Ученье — сеть

Виртуальное образование

Виртуальное образование

Популярные за рубежом проекты онлайн-образования набирают обороты в России. Устранение немногочисленных препятствий, способных помешать развитию рынка, — в руках его участников

«Не будь сосиской, учи английский» — приложение LinguaLeo для смартфона приглашает меня позаниматься языком. За шутливой фразой скрывается один из лидеров российского рынка онлайн-образования. Запущенный в марте 2010 года проект сегодня имеет свыше 10 млн зарегистрированных пользователей (что соизмеримо, например, с русскоязычной аудиторией facebook), его мобильные приложения скачали более 5 миллионов раз, а два года назад венчурный фонд Runa Capital вложил в LinguaLeo 3 млн долларов, совершив первую инвестиционную сделку с компаниями этого сегмента.

По оценкам компании Docebo, объем мирового рынка всего онлайн-образования в 2013 году превысил 40 млрд долларов. Из них 59% пришлось на Северную Америку, по 17% — на Азию и Западную Европу, 7% — на все остальные страны, включая Россию. Что представляет собой виртуальное образование у нас и что ждет его в ближайшем будущем?

Молодец

Как отмечают в J'son & Partners Consulting, в России этот рынок начал активно развиваться в 2013 году, сегодня на нем присутствует более полусотни крупных проектов (здесь мы не рассматриваем программы дистанционного обучения, предлагаемые вузами). Первые из них получили жизнь значительно раньше. Инвестиционный директор венчурного фонда T34Moscow Михаил Демидов называет пионером нашего рынка проект «Интуит», запущенный в 2003-м. Отметим, что полноценных исследований по онлайн-образованию в России пока не проводилось, поэтому все цифры носят оценочный характер и нередко сильно отличаются в разных источниках.

— Объем российского рынка онлайн-образования — около 1,2 млрд долларов, но сюда входит и корпоративное обучение, а это достаточно дорогой сегмент. Если оценивать количество пользователей, можно опираться на данные фонда «Общественное мнение», согласно которым треть россиян так или иначе использует интернет для образования, — отмечает президент компании «ГлобалЛаб» Татьяна Крупа.

Весь рынок онлайн-обучения можно разделить на следующие сегменты: академические курсы; курсы общего профиля; курсы для дошкольников, школьников и студентов; курсы для программистов; курсы обучения иностранным языкам и подготовка к ЕГЭ и ГИА. Доминируют, по словам руководителя департамента корпоративных финансов и международных связей J’son & Partners Consulting Владимира Байдина, ресурсы, направленные на подготовку к ЕГЭ/ГИА, изучение английского языка и курсы для программистов.

Топ-10 крупнейших инвестиционных сделок на российском рынке онлайн образования
Компания  Профиль Основной инвестор Объем инвестиций, млн долларов Год
BeSmart Смешанные курсы Education Matrix (Гонконг) 4 2013
LinguaLeo Английский язык Runa Capital 3 2012
Globallab Школьная программа ВЭБ Инновации 3 2013
Chekio Программирование Vegas Tech Fund 2 2013
Dctio Иностранные языки Частные инвесторы 0,5 2013
Coursmos Смешанные курсы Imperious Group 0,5 2014
YaClass Школьная программа Almaz Capital Partners 0,45 2014
Uniweb Смешанные курсы Александр Оганов 0,3 2013
CleverBear Программирование Частные инвесторы 0,2 2013
ClearMath Математика Дмитрий Рыжов 0,25 2013
Источник: J’son & Partners Consulting, RusBase

— Рынок онлайн-обучения языку в Рунете, по нашим оценкам, составляет порядка 30 млн долларов, в мире — около 2,5 миллиарда, — рассказывает о своем сегменте управляющий партнер языковой онлайн-школы Skyeng Александр Ларьяновский. — Если говорить о Skyeng, то мы растем быстрее рынка. С ноября прошлого года по ноябрь текущего количество наших учеников увеличилось в 3,5 раза.

Способы заработка на обучении в сети также разнятся. Компании предлагают купить отдельный курс, подписку на определенный период, бесплатно пользоваться образовательными программами, но заплатить, например, за проверку знаний или персональную консультацию и т.д.

— Темпы роста рынка в России — 60 — 70% в год. В мире он будет прирастать в ближайшие пять лет на 100 — 150%. Предпосылок для развития рынка у нас очень много, его отставание связано исключительно с тем, что он начал формироваться позднее, и инвестируют в него хоть и охотно, но не так интенсивно, — комментирует Михаил Демидов.

Садись

Несмотря на общий позитив, игроки выделяют несколько проблем, мешающих российскому рынку достичь больших успехов. Первая — у нас не прижились так называемые массовые открытые онлайн-курсы (МООС, от англ. Massive Online Open Courses), широко распространенные в мире. 

— В России почти не работают MOOC-сервисы — их аудитория, которая за рубежом активно использует онлайн-курсы для повышения квалификации наравне с традиционными формами обучения, на отечественном рынке практически отсутствует. Камнем преткновения является уровень признания полученных сертификатов и возможность их применения в реальных задачах (редко когда курс ведут преподаватели, имеющие богатый практический опыт). Вместе с тем очевидно, что концепция университета будущего, который позволяет обеспечивать академическую мобильность и давать дополнительное образование, со временем может утвердиться и на российском рынке, — говорит Михаил Демидов.

Вторая проблема — чрезмерное стремление к коммерциализации. Татьяна Крупа:

— Пионеры мирового онлайн-образования делали ставку на перспективу — они создавали бесплатные курсы, привлекая большое число пользователей по всему миру. Монетизировать свои проекты они начинают только сейчас. Российские же компании сразу стали работать в коммерческом русле. Такой подход позволяет образовательному проекту быстро выстрелить и получить прибыль, но работает это далеко не всегда, поэтому многие компании уходят с рынка, так и не нарастив обороты. Так что тотальная коммерциализация — фактор, отрицательно сказывающийся на популярности виртуального образования в России.

С этим соглашаются и в J'son & Partners Consulting: «Действительно, отличительной характерной чертой российского рынка является платная модель обучения. Если западный рынок онлайн-образования развивался из бесплатных проектов, то у нас изначально доминирует платная модель».

Третий момент — незнание возможностей рынка или недоверие (зачастую оправданное) к нему.

— Отношение пользователей постепенно меняется, повышается доверие к онлайн-образованию, но такой негативный фактор, как неоднородное качество предлагаемых образовательных программ пока остается, — продолжает Татьяна Крупа. — Не все игроки, присутствующие на рынке, обладают достаточными компетенциями.

Пять

Ближайшие годы однозначно будут для рынка интересными. «Я вижу очень много проектов в области онлайн-образования в России. Я бы сказал, что в процентном отношении доля стартапов в этой сфере в России заметно выше, чем в США», — отмечал советник Talent Equity Ventures Игорь Балк. США, напомним, считается одним из мировых лидеров онлайн-образования.

Стимулировать его развитие у нас будут с одной стороны сложная экономическая ситуация, с другой — усилия самих игроков.

— Учитывая приближающийся кризис, люди ищут более дешевый способ обучения, инвестируют в непростые времена в себя и собственное развитие, — считает Александр Ларьяновский. — Прорывы, безусловно, будут, рынок развивается очень быстро. На наш взгляд, он будет искать более результативные форматы и формы обучения. Если сначала это были проекты, связанные, например, с вебинарами, то сейчас они трансформируются в индивидуальные сервисы. При этом рынок образования ни в онлайне, ни в офлайне еще не достиг того уровня стандартизации услуг, когда до начала обучения можно назвать ученику цену и срок получения требующегося ему результата. Я думаю, проекты в онлайн-образовании будущего будут направлены на то, чтобы это было возможно.

Наиболее перспективны, отмечают в J'son & Partners Consulting, гибридные модели, предлагающие blended learning — смесь традиционного и виртуального обучения. «В России идет поиск оптимальных конструкций дистанционного образования», — соглашается Владимир Байдин. По его словам, при благоприятном развитии ситуации рынок в ближайшем будущем будет расти ежегодно в два с лишним раза.

Комментарии
 

comments powered by Disqus