Загнать в овердрафт

Загнать в овердрафт

Налог на прибыль восстанавливает звание системообразующего в региональных бюджетах. Но чтобы сдержать нарастание государственного и муниципального долга, этого недостаточно

Первая половина 2014 года для экономики страны в целом и Урало-Западносибирского региона в частности прошла неплохо. Так, по России индекс промышленного производства составил 101,5%, а по нашему региону прирост и вовсе перевалил за 2%. Конечно, это почти неощутимо, если рассматривать значения в отрыве от контекста. Но важно, что результаты, во-первых, выше официальных правительственных прогнозов макроразвития, сделанных в середине весны; во-вторых — выше общественных ожиданий, которые все лето угнетались обостряющейся геополитической обстановкой и постоянными препирательствами вокруг экономических санкций. И, кстати, по Уралу и Западной Сибири этот результат заметно выше уровня первого полугодия 2013 года — в тот период промышленный рост региона не зафиксирован.

 

Еще важнее, что нынешние 2% сопровож­даются улучшением совокупного сальдированного финансового результата. То есть экономика стала больше зарабатывать: в среднем по Уралу (здесь ни Тюменскую область, ни Югру с Ямалом не считаем, у них слишком сильная нефтегазовая специфика) за январь — июнь 2014 года в полтора раза больше, чем за январь — июнь 2013-го.

Региональный расклад, разумеется, неоднороден. Выше и ровнее всех давно держится Тюменская область (о причинах ее превосходства читай здесь), уже почти год продолжается взлет Пермского края (об этом — здесь). Налаживаются дела в Оренбургской области: спад в 3,5% в прошлом году сменился ростом в 2,4% в текущем — это еще не равноценное восстановление, но динамика повернулась в лучшую сторону. Чуть подросла Челябинская, и, что важно, — в доходах: заработки региона этого года в два с лишним раза превышают сальдированный финрезультат первого полугодия прошлого.

Хуже всего траектория в Свердловской области: здесь никак не могут прекратить начавшийся еще прошлой осенью промышленный спад, за январь — июнь 2014-го отставание от результатов первого полугодия-2013 составило 4,5%. Сдает и прежде хваленая розница: минус 1,7% к уровню шести месяцев прошлого года (о системном торможении ритейла мы уже писали — здесь). Раз так, то и заработки соответствующие: за полугодие 2013 года сальдированный финансовый результат крупных и средних предприятий Свердловской области составил 38,5 млрд рублей, а в за тот же период текущего года — лишь 23,5 миллиарда.

Доходы

Сравнительно успешная ситуация с объемами и прибыльностью производства на Большом Урале благоприятно сказалась на бюджетной ситуации по итогам первого полугодия: почти по всем территориям совокупные доходы консолидированных бюджетов превысили прошлогодний уровень. Особенно хорошо прирост удался тем, чей специалитет — углеводороды. По данным Российского казначейства, поступления в бюджет Тюменской области увеличились едва ли не в полтора раза, в Оренбуржье — почти на четверть. Хуже всех дела обстоят в Свердловской области — минус 3,6% к уровню 2013 года: это единственный случай падения бюджетных доходов в нашем регионе. К отстающим территориям отнесем и Курганскую область — объем доходов ровно на прошлогоднем уровне.

 

Самая заметная и динамичная составляющая прироста доходов — изменения поступлений налога на прибыль. Вспомним, что в докризисные времена сырьевого экономического роста именно этот налог являлся основой доходной части субъектов бюджетов, но с финансовым провалом конца 2008 года — начала 2009-го значительно потерял в статусе. Во-первых, просто заметно сдал в объеме. Во-вторых, так как экономический кризис привнес высокую волатильность на мировые сырьевые рынки, прибыль уральских компаний, ориентированных на экспорт, стала менее стабильной, а значит, и налоговые поступления — менее предсказуемыми. Место базиса региональной казны занял налог на доходы физических лиц (НДФЛ). Последние годы (особенно начало 2014-го) постепенно возвращают налогу на прибыль его позицию в региональной казне. Несмотря на то, что экономика в целом почти не растет, крупные и средние компании региона более-менее применились к сложившейся ситуации и как-то зарабатывают.

Региональный расклад роста сборов налога на прибыль симметричен картине с общим ростом доходов: впереди всех неф­тегазовые регионы, так, в Оренбуржье — прирост почти на две трети; Удмуртия и Башкирия в середине, плюс 10 — 20%; а на Среднем Урале — провал на 18%. В результате на Урале доля этого налога в бюджетных доходах первой половины 2014 года составила 21,5%. Это сравнимо со стабильными сборами НДФЛ: доля подоходного налога сегодня — 29,1%.

Отдельно скажем про Тюменскую область. Регион традиционно более зависим от поступлений налога на прибыль и имеет невысокие платежи НДФЛ — несмотря на взрывной рост последних лет, общий уровень индустриализации здесь невысок, а совокупная занятость в промышленности мала. По итогам первой половины 2014 года доля налога на прибыль в доходной части консолидированного бюджета юга Тюменской области составила 67,9%, а объемы сборов выросли по сравнению с первым полугодием-2013 в два раза. При этом доля НДФЛ к июню-2014 — всего 14% (год назад — чуть менее 20%).

Продолжает снижаться значимость акцизов для региональных бюджетов. Напомним, что именно повышением ставок акцизов правительство РФ в большей мере стало восполнять выпадающие сборы налогов в 2009 году (в том числе и падение налога на прибыль). А в 2012 году акцизы оказались спасением для многих перенапряженных региональных бюджетов — государство на тот год увеличило пропорцию распределения топливных акцизов в пользу субъектов. Однако уже с 2013 года эта пропорция снова сжалась в пользу федерального бюджета, а правительство заморозило акцизные ставки. В результате суммарно за первые полгода 2014-го поступления от акцизов в Урало-Западносибирском регионе упали на 12% (хотя непосредственно в падении этого года велика доля технической заминки в перечислении федерацией перераспределяемых топливных акцизов в пользу региональных бюджетов).

Остальные изменения в казенных доходах на Большом Урале носят конкретный характер и не являются следствием глобальных тенденций. Например, в Пермском крае почти на четверть просели сборы акцизов на пиво — весной этого года на пермском заводе-филиале ОАО «САН ИнБев» производство остановлено, а площадка законсервирована. В два раза сократились трансферы из федерального бюджета в бюджет Тюменской области: с 2014 года казна этой территории прекратила получать компенсации за централизованный с 2010 года налог на добычу полезных ископаемых. На 60% вдруг подскочили доходы от использования областного и муниципального имущества в Челябинской области — остается только гадать почему.

Расходы

Расходование бюджетных средств движется в согласии с принятыми бюджетными планами (о них читай здесь) и в 2014 году конъюнктурным колебаниям почти не подвержено. Всего за первую половину текущего года уральскими территориями и Тюменской областью израсходовано 418 млрд рублей из консолидированных субъектовых бюджетов, что в среднем на 5,3% больше, чем траты того же периода 2013 года. Более всего расходную часть по сравнению с прошлым годом нарастили в Курганской области. Менее всего — в Свердловской области (что ожидаемо) и в Башкортостане.

Кстати, несмотря на то, что доходы превысили прошлогодний уровень на 11%, по итогам первого полугодия-2014 во многих территориях нашего региона сложился дефицит средств. Самый значительный — в консолидированном бюджете Свердловской области: 8 млрд рублей. Четырехмиллиардный дефицит присутствует в Удмуртии — эта территория по показателям бюджетной стабильности давно в группе риска федерального масштаба. В Пермском крае дефицит в 4,4 млрд рублей: бюджет по расходам на 2014 год здесь был сверстан с завидным оптимизмом (об этом — здесь). Мощный профицит в Тюменской области — 26,4 миллиарда, причина — уже описанные возросшие нефтяные поступления налога на прибыль.

Если говорить о статьях-тяжеловесах в расходной части, то динамичнее всего наращиваются траты на образование и социальную политику: прирост по 8 — 10% что на среднероссийском, что на региональном уровнях. Это влияние исполнения майских указов президента 2012 года. С одной стороны, никуда от этого не денешься: территории нашего региона всего лишь идут в общероссийском тренде. С другой — удивительно, что наш хваленый индустриальный регион (все территории, за исключением Тюменской области) ощутимо больше среднего по стране тратит на социалку: доля занятых в бюджетном секторе, которым нужно повышать зарплаты, у нас ниже среднероссийской, а доля занятых в промышленности — выше.

По итогам первого полугодия 2014 года учителей больше всего любят в Пермском крае — прирост трат по статье «Образование» на 13,6% к уровню января — июня 2013 года; врачей — в Курганской области и Удмуртии — плюс 14 — 16%; а в Оренбуржье делают ставку на соцзащиту населения — прирост аж 23,7%. Суммарно лидером человеколюбия на Урале и в Западной Сибири не первый год является Свердловская область.

Экономический рост из территорий Урала и Западной Сибири нравится, судя по тратам, разве что Тюменской области — плюс 35% к финансированию направления «Национальная экономика» в сравнении с прошлым годом. Уделили внимание поддержке промышленности и в Пермском крае: здешние более 9% неплохо смотрятся на фоне среднероссийских 1,5%. А вот ни Средний, ни Южный Урал на индустриальную идентичность в бюджетной политике более не огладываются: минус 24,6% в Свердловской области и минус 19,8% у Челябинской. В результате у Свердловской области по итогам января — июня 2014 года сложилась самая низкая в регионе доля этой статьи в структуре расходной части бюджета — всего 10,7% (в среднем что по стране, что по региону доля этих трат — чуть выше 15% ежегодных расходов казны). Региональный лидер по доле Тюменская область — почти 35% суммарных расходов консолидированного бюджета.

Противоборство инвестиционных и социальных трат с постепенной сдачей позиций первыми — давняя история, началась она даже не с майских указов президента, а еще с подготовки к думским выборам 2011 года (см.  здесь). Более свежее веяние в бюджетной политике регионов — рост трат на сектор ЖКХ. Так, по итогам первой половины 2014 года в среднем по стране консолидированные бюджеты субъектов нарастили расходы по этой статье на 6,5% (см. последний обзор сектора —здесь). На Урале прирост финансирования направления оказался еще динамичнее: плюс 11% за шесть месяцев 2014 года к тому же периоду 2013-го. Однако по общему весу в системе казенных затрат в рассматриваемом периоде этот сектор в Урало-Западносибирском регионе почти вдвое проигрывает среднероссийскому — 4,1% против 7,8%. Причем траты на ЖКХ распределились по территориям Большого Урала очень неравномерно. Так, решительно настроены на них в Башкортостане и Свердловской области: плюс 39% и 20% к уровню 2013 года соответственно. А вот Оренбуржье, Удмуртия и Пермский край и без того невысокие коммунальные затраты решили сократить: минус 14,4%, 8% и 7,3% к уровню полугодия 2013-го соответственно.

Еще одно свежее веяние — наращивание госфинансирования культурной сферы: сказывается провозглашенный президентом Год культуры в России. В среднем по регионам страны прирост в 2014 году составил 10,6%. На Урале, как мы помним, президентские указы исполняют особенно добросовестно: в итоге в Удмуртии — рост на треть, в Башкортостане и Свердловской области — на 26%. Однако доля этих трат невелика: около 3,5% как в Урало-Западносибирском регионе, так и в среднем по стране. Занятно в этом свете смот­рится Пермский край. Территория, преж­де славившаяся на всю страну новаторской культурной политикой, стала единственной в регионе, кто в Год культуры траты по бюджетной статье «культура» сокращал — минус 2,3%. Тем не менее прежние наработки еще чувствуются: в Прикамье вес этой статьи в суммарных бюджетных тратах самый ощутимый на Урале — 4,5%.

 

Долги

Самая динамично растущая статья затрат в структуре расходов субъектовых бюджетов в первой половине 2014 года — обслуживание государственного и муниципального долга. В среднем по регионам страны затраты на платежи по взятым бюджетами кредитам возросли на 40%.

В нашем регионе ситуация несколько иная. Уральские губернии (не все, конечно, но абсолютное большинство) до 2013 года в заимствованиях вели себя очень осторожно, будто бы с опаской относясь к долговым инструментам даже в периоды сырьевого роста. Поэтому бюджеты многих долгое время (а у некоторых — до сих пор) по показателям накопленной задолженности были менее обременены, чем в среднем по стране. Но при кредитной осторожности бюджетные дефициты в 2013 — 2014 годах были заложены бо?льшие, чем среднероссийский уровень, и мы не наблюдали никаких тенденций к уменьшению этих дефицитов. Если так, то в «среднесрочной перспективе следствие ожидаемо: кредитоваться все же придется, а значит, учитывая нынешний высокий уровень перехлеста расходов, темп роста долгов здесь может оказаться выше, чем в среднем по стране», — прогнозировали мы в начале года (см. здесь).

Так оно и вышло: прирост средств на обслуживание госдолга по территориям Урало-Западносибирского региона в первой половине 2014 года составил 86%. В Курганской области — рост в 4,7 раза, на Ямале — вчетверо, в Оренбуржье — втрое, в Пермском крае — в 2,7 раза (но здесь объем платежей очень мал), в Свердловской области — в 2,4 раза.

Здесь, конечно, стоит сделать пару смягчающих оговорок. Первая: платежи в 2014 году — это следствие кредитов, набранных ранее, так что наш первоначальный тезис о благоприятной ситуации первой половины текущего года это обстоятельство не развенчивает. В долги Урал и Западная Сибирь влезали во второй половине 2013-го. Круче всех, если считать по скорости погружения, — Свердловская и Курганская области (рост накопленных долгов за полгода в 1,7 — 1,8 раза). По объему привлеченных средств Свердловская область в разы впереди всех — плюс 16,7 млрд рублей задолженности за вторую половину 2013-года. А в первой половине 2014-го серьезно долги наращивал лишь Пермский край — рост аж в четыре раза, но общие объемы здесь все равно очень малы, лишь 2,7 млрд рублей по состоянию на 1 июля 2014 года (данные Минфина РФ).

Вторая оговорка: деньги, что территории Урала и Западной Сибири направляют на обслуживание государственного и муниципального долга в 2014 году, до сих пор сравнительно невелики. Так, в среднем по областям РФ эти траты составляют 1,4 — 1,5% от суммарных расходов консолидированных субъектовых бюджетов. В среднем по нашему региону — 0,8 — 0,9%. Только две территории из числа урало-западносибирских имеют показатели среднероссийского уровня — это Оренбуржье и ЯНАО (остальные — ниже), и мы их за это внутри макрорегиона называем аутсайдерами. Ну и отдельная грустная история — Удмуртия, здесь среднероссийская граница превышена в два с лишним раза.

Тем не менее острота проблемы региональных долгов нарастает с молниеносной скоростью. Так, Свердловская область, если ситуация с прибыльность в промышленности не наладится в ближайшее время, имеет все шансы скоро очутиться в группе риска рядом с Оренбуржьем; да и у Башкортостана с Курганской областью ситуация развивается не в лучшую сторону.

Комментарии

Еще в сюжете «Спасай бюджет — повышай налоги»

Материалы по теме

Это тебе не отпуск

Лучшее — враг хорошего

Арифметика роста

Волны осознания

Налог на вашу голову

Бремя собственности

 

comments powered by Disqus