Магия цифры

Образование

Образование

Вековой юбилей Уральский федеральный университет встретит новыми проектами. Ключевые — запуск новой программы развития, цифровая трансформация, НОЦ и интернационализация

2020 год для системы высшего образования будет особенным по нескольким причинам. Во-первых, президент РФ призвал уделять больше внимания региональным вузам. Следствие — перераспределение контрольных цифр приема в пользу университетов «на местах». «Талантливая молодежь должна учиться дома и оставаться в регионе, развивать науку и экономику на малой родине», — подчеркнула и вице-премьер Татьяна Голикова. Кроме того, существенно вырастут цифры приема в вузы на бюджетной основе. До 2024 года государство потратит на это около 70 млрд рублей.

Во-вторых, сделана ставка на экспорт образования. Будут приняты дополнительные меры, направленные на повышение привлекательности российских вузов, включая создание дополнительных мест, расширение перечня затрат, покрываемых за счет бюджетных ассигнований по квоте для иностранных студентов, облегчение их трудоустройства. Так, Госдума одобрила во втором чтении законопроект, согласно которому иностранцы, обучающиеся в госуниверситетах, смогут устраиваться на работу по обыкновенной студенческой визе, то есть подрабатывать, не оформляя дополнительных документов.

В-третьих, идет цифровизация образования. В прошлом году с помощью конкурса эксперты отобрали первую пятерку учебных заведений, на базе которых будет создаваться модель цифрового университета. Планируется, что в течение ближайших лет эти вузы будут помогать структурировать содержательные элементы цифрового университета.

В-четвертых, вузам предстоит перестраивать программы в сторону большей персонализации и индивидуализации под ключевые запросы, задачи и практику. В условиях цифровых технологий это требует поиска правильных форм сотрудничества между индустриальными и академическими партнерами.

Пятое — формирование в вузах активной экосистемы инноваций и технологий, развитие технологического предпринимательства.

Всем этим трендам соответствует УрФУ. Университет стал лидером сразу двух конкурсов Минобрнауки России и получит гранты на создание модели цифрового университета и работу центров мировой практики в области информатики, математики и современных технологий. Кроме того, на базе УрФУ силами трех субъектов РФ — Свердловской, Челябинской и Курганской областей — формируется межрегиональный научно-образовательный центр (НОЦ) мирового уровня. Путем объединения науки и бизнеса планируется создавать проекты мирового уровня по таким направлениям, как новые материалы, новые производственные технологии, в том числе цифровые, решение задач в области энергетики и экологии. Как будет развиваться университет, который в этом году не только празднует 100-летие и подводит итоги, но и запускает новый цикл проектов и ставит задачи на перспективу, «Э-У» рассказал первый проректор по экономике и стратегическому развитию УрФУ Даниил Сандлер.

Первый проректор по экономике и стратегическому развитию УрФУ Даниил Сандлер: «Перед нами государство и учредитель в лице Миннауки и высшего образования ставят задачу — на своем опыте продемонстрировать, как цифровые университеты должны развиваться и работать, а потом распространить этот опыт на другие вузы»

— Даниил Геннадьевич, НОЦ — невероятно сложный проект. На каком этапе его реализация, когда будут сформированы органы управления?

— Соглашение между тремя регионами о создании НОЦ было подписано еще на Иннопроме-2019. В конце прошлого года прошло важное совещание с участием трех губернаторов и полпреда президента РФ в УрФО, где были определены приоритеты в развитии НОЦ на ближайшее время, предложен состав наблюдательного совета. Сейчас мы собираем официальное согласие всех членов набсовета, чтобы подписать соглашение о его формировании. Это один из двух ключевых институтов управления центром. Второй — управляющий совет. В него, согласно нормативным документам, входят все руководители организаций, включенных в НОЦ. Уральский юруниверситет разработал положения для координации деятельности президиума управляющего совета и набсовета. Сейчас они проходят согласование.

Как объединить партнеров через хакатон…

— Когда будет утверждена программа деятельности центра?

— Мы хотим учесть опыт уже созданных на федеральном уровне пяти НОЦ. Отчеты об их деятельности будут представлены в ближайшее время. Посмотрим на них и на реакцию со стороны тех, кто принимает решение о развитии НОЦ. Но в любом случае к концу первого полугодия, вероятно, в апреле-мае, программа должна быть запущена. Мы собрали и аккумулировали несколько проектов по трем областям. Утвержденная программа деятельности центра, разработанная в том числе при активном участии членов нашего наблюдательного совета, ляжет в основу заявки на участие в конкурсном отборе, запланированном к проведению Миннауки и высшего образования РФ.

— Представители действующих НОЦ предлагают потенциальным участникам конкурсных отборов на право создания центров ориентироваться на экспорт, развивать сотрудничество с зарубежными центрами R&D, усилить работу с глобальными компаниями. В планах уральского НОЦ есть место для этих направлений?

 — Конечно, ориентация на экспорт, мероприятия по развитию кооперации, взаимодействие с компаниями и научными организациями — обязательные элементы работы НОЦ. Образовательная составляющая НОЦ предполагает активное сотрудничество и с уровнем школьного образования, и с корпоративными образовательным центрами.

 — УрФУ за три года получит 647 млн рублей на внедрение технологий «Цифрового университета». Как будет осуществляться переход УрФУ на цифру?

— Первые 40 миллионов мы получили в конце прошлого года. В этом году должны получить не меньше 180 млн рублей. Переход университета на цифру уже идет: мы определили для себя приоритеты. На первом месте взаимодействие с внешними парт­нерами: компаниями, академическими институтами и другими образовательными организациями. Чтобы создавать постоянно обновляемые образовательные продукты и образовательную среду, нужно объединять усилия работодателей, университета и студентов. Делать это по старинке, когда мы трудоустраиваем у себя сотрудников компаний, академических институтов, и они превращаются в преподавателей, уже недостаточно. Да и масса ограничений есть: такой сотрудник не всегда готов к выполнению новых обязанностей, ему необходимо собрать массу справок, выполнять нормативы деятельности университета, публиковаться и т.д. Сейчас мы развиваем проект «Личный кабинет работодателя» и «Личный кабинет студента». Хотим с помощью системы личных кабинетов по-новому построить образовательный процесс. Это для нас магистральный путь цифровой трансформации университета.

— Речь идет о проектном образовании, создании специальных сервисов или автоматизации инфраструктуры?

— Мы уже реализуем на пилотах новый формат проектного обучения. Важно, чтобы студенты не просто выполняли учебные проекты, созданные с учетом опыта деятельности конкретных компаний, а чтобы эти компании встраивали в наше общее образовательное пространство реальные проекты. Достаточно быстро и наглядно можно получить эффект. Особенно, если не замыкаться на работодателе и студентах, а вовлекать широкий круг участников. Например, у нас очень эффективно проходят мероприятия, в которых участвуют четыре стороны — компании, связанные с проектами цифровизации, компании-заказчики таких проектов, студенты и преподаватели. Все эти участники задействованы в учебных мероприятиях. Один из форматов — хакатон. Нам удается обеспечить высокий уровень вовлеченности в проект представителей всех сторон.

… не сломать зубы о математику …

— Одна из главных задач «Цифрового университета» — выстраивание персональной образовательной траектории. В чем преимущество такого формата? Как сейчас развивается инновационная экосистема образования?

 — Индивидуальная образовательная траектория — важное направление, и его невозможно реализовать старыми способами. И раньше в университете выбирали, какой язык изучать, — английский или французский. И это тоже элемент персональной траектории. Но теперь мы будем давать студенту возможность выбора уровня изучения предметов. Например, он зачисляется либо на продвинутый уровень математики, либо на базовый. Конечно, учитываются и его «входные данные», и мотивация. Это резко повышает удовлетворенность студента и снижает вероятность его преждевременного отчисления. Известно, что многие студенты «сломали себе зубы» о математику на первом-втором курсах.

 Кроме того, по некоторым предметам есть возможность выбрать технологию обучения — традиционную или онлайн. Онлайн — не легче, студенты это уже поняли. Потому что качественно составленный онлайн-курс безжалостен. Если ты не делаешь вовремя задания, не участвуешь в работе, то итог будет плачевным. Но при грамотном и заинтересованном подходе это работает, и онлайн-курс зачастую не снижает качество обучения, как многие думают, а становится инструментом повышения такого качества.

 Еще одна необъятная тема — изменение структуры образовательного процесса и его основных составляющих. Мы переворачиваем классы. Эта тема актуальна для многих уровней образования, когда теория осваивается за пределами класса, а в аудитории решаются практические задачи. Опять-таки это невозможно сделать без применения цифровых технологий.

 Как и любые другие организации, мы используем цифровые технологии для совершенствования управленческих процессов. Фокусируемся на эффективном контракте с сотрудниками. Деятельность преподавателей и ученых многообразна, такой формат позволит им реализовать собственную профессионально-мотивационную траекторию. Обеспечить этот процесс без поддержки цифровыми инструментами невозможно.

 — И все-таки цифровой университет — требование времени или государства?

 — Если говорить языком нормативных документов, внедрение новой модели деятельности университета с использованием цифровых технологий — это часть федерального проекта «Кадры для цифровой экономики». То есть перед нами государство и учредитель в лице министерства науки и высшего образования ставят задачу — на своем опыте продемонстрировать, как цифровые университеты должны развиваться и работать, а потом распространить этот опыт на другие вузы. Но это и требование времени: работодатели переживают цифровую трансформацию. И мы как их партнеры не можем это игнорировать.

 — Каких показателей университет должен достичь, например, в онлайн-образовании?

— К 2024 году не менее 25% студентов должны обучаться с использованием сторонних курсов, разработанных другими вузами. Одна организация не может обеспечить необходимый уровень знаний. Мы должны кооперироваться. Как выполнить такой показатель? Посылать студентов во Владивосток или Москву? Это экономически невыгодно. Поэтому университеты будут приобретать друг у друга онлайн-курсы с соответствующим сопровождением. У каждого вуза своя специфика, компетенции, значит, он может создать онлайн-курс и предложить другим образовательным организациям или частным лицам.

… сформировать бэкграунд …

 — Как меняются требования работодателя к цифровым компетенциям потенциальных сотрудников?

— Еще 15 — 20 лет назад ключевое требование было, чтобы выпускник знал Excel, немного программировал. Теперь этого, конечно, недостаточно. Нужно уметь, используя подручные средства, быстро составить план реализации проекта, подготовить его визуализацию за считанные часы. Другое требование — способность программировать сбор и обработку информации. Многие работодатели хотят, чтобы их будущие сотрудники знали, например, Python. Это тоже достаточно старый язык. Но его хватит, чтобы проводить несложную аналитическую работу. В перечне требований может быть применение технологий искусственного интеллекта и машинного обучения, а в идеале — нужно уметь быстро запрограммировать чат-бот. Для инженеров — это хороший тон.

— Квалификация кадров — по-прежнему главный ограничитель для развития экономики?

 — Университет часто общается с работодателями. Я бы процитировал председателя Совета главных конструкторов Свердловской области Леонида Шалимова: на стратегической сессии по НОЦ он сказал, что еще пять-семь лет назад низкая квалификация кадров действительно была одним из главных препятствий для развития бизнеса. Сейчас эта проблема занимает только 6 — 7 место. Модель, о которой мы говорили, когда работодатель и другие партнеры совместно с вузом добиваются образовательных результатов, и дальше будет существенно повышать конкурентоспособность выпускников УрФУ.

— Насколько выпускники российских вузов сейчас конкурентоспособны по сравнению с теми, кто закончил зарубежные университеты?

— Тенденция привлечения на руководящие посты выпускников зарубежных вузов уходит в прошлое. Диплом иностранного университета больше не является гарантом получения высокой должности. Скорее гарантом становится портфолио студента, набранное в течение учебы. В формирование этого бэкграунда мы и намерены вкладываться. Несмотря на отсутствие желаемых темпов роста в экономике, мы не ощущаем каких-то трудностей с трудоустройством выпускников. И удовлетворенность студентов теми возможностями трудоустройства, которые у них возникают в ходе учебы, по-моему, на достаточном уровне.

 — Бренд УрФУ наращивает присутствие за рубежом?

— У нас хороший прорыв на рынок Китая. Огромное население, мощная система высшего образования. Тем не менее мы нашли там партнеров. В УрФУ сейчас 1744 студента из КНР. Это явный успех. Но пока мы вынуждены сдерживать экспорт образования: не хватает жилья, мешает высокая зарегулированность.

— Что вы имеете в виду?

 — Представьте, если вдруг у иностранных студентов появится ребенок, он станет нелегальным мигрантом с момента рождения. В рамках нацпроекта «Образование» государство будет постепенно снимать эти барьеры. А после Всемирных университетских игр-2023 УрФУ станет обладателем нового кампуса. Мы рассчитываем удвоить количество иностранных студентов.

… перевернуть пирамиду…

 — Востребовано прежде всего инженерное образование?

— У зарубежных студентов оно на первом месте. Инженерное образование и дальше будет пользоваться спросом. Неожиданно, что третью позицию в этом перечне занимает экономическое и управленческое образование. Мы привыкли посыпать голову пеплом, когда говорим о качестве экономического образования, но цифры свидетельствуют, что среди иностранных студентов оно востребовано. Эти данные были представлены на Гайдаровском форуме в январе.

— И какое у нас главное конкурентное преимущество?

— Соотношение цены и качества. Получить за те же деньги и такого же качества образование в Индии, например, невозможно.

— А почему экспорт образования в Европу пока не отвечает ожиданиям?

— Проблема не в том, что наше образование уступает в качестве. Главная причина — европейцы имеют право на бесплатное образование или могут получить его за символические деньги. Люди учатся бесплатно в своих швейцарских, немецких университетах. Зачем они поедут на Урал за деньги? Да, такие студенты есть. У нас есть уникальные направления, ради которых они едут, но все-таки это немногочисленные примеры.

— Россия на третьем месте в мире по количеству бакалавров.

— Да, но только на шестом по магистрам и на десятом по аспирантам. Хотя в мире наибольшую мобильность имеют именно магистранты и аспиранты, они готовы ездить, у них есть деньги, они качественно замотивированы. Это хорошие студенты. В России пирамида перевернута. Хотя в России есть и лаборатории, и ученые, к которым хотят ехать зарубежные студенты. Но магистранты и аспиранты — это не бакалавры. Они приезжают с семьями. Они платят за обучение и учатся с большим интересом. Это начинающийся тренд. Я рассчитываю, что он усилится, особенно с развитием университетской инфраструктуры.

— 2020 год — последний год дорожной карты, благодаря которой УрФУ стал участником проекта 5-100. Что дальше?

— Новый конкурс повышения конкурентоспособности российского высшего образования. Мы наряду с другими вузами будем в нем участвовать. Само понимание конкурентоспособности системы российского высшего образования изменилось за эти годы, в том числе у государства и университетов. Уже никто не говорит, что программа 5-100 предназначена для развития нескольких элитных вузов. Установка другая — создавать в нескольких десятках университетов страны успешные практики, обеспечивающие экспорт образования, экспорт разработок, мировой уровень образования. Характер проекта изменился.

— Как университет будет отмечать вековой юбилей?

— Запланировано огромное количество мероприятий, в которых примут участие тысячи партнеров. 2020-й — особенный год для университета, он завершает целый ряд программ и дает старт новым. Он особенный для нас с точки зрения фиксации результатов и планирования будущих успехов. В этом году бюджет университета уверенно перешагнет отметку в 10 млрд рублей. И это тоже магия цифр. Нас ждет начало строительства нового кампуса, разработка новых проектов развития конкурентоспособности и программа деятельности НОЦ.         

Материалы по теме

НОЦ как экосистема

На Урале создадут региональный научно-образовательный математический центр

Сформирован Наблюдательный совет Уральского НОЦ

Как быть востребованным университетом

Человек воды

Уральский федеральный университет получит 300 млн рублей на разработку нового способа извлечения редкоземов