Свое иметь надо

Свое иметь надо

Внешнеэкономические санкции пока не ухудшают текущего положения российских предприятий ВПК и вряд ли повлияют на выполнение гособоронзаказа. Но они создают риски для их экспортных контрактов и могут замедлить процесс модернизации комплекса в целом

Военно-промышленный комплекс РФ оказался под шквальным огнем внешне­экономических санкций. Поводом стал конфликт на юго-востоке Украины, в причастности к которому обвиняют Россию. За последние полгода США и ЕС ввели серию запретительных мер в отношении российских оборонных предприятий, последние вступили в силу 12 сентября. Европейским компаниям запрещено экспортировать в Россию вооружение, военную технику, продукцию и технологии двойного назначения, равно как и закупать у нас аналогичный товар. США приостановили выдачу лицензий российским компаниям на экспорт товаров и услуг оборонного назначения. Действуют и адресные санкции, в том числе в отношении предприятий, расположенных на территории Большого Урала — корпораций «Уралвагонзавод», «Калашников», Машиностроительного завода им. Калинина. К ЕС и США подключились союзники. Эмбарго объявила и сама Украина.

В ответ на санкции глава концерна ПВО «Алмаз-Антей» Ян Новиков еще в июле заявил, что они вызывают одновременно чувство гордости за концерн в связи с такой оценкой его значимости для страны и чувство сожаления за лицемерное решение ЕС.

Но какими бы политизированными внешнеэкономические санкции ни были, они обостряют внутренние проблемы российского ВПК, вновь ставя ребром вопрос импортозамещения. По неофициальным данным, на программу тотального импортозамещения в оборонке правительство РФ намерено затратить около 1 млрд долларов. Снимут ли они возникшие риски?

Несмертельная незалежность

Первая проблема, с которой столкнулись оборонщики — замещение конечной продукции, узлов и деталей, которые закупались в Украине.

Россия глубоко связана с бывшей братской страной в сфере оборонной промышленности, ВПК обеих стран — части единого советского комплекса. По оценкам директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, в списке поставляемых ранее украинских комплектующих для российских систем вооружений может быть от 3 до 4 тыс. позиций, это несколько сотен миллионов долларов ежегодно. Как отмечает в своем исследовании британский Королевский институт объединенных служб, из Украины приходит только 4,4% российского военного импорта, но некоторые виды продукции имеют жизненно важное значение для российской оборонки. Так, Украина закрывала 60% потребностей ОПК в редукторах для установки на боевых кораблях, а расположенный в Запорожье завод «Мотор Сич» производил двигатели для разных типов российских самолетов и вертолетов.

Запрет всякой кооперации с РФ в сфере ОПК, наложенный президентом Украины Петром Порошенко в июле, неожиданностью не стал. Еще весной Минпромторг РФ начал фиксировать массовые задержки поставок комплектующих, к июню отмечено более 20 фактов срыва поставок.

Поначалу в кругах уральских оборонщиков это вызвало немало беспокойства. Но сегодня они заверяют, что выполнить гос­оборонзаказ и госпрограмму вооружения до 2020 года украинское эмбарго не помешает.

Во-первых, еще в начале 2014 года стало понятно, что задержек с поставками со стороны Украины не избежать, и многие заводы закупались впрок. «Директора предприятий — люди опытные, все украинские поставки получили еще в начале года, создав необходимый запас. А новые контракты будут заключаться уже с учетом изменившейся ситуации», — говорит гендиректор Союза оборонных предприятий Свердловской области Владимир Щелоков.

Во-вторых, как утверждают на заводах, незаменимых узлов и агрегатов нет: аналогичные детали можно заказать внутри страны. Так, Уралэлектромаш объявил о готовности поставить на Уралвагонзавод более 300 стартер-генераторов взамен украинских. По словам технического директора одного из уральских предприятий ВПК, в последние несколько месяцев к ним буквально посыпались предложения от потенциальных комплектаторов. Причем если сначала среди поставщиков рассматривались предприятия из близлежащих регионов, с которыми по тем или иным направлениям уже была налажена кооперация, то затем активизировались поставщики со всей России.

Однако внедрение новых комплектующих — дело не одного месяца. «Как только при производстве военной техники меняется технология или компоненты, материалы, мы обязаны провести полный цикл испытаний для подтверждения качества. Это минимум полгода», — пояснили на заводе, выпускающем конечную военную продукцию. Главное, чтобы созданного запаса украинских запчастей хватило на время испытаний.

По оценкам Минпромторга РФ, принятая недавно программа импортозамещения в ОПК предусматривает, что закупка отдельных компонентов и агрегатов на Украине будет замещена за год-два, а таких ответственных систем, как газотурбинные двигательные установки для кораблей флота и вертолетные двигатели, — в течение двух-трех лет.

Уральские заводы и сами готовятся замещать украинские комплектующие. «Предприятия ОПК Удмуртии включены в разработанный на федеральном уровне список производителей компонентов, которые будут выпускать продукцию, ранее поставлявшуюся с Украины, — заявил в конце августа и.о. министра промышленности и энергетики республики Олег Радионов. — Полностью расписана “дорожная карта” по каждому изделию, поставлявшемуся ранее из Украины, — на каком предприятии, в какие сроки будет налажено производство».

По мнению генерального директора екатеринбургского НПО Автоматики Леонида Шалимова, к реализации программ импортозамещения необходимо также привлекать малый бизнес. По его словам, там даже не нужно времени, чтобы наладить выпуск некоторых видов электронной продукции: «На этих предприятиях удивляются, что какие-то комплектующие закупались на Украине — это же разработки 30 — 40-летней давности».

В Минпромторге РФ отметили, что большая часть мероприятий по импортозамещению будет реализована за счет собственных средств предприятий, но по ряду позиций они получат господдержку. «В этом случае нам придется, видимо, немножко сдвигать гособоронзаказ вправо, как говорят финансисты, но незначительно, — заявил президент РФ Владимир Путин. — Это не потребует пересмотра гособоронзаказа. Но определенные средства и там будут высвобождены, и у нас есть средства в резервах правительства. Их будет достаточно».

Подрывная электроника

В ГК «Ростех» (под ее управлением свыше 40 предприятий Большого Урала) утверждают, что санкции США и ЕС не окажут влияния на производство продукции в рамках гособоронзаказа, так как здесь не используются европейские комплектующие. Но санкции окажут влияние на европейские предприятия оборонно-промышленного комплекса, продукция которых используется в военных изделиях, поставляемых «Рособоронэкспортом» на рынки третьих стран.

Владимир Щелоков подтвердил, что для свердловских предприятий, входящих в ОПК «Оборонпром» и концерн ПВО «Алмаз-Антей» (подпали под адресные санкции ЕС и США), объявленные санкции некритичны. Ресурсов, а также уровня и масштаба внутренней кооперации в этих структурах достаточно для нивелирования последствий: «Это мощные интегрированные структуры, которые способны решать вопросы импортозамещения и противостоять негативным воздействиям. “Железо” свердловские предприятия ОПК нигде не заказывают, сложности могут возникнуть лишь по радиоэлектронным компонентам в комплексе машин».

Электронные компоненты, приборы, закупавшиеся в западных странах и у их союзников, — вот что сильно беспокоит уральских оборонщиков. «Наиболее прорывные изделия — западного происхождения. В России есть отличные разработки, но они не доведены до серийного производства», — поясняют на челябинском радиозаводе «Полет». Процесс их замещения может занять более трех лет, признают и на оборонных предприятиях, и в профильных министерствах.

Возникают серьезные сложности для реализации военно-технического сотрудничества России с другими странами: ряд «инозаказчиков» требуют установки на технику российского производства западных элементов.

По оценкам эксперта Центра анализа стратегий и технологий Максима Шеповаленко, европейские комплектующие используются в частности в ряде изделий российских производителей спецтехники (на Урале это Уралвагонзавод и Курганмашзавод). Речь идет главным образом о микроболометрических матрицах для тепловизионных прицелов на бронетанковой технике и вертолетах. По его данным, профильные российские предприятия (ОАО «ЦНИИ “Циклон”», ОАО «Ангстрем», Институт физики полупроводников им. А.В. Ржанова СО РАН) уже активизировали разработку и производство тепловизионных модулей и приборов на основе неохлаждаемых мик­роболометрических матриц.

Не дожидаясь появления российских серийных образцов, оборонщики уже начали активно искать потенциальных поставщиков электроники в Индии, Китае, Индонезии, Юго-Восточной Азии, Таиланде. В частности, тепловизоры для спецтехники может поставить китайское предприятие-«дочка» Уральского оптико-механического завода. «В следующие 2 — 2,5 года, пока российская промышленность не освоит выпуск электронно-компонентной базы необходимых номиналов категорий space и military, планируются закупки такой продукции в Китае на несколько миллиардов долларов», — сообщает газета «Известия» со ссылкой на источник в Роскосмосе.

Кроме того, по мнению Максима Шеповаленко, для производителей специзделий выходом может стать поставка техники на экспорт без ряда необходимых подсистем — элементная база будет установлена после того, как заказчик закупит ее напрямую у европейских производителей. Наконец, не исключен возврат к практике внешнеторговых операций советского времени, когда в обход действующих запретов КОКОМ закупались необходимые технологии и материалы.

Станочек, мой станочек

Отсутствие электронно-компонентной базы усугубляет еще одну проблему российского ВПК — недостаток современных станков для производства техники и вооружений. Нельзя забывать, что под технологиями двойного назначения подразумеваются не только и не столько комплектующие и отдельные узлы и агрегаты, сколько оборудование, в том числе станки, отличающиеся высокой точностью, множеством осей обработки деталей и т.д.

В СССР была мощная станкостроительная промышленность. Страна уже тогда выпускала на собственной элементной базе высокоточные станки с числовым программным управлением. Однако сейчас ее практически не осталось, поэтому в рамках модернизации ВПК оборонные предприятия закупают современные станки за рубежом. Как заявил вице-премьер Дмитрий Рогозин, менее 5% станочного парка в отечественной промышленности произведено в России.

Машиностроители отмечают, что западные санкции направлены в первую очередь на то, чтобы замедлить процесс техперевооружения и модернизации российских предприятий ВПК. Смысл их сводится к тому, чтобы ограничить возможности предприятий ВПК для обновления мощностей, в том числе станочного парка, полагает генеральный директор Уральской машкорпорации «Пумори» Александр Баландин:

— Особый порядок получения лицензий на технологии двойного назначения в станкостроении существовал и раньше. Но для предприятий, связанных с ВС, он нес скорее ограничительный, нежели запретительный характер. Лишь для предприятий, связанных с ядерным вооружением и оружием массового поражения, такие разрешения не выдавались никогда. С момента введения санкций ЕС запрет распространяется на все предприятия, так или иначе связанные с оборонной отраслью. Как они будут выходить из ситуации, учитывая, что новые технологии им необходимы для техперевооружения и модернизации не только производства военной, но и гражданской продукции, большой вопрос.

Уже звучали предложения купить аналогичные европейским технологии в Тайване, Китае или Южной Корее. Это, как отмечают станкостроители, дилетантизм: та же Южная Корея производит станки двойного назначения по генеральным лицензиям, и без согласия собственника технологии российским предприятиям, подпавшим под санкции, продать не сможет.

Первые сообщения об отказе европейских производителей поставлять станки для военных предприятий уже появились.

Как верно подметил глава Экспертного совета комитета РСПП по промышленной политике Моисей Фурщик, новые санкции не содержат непосредственной угрозы банкротства какой-либо из российских компаний реального сектора. Но объявленные меры серьезно ухудшают перспективы их долгосрочного развития. Фактически компаниям отрезается доступ к большому числу новых технологий, которые невозможно восполнить ни сотрудничеством с Китаем, ни путем быстрой организации импортозамещения.

Дополнительные материалы:

Станет сложнее

Западные санкции могут замедлить техническое развитие предприятий ОПК, полагает президент Ассоциации предприятий оборонно-промышленного комплекса Рустам Мухаметшин

— С какими последствия нестабильности в Украине столкнулись предприятия ОПК в Челябинской области? Отразилось ли обострение внешнеполитической обстановки на поставках комплектующих, планах реализации инвестпроектов?

— У ряда предприятий возникли проблемы с поставкой комплектации из Украины, но в течение лета были найдены альтернативные отечественные поставщики, часть позиций стали производить самостоятельно. Этот процесс прошел относительно безболезненно, поскольку ничего уникального украинские поставщики для предприятий ОПК Челябинской области не производили. Есть незначительный объем приостановленных или аннулированных контрактов с украинскими потребителями. На инвестиционных проектах события не сказались.

— Затрагивают ли западные санкции южноуральских оборонщиков? Какие задачи стоят перед ними в свете последних заявлений о необходимости возврата к полному импортозамещению?

— Кооперационные связи у предприятий ОПК Челябинской области уже давно сложились и обусловлены специализацией предприятий. Большинство из них слабо зависят от поставки импортных комплектующих. Исключение составляют электрорадиоизделия, производимые странами, входящими в блок НАТО, этих позиций санкции пока не касаются. Если это произойдет, то предприятия задействуют альтернативных поставщиков из Юго-Восточной Азии. Разумеется, это будет сопряжено с определенными сложностями, изменением конструкторской и технологической документации, проведением испытаний и т.д.

С оборудованием ситуация сложнее, и санкции замедлят техническое развитие предприятий. В частности, станкостроение в России находится в неудовлетворительном состоянии (по разным причинам, в том числе из-за низкого спроса на отечественные станки), мы покрываем что-то около 10% потребности предприятий. В основном предприятия ОПК приобретали европейские, японские, корейские станки. Ограничения по поставке прецизионных станков были и до событий на Украине, но сейчас станет сложнее. Хотя не может не радовать, что организуются производства металлообрабатывающих станков в России. Подобный пример есть и у нас в области: приборостроительный завод из Трехгорного реализовал инвестиционный проект по производству станков с ЧПУ.

— Какие меры экономического регулирования или политические решения должны быть приняты на федеральном и региональном уровнях, чтобы, несмотря на внешние ограничения, получить положительный эффект?

— Нужны федеральная целевая программа по импортозамещению, реестр импортозамещающих товаров и комплектующих, льготы по налогу на прибыль при осуществлении программ техперевооружения предприятий. В связи с санкциями необходимо субсидировать расходы предприятий на работы по импортозамещению.

Как вводили ограничительные меры в отношении ВПК России
5 — 29 марта
Канада, Великобритания, Латвия, Германия, Франция, Швейцария (в хронологическом порядке) приостановили военное сотрудничество с Россией, в том числе остановили поставки в Россию предметов военного назначения.
США приостановили выдачу лицензий на экспорт товаров и услуг оборонного назначения в Россию, в том числе лазеров, оптических прицелов, спецавтомобилей, патронов для помповых ружей.
Украина заморозила поставки оружия и военной техники в Россию.
9 апреля — 28 мая  
Швеция, Нидерланды, Норвегия приостановили военное сотрудничество с Россией.
16 — 31 июля
Петр Порошенко запретил Украине всякое сотрудничество с РФ в военной отрасли.
США запретили американцам вести какие-либо дела и совершать сделки с восемью крупнейшими оборонными предприятиями России, в том числе с корпорацией «Уралвагонзавод» и концерном «Калашников».
Великобритания приостановила действие всех лицензий на поставки оружия, компонентов вооружений и продукции двойного назначения в Россию.
Канада наложила запрет на сделки с концернами «Калашников» и «Алмаз-Антей».
ЕС ввел эмбарго на импорт и экспорт оружия и подобного материала из/в Россию, запрет экспорта из ЕС товаров двойного назначения и технологий для военного использования в Россию или для российских конечных военных пользователей. Меры применяются к новым контрактам.
6 — 13 августа
Израиль запретил поставки военных технологий и беспилотников в Россию.
Норвегия присоединилась к санкциям ЕС. Швейцария приняла их к сведению и расширила список наименований товаров военного назначения, поставки которых запрещены в Россию.
12 сентября
ЕС запретил долговое финансирование ряду корпораций, в том числе УВЗ, в том числе через торговлю их облигациями и акциями со сроком погашения, превышающим 30 дней. Также запрет на экспорт из ЕС товаров двойного назначения и технологии для военных нужд в России усилен перечнем из девяти оборонных предприятий смешанного типа, в том числе концерна «Калашников».
США запретили все транзакции, предоставление финансирования, а также прочие операции с новым долгом сроком более 30 дней в отношении ГК «Ростех» и ее «дочек». Также блокируются активы на территории США пяти предприятий оборонного сектора, среди которых Машиностроительный завод им. М.И. Калинина. Во всех случаях также запрещена деятельность, направленная на обход или избегание этих ограничений.
Комментарии

Материалы по теме

В Зауралье уничтожили все химическое оружие

Китай намерен заместить уфимские авиадвигатели

В ожидании паритета

С гранатой на танк

Ракетами по стереотипам

Вместе весело стрелять

 

comments powered by Disqus