Техническое разоружение

Инжиниринг

Инжиниринг

Что происходит, когда новое промышленное оборудование попадает в руки неграмотного технологического персонала

Хочу рассказать об опыте, который мы получили в последние пять лет, поставляя системы автоматизации (АСУ), преобразователи частоты (ПЧ) и прочее электрооборудование, а также плотно общаясь с эксплуатантами этого электрооборудования в процессе сопровождения проектов. Перво-наперво постулирую: практически все электро­оборудование, которым сейчас оснащаются современные буровые установки, шахты и металлургические предприятия, очень надежно и достаточно высокого качества. Но это оборудование требует высокой технической квалификации электротехнического персонала — и с этим у нас проблемы.

Воинствующее невежество

Чудом оставшиеся на производствах грамотные специалисты — зачастую единственные островки здравого смысла. С одной стороны, давно произошел отток квалифицированного персонала «старой гвардии» — в связи с возрастными показателями, снижением окладов и по другим причинам. Кроме того, на большинстве предприятий идет систематическое снижение общего рейтинга инженеров, скрывающееся за модным словом «оптимизация». Частенько в ходе такой оптимизации специалистов обвешивают нехарактерными должностными обязанностями. Скажем, в буровых компаниях инженеры-электрики все чаще превращаются в помбуров: их используют на всяческих подсобных работах, они занимаются чем угодно, но не прямыми обязанностями. Конкретный пример из практики буровых компаний: двигатель задвижки залило, буровая установка стоит, а инженеру некогда — он доски для трапа сколачивает.

С другой стороны, разрушение методики образования в высшей школе привело к тому, что на рынок труда выплеснулось огромное количество недоучек с купленными дипломами. Беда еще и в том, что такие «инженеры» иногда достигают высоких постов. Эти люди начинают руководить проектами, ни разу не побывав на производстве и абсолютно не представляя, чем они пытаются управлять. Они являются олицетворением того воинствующего невежества, с которым нам и подобным нашей организациям вот уже 10 — 15 лет приходится постоянно сталкиваться и вести борьбу.

У заказчиков все чаще нет четкой программы приемосдаточных испытаний проектов. Приемка идет по принципу «Начнем работать — там видно будет». Нередко мы сдаем оборудование «в поле» и «ветру»: мол, мы закончили, там все работает, держите ключик. Эксплуатационный персонал появляется только в самом конце пусконаладочных работ. А ведь прежние методики работы по эксплуатации оборудования, например, в металлургии и в капитальном строительстве, нарабатывалась годами. Более того, в большинстве компаний сейчас начисто отсутствует техника безопасности при проведении пусконаладочных и строительных работ: ни нарядов, ни распоряжений, ни журналов прокруток и подачи напряжения. Все исключительно на словах.

Эксплуатационный персонал, который работает с высокотехнологичным оборудованием, не имеет никакой оснастки для его обслуживания. Снова пример буровой компании: изоляционная лента и плоскогубцы — вот все вооружение. И с этими инструментами инженер идет к поставленному нами преобразователю частоты, в котором без компьютера не разобраться.

Разумеется, аварии постоянны. Но при разборах нижестоящий по рангу инженер всегда имеет мнение, совпадающее с мнением начальника, даже если тот неспециалист и говорит абсолютно бестолковые вещи. Боязнь потерять работу заставляет людей врать и изворачиваться при расследованиях, чтобы снять с себя ответственность. Участились случаи сокрытия улик, причин аварий. В результате добраться до истины порой практически невозможно.

Персонал компаний-заказчиков в целом не заинтересован в ликвидации возникающих неисправностей, особенно в течение гарантийного периода. Мол, раз на гарантии — вот сами все и исправляйте, а мы тут из-за вас объяснительные вынуждены писать. И все издержки пытаются вешать на нас. А простой, например, буровой установки — это 1,5 млн рублей в день.

Лечение изолентой

Мы проанализировали основные причины выхода из строя оборудования. Первая — человеческий фактор. По сути, это просто отсутствие четкого понимания, с чем работники имеют дело. Такие случаи составляют до 95% от всех возникающих неисправностей. Вот самые частые проявления:

— самопроизвольная перекоммутация и, как следствие, короткое замыкание. Здесь все просто: например, подать напряжение 220 В в цепь 24 В и выжечь сетевой кабель или включить обычный бытовой чайник в розетку на 2 А;

— абсолютное игнорирование обязательных регламентных работ (техобслуживание кондиционеров, чистка фильтров и проч.);

— игнорирование предупреждений от системы, самопроизвольное отключение защит, введение блокировок (в автоматизированных системах, преобразователях частоты, трансформаторах и т.д.), изменение установок датчиков (например, температур в системе поддержания микроклимата комплектного тиристорного устройства). Мотивация: «чего оно там пищит/мигает — надоело уже»;

— грубое нарушение условий эксплуатации и инструкций производителя. Пример: 60 — 70% выходов из строя IGBT-модулей причиной имеют неправильную проверку изоляции преобразователя частоты;

— неспособность грамотно произвести замену вышедших из строя узлов при помощи ЗИП-комплекта (запасные части, инструмент, оборудование), а то и просто сварные работы над кабелем или вблизи электрооборудования. Результат — пожар.

Второй комплекс причин — технологический. Иногда для поддержания производственной технологии приходится умышленно превышать допустимые параметры эксплуатации оборудования. Создатели оборудования это сознают и учитывают. Если превышения разовые — это не страшно. Но у нас персонал забывает вернуться в нормальный режим эксплуатации оборудования. И через некоторое время все выходит из строя или эксплуатационные характеристики падают. Такие причины актуальны для 3 — 5% случаев.

С третьей причиной, некачественной поставкой, связано только 2 — 3% возникающих проблем.

Такую же структуру имеют основные претензии к поставщикам и инжиниринговым компаниям.

Краткосрочное решение

К сожалению, мы не в силах ничего изменить и можем только пробовать найти решение возникающих проблем. Поэтому предлагаем учитывать при поставке электрооборудования следующее.

Первое — комплектовать проекты наиболее полным ЗИП, в том числе силовыми элементами. Особенно это актуально для труднодоступных мест эксплуатации, а это большинство буровых. Да, это недешево, а у нас все бьются за снижение стоимости тендера. Но проект надо сопровождать: простой обойдется еще дороже — пока еще нужное оборудование из Европы к вам придет.

Второе: в обязательном порядке внедрять в реализуемые проекты систему удаленного сбора информации — своеобразный «черный ящик» для электрооборудования. Средства автоматизации позволяют применять такие решения. Наша компания имеет в этом богатый опыт: например, при работе с Газпромнефтью и оборудованием Уралмаша, на Северском трубном заводе. Во-первых, такой блок выступает в роли «свидетеля» во всех спорных ситуациях: мы все можем узнать про работу электрооборудования, значит, почти всегда найдем виновного. Во-вторых, можно отслеживать работу оборудования удаленно, более того, решать почти все возникающие вопросы в режиме онлайн.

Третье — электротехнический персонал всех возможных вахт и смен обязан пройти курсы по эксплуатации примененного в проекте электрооборудования до начала эксплуатации. Причем это должно быть обучение в специализированных центрах.

Четвертое — оснастка: все необходимые инструменты и приспособления должны быть у технологического персонала до начала эксплуатации. Как за этим проследить? Возможно, включать в контракт на поставку или обязать потребителей приобретать инструменты у поставщиков за отдельные деньги. Но это необходимо закладывать в общую стоимость проекта.

Наконец, пятое — обязательно включать в стоимость оборудования стоимость сопровождения работы ПЧ, АСУ, прочего подобного оборудования специализированной организацией от поставщика на весь гарантийный срок.

Я считаю, что наша компания работает на переднем крае индустриализации Урала — это с одной стороны. С другой — мы являемся потребителями продукта уральского высшего образования, особенно часто мы сталкиваемся с молодыми специалистами-выпускниками электротехнических факультетов. И я могу твердо сказать: этот продукт стал очень низкого качества. Он совершенно не соответствует текущему моменту развития электротехнической промышленности, а порой и просто здравому смыслу. В ближайшие два-три года мы столкнемся с сумасшедшей проблемой отсутствия подготовленных кадров для реализации даже простейших проектов в электротехнической промышленности. И основная причина этого — отсутствие прикладных технических вузов или совмещение технических вузов с гуманитарными в угоду неким амбициям, концепциям или просто по недопониманию ситуации в целом.

Может, пора честно задуматься, а с кем мы на индустриальном Урале пойдем в будущее? При неправильном обращении не важно, какое оборудование устанавливать — французское, немецкое, финское, китайское или российское — горит оно одинаково.    

«Энергоресурс-инжиниринг» (Екатеринбург) специализируется на установке и обслуживании электроприводов и средств автоматизации для буровых, металлургического, металлообрабатывающего и горношахтного оборудования. Сотрудничает, с одной стороны, с ведущими мировыми производителями промышленного оборудования (ABB, Schneider Electric, Siemens, Rockwell Automation), с другой — с системообразующими для Большого Урала компаниями (Роснефтью, Сургутнефтегазом, Трубной металлургической компанией, ВСМПО-Ависмой).

               
Автор: Игорь Карташов, директор компании «Энергоресурс-инжиниринг» (по материалам выступления на дискуссионной площадке «Интеграция европейского бизнеса в модернизацию Урала», организованной  Ассоциацией европейского бизнеса в рамках ежегодной конференции «Точки роста экономики Большого Урала», проведенной «Эксперт-Уралом» в 2014 году в Екатеринбурге).«Энергоресурс-инжиниринг» (Екатеринбург) специализируется на установке и обслуживании электроприводов и средств автоматизации для буровых, металлургического, металлообрабатывающего и горношахтного оборудования. Сотрудничает, с одной стороны, с ведущими мировыми производителями промышленного оборудования (ABB, Schneider Electric, Siemens, Rockwell Automation), с другой — с системо­образующими для Большого Урала компаниями (Роснефтью, Сургутнефтегазом, Трубной металлургической компанией, ВСМПО-Ависмой).  

Комментарии
 

comments powered by Disqus