Вишневые, Грушевые, Зеленые, Прохладные…

Переименование улиц

Вопрос о переименовании улиц (а также городов, областей, станций метро) регулярно появляется в информационном поле. То ли от недостатка других тем, то ли наоборот — чтобы переключить внимание, журналисты и политики вновь разыгрывают эту вечную тему. При обилии слов — реальных событий практически нет. Екатеринбургские улицы, сменившие названия за последние 25 лет, можно пересчитать по пальцам одной руки (для примера — нынешние улицы Ельцина и Высоцкого).

Пожалуй, дальше других зашла инициатива городских властей переименовать улицу Толмачева (одного из большевиков, причастных к расстрелу царской семьи) в Царскую. Но проведенный городской избирательной комиссией опрос жителей улицы показал, что большинство против. Немногим ранее аналогичный опрос, проведенный в Москве, дал такой же отрицательный ответ на вопрос о переименовании станции метро Войковская (названная именем другого большевика, также причастного к гибели семьи последнего императора).

Многие удивятся, узнав, что только в 1962 — 1965 годы было переименовано около 70 улиц города. Причина отнюдь не идеологическая (имена Сталина, Молотова, Кагановича исчезли раньше, а Троцкого — много раньше), а необходимость исключить одинаковые имена — с ростом город вбирал в себя близлежащие поселки, где тоже были свои Орджоникидзе, Ленина или Озерная. Не повезло и лейтенанту Шмидту — было отдано предпочтение его более знаменитому однофамильцу полярнику Отто Шмидту.

Как ни странно, с ростом города больше улиц исчезает, чем появляется. Улицы с одноэтажными домами шли через каждые 200 метров, теперь от многих остались лишь проезды без единого адреса: например Алексея Толстого или Марии Авейде. Другие исчезли без следа — Ромена Роллана и Кантонской коммуны.

Посмотрим на проблему переименования сквозь призму цифр. В Екатеринбурге около 1100 проспектов, улиц, переулков, проездов, тупиков, бульваров, шоссе, трактов (будем все их для краткости именовать улицами). Точную цифру назвать сложно, так как некоторые бесследно исчезают, другие появляются, о третьих сложно сказать, город это или уже пригород. Именами политических деятелей советской эпохи названо 106 улиц, то есть около 10%. Всего именных улиц около 260, но героев войны, полярников, писателей, даже если они прославились при советской власти, мы за политических не считаем. Кроме того, есть еще 39 «советских» неперсональных улиц типа Чекистов или Венгерских коммунаров (улицы Мира и даже 8-го Марта к таковым не относим). Итого 145 объектов для потенциального переименования (13%), в том числе 55 крупных магистралей, известных всему городу.

При таком раскладе уместны три вопроса. Во-первых, с какой начинать, поскольку смена названий всех сразу приведет к хаосу. Делать это по принципу одиозности (в конце 80-х улице Жданова одной из немногих было возвращено прежнее название Мельковская), или по величине (вернуть проспекту Ленина дореволюционное название Главного)? Или, наоборот, начать с незаметных типа Сухорукова: названа в честь одного из красноармейцев, погибших в Гражданскую, здесь нет уже ни одного дома. Вторым встанет вопрос о роли того или иного исторического персонажа, ученого или идеолога: кто он — злодей, герой или, может, жертва (Маркс, Энгельс, Либкнехт).

Не менее сложен третий вопрос — новое название. Даже когда есть возможность вернуться к историческому: Пятая загородная — не лучший вариант. А выбор совсем нового — это отдельная проблема (всеобщий любимец Высоцкий был один). Резюмируя, можно сказать, что противников переименования будет по разным причинам больше, чем сторонников, а цель — избавиться от дурного наследия прошлого — труднодостижима.

Есть простое и изящное решение для доброй половины «именных» улиц — ничего не меняя сменить персонажа, в честь которого она названа. Кем были Большаков, Хохряков, Вайнер, тот же Толмачев, мало кто задумывается каждый день, имена стали просто топонимами. Они могут ими остаться и дальше, но одних только Большаковых Википедия знает три десятка, в их числе академики, писатели, певцы. Среди Вайнеров, кроме братьев-писателей есть композиторы и экономист. И даже Шейнкман — настоящая фамилия поэта Михаила Светлова. Автор идеи не известен, но можно ее расширить: устроить шоу — кто из предложенных достойных кандидатур наберет больше платных звонков и СМС, именем того и назвать. С установкой мемориальной доски на собранные средства.           

Комментарии
 

comments powered by Disqus