то, к примеру, у топ-менеджеров тремя основными направлениями по итогам 2015 года стали стратегический менедж­мент/управление компанией, обу­чение отраслевым бизнес-процессам (отдельные темы для рынков логистики, HoReCa, строительства, ИТ/телеком и т.д.) и программы личностного роста руководителей. Каждую из этих групп тем отметили более половины всех участников опроса Центра изучения рынка труда из числа примерно 870 руководителей уровня директоров подразделений и выше в компаниях Екатеринбурга, Тюмени и Челябинска в конце 2015 года.

В 2016 году, если верить планам клиентов, предполагается сделать упор на финансовый менеджмент, технологии переговоров и — снова — на личностное развитие. И очень показательно, что планы, которые для себя сформировали на 2016 год руководители, ощутимо отличаются от того, как их наниматели — первые лица бизнеса, видят востребованность программ. В отличие от уже перечисленных тематик, генеральные директора заинтересованы в сотрудниках, которые развиваются в управлении проектами, финансовом менеджменте и в сфере мотивации персонала. «В вопросе выбора тем обучения при спаде в экономике обостряется традиционный конфликт нанимателя и сотрудника. Я понимаю, почему первым лицам нужны люди с компетенциями в управлении проектами (их открытии и закрытии), с навыками хорошего финансового менеджмента и управления командой. Но и топ-менеджеров стоит понять: они учатся для себя и хотят несколько других навыков. Для бизнес-образования этот усилившийся разрыв в потребностях двух аудиторий — дополнительный стимул», — рассуждает директор Уральской школы тренинга Ольга Катаева.

Свидетельством такого разрыва может стать рейтинг тематик, на которых руководители обучались за свой счет, — в лидерах окажутся программы личностного роста и MBA.

Золотая середина золотого стандарта

В сегменте программ MBA, кроме понятной проблемы дороговизны, есть другой актуальный вопрос — вопрос сохранения статуса программы. Проблемы здесь начались еще до нынешнего спада в экономике. С 2012 года в связи с прекращением государственного регулирования бизнес-школы перестали быть обязаны соблюдать казенные стандарты для программ типа MBA и потеряли право выдавать по итогам диплом MBA государственного образца. Конечно, это привело к появлению различных программ-суррогатов и дискуссии о том, что же такое MBA. Обратной стороной отмены стандартов стала очень правильная для нынешней ситуации возможность дополнять и менять программу, чтобы делать ее более востребованной и мобильной. А кроме того, разрабатывать программы, на которых выпускник получает два диплома — магистра и МВА. То есть с одной стороны, раздвинуты границы для изменений под потребности рынка, с другой — в поиске формулы «продаваемого MBA» нельзя скатываться в профанацию.

— Не стоит путать МВА с тренингами и короткими курсами повышения квалификации. Программа МВА не должна претерпевать резких сокращений (оптимальны 15 — 20 месяцев обучения) и если предполагает, например, онлайн-формат, то переходить к нему стоит очень аккуратно, — напоминает директор по маркетингу и развитию Московской международной высшей школы бизнеса МИРБИС Федор Федоров.

В результате в 2014 году Международная ассоциация по оценке качества и аккредитации организаций в области бизнеса и управления образования (EQUAL) в специальном руководстве закрепила определение МВА. Это универсальная программа с дипломом о высшем образовании, которая должна соответствовать интеллектуальным и академическим стандартам магистратуры. Причем предназначенная для людей, имеющих опыт работы не менее двух-трех лет.

По данным ИГУП УрФУ, спрос на российские программы МВА в целом снизился в 2015 году по разным оценкам на 40 — 70%. При этом у управленцев, работающих или желающих работать в международных компаниях и развивающих свою карьеру, интерес к программам уровня МВА сохранился. На Урале минувший год также принес ожидаемый после предыдущего кризиса рост интереса к учебным программам, которые должны давать преимущество при трудоустройстве. Но к концу года этот стимул исчез. Постепенно аудитория MBA сегментируется все жестче. Первые лица регионального бизнеса, интересующиеся стратегическим управлением, топ-менеджеры крупных местных бизнесов, идущие учиться с прицелом на карьерный рост за пределами своего региона, сотрудники федеральных компании, которые нередко пользуются частичной оплатой обучения со стороны работодателя, потому что оно в русле его корпоративной политики, — все это разные клиенты, им надо давать разный MBA. Традиционного деления на General MBA и Executive МВА уже недостаточно. И основные изменения коснулись тех программ, которые рассчитаны на категорию «наемных карьеристов».

Как отмечает Федор Федоров, например, появились курсы МВА по работе с большими данными (big data), по предпринимательским решениям и рискам. Кроме того, менеджер сегодня сталкивается с большим объемом информации, учитывая кад­ровую ситуацию, иногда это все приходится делать одному сотруднику, что приводит к стрессам. В результате выросла потребность работать над личностными компетенциями. Так, по словам эксперта, в прог­рамме MBA стали появляться курсы вроде «Баланс личных и корпоративных целей».

Еще одним дополнением к MBA стал коучинг. Причем именно карьерный коучинг, задача которого — помочь сориентироваться в построении карьеры и связи с ней приобретаемого обучения. Причем как на страте, так и на протяжении всего обучения, а оно длится полтора-два года, за которые многое может случиться.

— Стоит сравнить мой случай и случай моего коллеги: мы начали учиться на MBA одновременно чуть более года назад, — вспоминает бывший директор по развитию торгово-производственной компании «ДАР» Дмитрий Куликов (Челябинск — Москва). — У обоих довольно резко изменились планы. И если мой коллега в связи с переездом сменил компанию и бросил обучение, то я, хотя тоже переезжал, сохранил накопленный потенциал, так как благодаря работе с коучем понял, как на новом месте решить неоконченные в рамках MBA задачи, что и чем заменить.

Однако одним из самых серьезных трендов стала, конечно, мобильность графиков и программ обучения. Режимы занятий сжимают до 12 месяцев вместо традиционных 18 — 20 или растягивают до 30, ищут подходящие для работающих руководителей периоды и регулярность учебных модулей.

— Мы, например, учли тот факт, что слушатель все более внимателен к графику занятий и предложили формат обучения «уикенд раз в месяц», который стал интересен менеджерам из регионов и стран СНГ. Осенью 2015 года на МВА в МИРБИС пришло около 300 слушателей и половина из них выбрала этот формат, — рассказывает Федор Федоров.

Когда клиенты учат сами

В конце прошлого года мы указывали на растущую популярность услуг преподавателей-фрилансеров (см. «Как продать удочку в шторм»). В феврале появились свежие цифры, подтверждающие эту тенденцию. Если весной 2014 года, по данным опросов проведенных исследовательской группой проекта HR-mnenie.com среди компаний Екатеринбурга и Челябинска, только в каждой шестой фирме (17%) отмечали, что готовы работать с частниками, летом 2015 года речь шла уже о 40% респондентов. Теперь эта цифра увеличилась до 52%. Вес и значение такого «экспертного обучения» растут. Постепенно увеличивается число сотрудников компаний (продавцов, переговорщиков, специалистов по конкретному продукту или услуге), готовых в качестве приработка учить сотрудников других организаций. И бизнес согласен покупать такие источники знаний. Но развитие этой тенденции создает новую проблему. Довольные клиенты быстро «сманивают» наиболее успешных экспертов на выгодные, но закрытые консалтинговые проекты. Нагрузка не позволяет таким людям больше заниматься обучением.

Однако у экспертного обучения есть форма, которая не страдает от таких рисков: когда внешним обучением берется заниматься не сотрудник внештатно, а целый отдел. Традиционно на Урале такие услуги оказывали рынку некоторые производственные и промышленные предприятия, сейчас эта практика расширяется и на сферу услуг. Свежим примером стал учебный центр ГК USTA. Это не единственный, но очень показательный случай, отражающий новое качество тенденции — ее переход с уровня промышленных гигантов на уровень среднего регионального бизнеса. Причем новинкой здесь является меж­отраслевой характер оказания услуг: компания сферы HoReCa, для которой бизнес-образование вовсе не является способом заработка, берется учить сервису самые разные бизнесы. Рассказывает директор по персоналу ГК USTA Оксана Ласкина:

— Полностью сформированный учебный центр существует у нас три года. За это время мы реализовали множество проектов внутри компании, понимаем, как и какие технологии работают. Мы обучили наших тренинг-менеджеров в Международной школе бизнес-тренеров. Теперь центр перешел на новый программный продукт, изменил технологию работы, чтобы «облегчить» стандарты, и в итоге компания увидела экономический эффект. Поэтому в конце 2015 года мы решили вывести этот экспертный опыт на внешний рынок и учить другие бизнесы.

Обобщая перспективы и проблемы нового сезона на рынке бизнес-образования, эксперты рынка отметили еще одну проблему — относительно низкую дисциплину и мотивацию к обучению у основной массы руководителей.

— Активная работа участников рынка бизнес-образования за последние годы создала столько возможностей для обучения, сколько рынок сейчас не востребует. Наши потенциальные клиенты привыкли, что им очень многое дают и мало с них спрашивают. Низкая дисциплина клиента и относительная доступность обучения приводят к тому, что многие «бизнес-студенты» забыли — чтобы что-то получить от обучения, нужно серьезно вложиться. Особенно сейчас тот самый коммерчески ценный результат обучения, про который все говорят, дается совместным трудом провайдера, преподавателя и клиента, а не подносится за деньги готовым на блюдечке, — подчеркивает Ольга Катаева.

При такой постановке вопроса остается понять, хватит ли у кого-то из игроков рынка духу в нынешней сложной обстановке воспитывать клиентов, или мы вскоре все-таки увидим борьбу ценников и громких названий учебных программ.

Дополнительные материалы:


Готовы и способны меняться

Любые программы — длинные, короткие — должны адаптироваться к новой ситуации. Это нормально для образования в принципе. Тем более это важно для программ бизнес-образования. Логика проста: как могут учить бизнесу люди, которые сами не хотят и не способны ничего менять, — утверждает руководитель программ МВА ИБДА РАНХиГС Вероника Коцоева

— Изменения программы по содержанию, как с точки зрения набора курсов, так и с точки зрения их наполняемости — естественный процесс. Во-первых, появляются новые технологии в управлении, маркетинге, меняется ситуация на рынке. Например, если еще лет пять назад электронный маркетинг интересовал единицы, и многие говорили о его весьма ограниченных возможностях, то сейчас это очень востребованное направление во всех отраслях.

Во-вторых, то, что работает на волне экономического подъема, часто оказывается бесполезным в кризис. Наша программа строится на идеях нашего научного консультанта, автора теории жизненного цикла организации Ицхака Адизеса — на разных этапах жизненного цикла организации и экономического цикла эффективными оказываются разные управленческие технологии. И важно не просто знать, какие инструменты управления существуют, но и понимать, когда их применять.

Однако при изменении содержания программы важно сохранить ее целостность, логику и полноту, чтобы она не превратилась в мозаику разрозненных узконаправленных курсов и тренингов. В последнее время в мире наметилась тенденция повышенного интереса к специализированной МВА. У нас на программе МВА пять специализаций, фактически закрывающих основной функционал современного предприятия: управление персоналом, экономика и финансы, предпринимательство и управление компанией, маркетинг и управление продажами, операционный менеджмент.

Что касается форматов, то тут тоже надо ориентироваться на клиентов. Для успешного освоения программы необходимо, чтобы наши слушатели, а это состоявшиеся управленцы, могли комфортно «вписать» обучение в свой весьма плотный рабочий и жизненный график. Мы нашли три формата, которые пользуются популярностью у разных категорий слушателей в зависимости от места проживания, рабочего ритма и командировок, специфики восприятия информации: вечерний, модульный (двухнедельный) и weekend (пятница, суббота, воскресенье или только выходные один-два раза в месяц). 

Комментарии

Материалы по теме

Пять лет — не срок

Руки растут от головы

Постный день

Рациональное мышление — на свалку

Инвестируем в умы

 

comments powered by Disqus