До и после

#Sekta — не духовная практика, которая решит все твои беды. Это система, которая помогает быть в форме

#Sekta — не духовная практика, которая решит все твои беды. Это система, которая помогает быть в форме

Как построить фитнес-корпорацию не на запретах и диетах, а на обучении людей анализировать свое поведение и привычки

С Олей Маркес я учился на журфаке. Она — года на два младше. Сначала эта девочка с дредами основала и вывела на большую сцену инди-группу Alai Oli. Потом — создала #sekta, которую в СМИ именуют не иначе как «фитнес-империя». Я отнюдь не фанат здорового образа жизни, но нет-нет да сделаю с утра high khees с mountain climbers, как велит Маркес. И кажется, что #sekta по популярности уже обогнала Alai Oli.

— Тебе не обидно, что твое первое творение отошло на второй план?

— Да это счастье. Давай откровенно — певица я непрофессиональная, и группа моя получила ровно то признание, какое могла. Музыка, безусловно, приносит мне радость, но я всегда хотела реализовать себя в чем-то другом, хотела заставить свои мозги работать на полную.

Когда занимаешься творчеством, многое за тебя делают другие люди. Придумывание песен, репетиции, выступления — это 10% времени. Остальное съедают туры, которые организовываешь не ты. 

— С чего началась #sekta?

— С фотографа Алины Пязок, которая снимала все наши клипы. Однажды она поспорила, что похудеет на десять килограмм за два месяца. Ставка — несколько десятков тысяч рублей.

В то время я и мое маленькое окружение (это были два парня, с которыми мы снимали квартиру в Питере) уже начали заниматься спортом. Я вручила Алине дневник питания и дала ту нагрузку, которую она могла осилить — обойти вокруг Таврического сада. Постепенно ходьба сменялась на бег, добавлялись другие упражнения. Спор наша первая «ученица» выиграла. Тогда я поняла, что мой опыт небесполезен, и я могу им делиться. В 2011-ом я создала блог Fat is dead, где публиковала посты о правильном питании и тренировках.

— В своих интервью ты часто вспоминаешь, как начала курить с первого класса школы, экспериментировала со всем, что изменяет сознание. Когда произошел перелом? Что случилось?

— До третьего курса физкультура для меня была пыткой. Мне ставили хорошие оценки только за то, что я поднималась до восьмого этажа, на котором располагался университетский спортзал. Это была победа и для меня, и для моего преподавателя. 

Где-то на четвертом курсе я рассталась с парнем, и на прощание он бросил «не мешало бы тебе похудеть» или что-то в этом духе.

— И это тебя задело?

— Открыло глаза. До этого момента я всегда была довольна собой. А тут — пришла домой, посмотрела в зеркало и подумала «возможно, он прав». У меня действительно был большой живот, который приходилось заправлять под ремень, когда я садилась. И с этим нужно было что-то делать.

— Села на диету?

— Нет. Первым делом я исключила из рациона все самое калорийное и вредное вроде майонеза или белого хлеба. Оставила только хорошие продукты. Потом начала делать упражнения из интернета. Одни не давали никакого эффекта, другие — действовали (например, массаж живота, который сектанты применяют по сей день). Я испробовала на себе очень много комплексов. Иногда меня кидало в крайности: я не ела после шести, не употребляла углеводы, получала меньше калорий, чем тратила.

— Все это неэффективно?

— Все это вредно. Никто почему-то не пишет про синдром отмены. Да, ты можешь не есть после шести, но рано или поздно ты сорвешься и начнешь запихивать в себя все, что попадется под руку, впадешь в психоз и начнешь набирать килограммы от каждого съеденного куска.

Я рада, что у меня был период впадения в крайности. Это позволило мне понять, чего нельзя делать. Диеты — это временные меры. Моя задача — создать сообщество, в котором люди будут постоянно любить то, что делает их красивыми.

— Хорошо, в 2011-м ты сделала блог Fat is dead. Как он превратился в #sekta?

— В соцсетях мы постоянно обменивались сообщениями о тренировках и «вкусняшках», употребляли словечки вроде burpee, high knees, mountain climbers. И однажды кто-то написал: что у вас за секта такая? «В точку», — подумали мы и стали к каждому сообщению добавлять хэштег #sekta.

— Что есть #sekta? Это история про фитнес, питание, тело или про голову?

— #Sekta — сообщество. Ты можешь плохо питаться, с трудом проходить один лестничный пролет и быть его частью. В любой момент, когда ты захочешь заняться собой, тебе помогут. Платно или бесплатно — вопрос собственной мотивации. Все материалы есть в открытом доступе. Бери и делай. Не можешь без пинка и контроля — придется потратить деньги.

#Sekta — не духовная практика, которая решит все твои беды. Это система, которая помогает быть в форме тем, у кого нет понимания, как правильно питаться и заниматься собой.

Бизнес не бизнес

— Давай про платную часть #sekta — Школу идеального тела. Какова была цель ее создания?

— Наша миссия — изменить привычки человека. За девять недель мы хотим, чтобы человек понял: правильное питание и тренировки — это не скука смертная и не наказание. У нас нет строгих правил, нет запретов. Хотя сектанты любят шутить «нет — куратора ответ». Мы никого не кодируем и не «худеем», не даем тренировок, с которыми человек не сможет справиться. У нас нет цели довести ученика до определенной формы тела, мы хотим довести его до определенной формы ума, вооружить знаниями, которыми он может пользоваться на протяжении всей жизни. Мы не анализируем, как человек питается, мы учим его анализировать свое поведение. Если ты объелся на ночь глядя, это не плохо. Главное — запомнить свои неприятные ощущения и понять, почему так произошло, где ты недополучил калорий, где не смог отличить эмоциональный голод от физического.

— Сколько человек выдерживают все девять недель?

— Чуть меньше половины.

— По «второму кругу» много людей заходит?

— Нет, таких мало. Мы пытаемся объяснить человеку, что у него на руках есть все необходимые инструменты для поддержания себя в отличном состоянии и что ему не нужно быть зависимым от «пинка». Большинство систем заставляют человека чувствовать себя виноватым, если он съел что-то лишнее. Мы хотим, чтобы он разобрался, почему так произошло.

— Школа создана весной 2013-го. До чего она доросла?

— Мы открыли ее в 14 городах, в том числе в Екатеринбурге, Перми и Челябинске. Штат сотрудников — около 300 человек.  

— А сколько учеников проходит через Школу?

— Очно — от 30 до 300 в неделю в зависимости от города. Дистанционно (занятия проводятся на базе закрытой группы и диалогов «Вконтакте» с ежедневным онлайн-контролем, — Ред.) — от тысячи до полутора в неделю.

— Правильно ли я понимаю, что #sekta продвигает себя исключительно в соцсетях?

— Все наше продвижение сводится к качественному ведению страниц. Мы не пытаемся запихнуть себя во все паблики и залить фиды пользователей рекламой.

— В одном из интервью ты говорила, что тебя очень ранит, когда про Школу говорят как про бизнес-проект. Почему?

— Потому что бизнес-проект всегда предполагает получение выгоды. А #sekta существует и в бесплатной форме. Но когда человек не тратит деньги, он не ценит знания. Бесплатная #sekta была никому не нужна.

При желании мы бы могли поднять на этой теме огромные деньги, но у нас нет такой цели. Потому мы установили довольно демократичную цену. Для большинства городов это тысяча рублей в неделю.

— Откуда взялась такая цена?

— Просто я подумала, что потратить тысячу рублей в неделю на занятия может практически любой человек. Для большинства это безболезненные траты.

— Как принимается решение о расширении географии?

— Нам каждый день приходят десятки предложений из разных городов о запуске нашей Школы. Мы никому не отказываем, говорим «хорошо, но сначала вы пройдете наше обучение, чтобы на собственном теле понять, такое #sekta». И уже на этом этапе многие отваливаются. Кто выживает, переходит в статус стажера, мы отправляем его на обучение в Колледж фитнеса и бодибилдинга в Питере или в Москве. И если через несколько месяцев он все еще горит желанием открыть филиал, мы даем ему задание искать зал. На начальном этапе в любой новый город мы посылаем проверенного куратора.

— О франшизе не думала?

— Думали, но пришли к выводу, что пока такая модель нам не подходит. Наша система — живой организм. Она постоянно меняется. Мы не McDonald's, где методики не меняются последние несколько десятков лет. Конечно, франшиза избавила бы нас от геморроя, но наши ученики от этого бы потеряли. Хотя я и не отрицаю, что однажды мы придем к такой модели.

— Самое важное качество для куратора?

— Внутренняя сила, желание измениться самому и помочь другим. Мы не берем тех, кто думает, что Школа — это подработка. Куратор должен дать понять людям, что все сокровища, все спокойствие хранится внутри них самих.  

— Внешние данные имеют значение?

— Никакого. Некоторые кураторы у нас, прямо скажем, не фитнес-богини. И это соответствует их внутреннему мироощущению. Если человек говорит «мне нравится заниматься, хорошо питаться, но я не хочу худеть», это его выбор.

— На чем основана ваша система тренировок и питания? Какой под ней фундамент?

— Я тебя, наверное, рассмешу, но на нормах Всемирной организации здравоохранения и на опыте профессиональных спортсменов. Мы в совершенстве знаем все возможные упражнения и варианты их компоновки. Но этим знанием обладают и другие. Наше преимущество в том, что мы имеем доступ к новейшим разработкам в области фитнеса и питания и можем оперативно корректировать программы и рекомендации. Руководители научного отдела #sekta — два доктора наук из Германии и Швеции.

— Как ты их нашла?

— Это они меня нашли — записались на дистанционные курс в Школу и были немало удивлены, насколько у нас все структурировано и слаженно, как мы перерабатываем опыт и передаем его ученикам.

Сегодня у нас под каждой рекомендацией, под каждым комплексом тренировок лежит научная база.

— Сколько человек  состоит в научном отделе?

— Пять-семь. Все ученые со стажем.

— Все начинали с вашего дистанционного курса?

— Нет. Но все они пришли к нам сами. Мы никого силком не тащили. У меня не было задачи во что бы то ни стало сформировать научный отдел из семи человек.

— Не так давно вы начали «накручивать» на  бренд #sekta другие бизнесы. Например, Sekta Food. На каком этапе развития он находится, каковы перспективы?

— Если руки дойдут, то будем развивать этот проект параллельно со школой. Пока же он всего лишь покрывает потребности наших учеников в Москве и Питере.

Изначально это направление не должно было входить в нашу систему. Но девочка, которая предложила организовать этот бизнес и делиться прибылью в обмен на пиар, пропала на полгода. Тогда мы решили, что сделаем Sekta Food сами.

— Думаю, она вас не поняла.

—  Да, она сказала, что мы украли ее идею и попросила 40 тыс. рублей компенсации.  

—  Выплатили? Сумма вроде бы не так велика.

—  Конечно, нет. А за что мы ей должны были заплатить? За то, что она ничего не сделала?

— За идею.

—  По большому счету идея была не ее. Мне люди каждый день говорят: а было б круто, если бы вы начали готовить правильную еду, а почему бы вам не открыть вип-направление или организовать занятия только для мужчин. И что мне каждому платить компенсацию? Мы дали ей шанс создать свой бизнес, она им не воспользовалась. Если бы она пришла и сразу сказала «купите у меня идею», мы, наверное, заплатили бы.

— Где готовите еду?

—  Размещаем заказы в кафе. Мы не являемся классической доставкой, потому не можем, например, выполнять по несколько сотен заказов в день. Повара очень устают. 

— Планы по расширению географии есть?

—  Пока мы остаемся в двух городах. Планов по масштабированию этого направления у нас пока нет. Пока основные силы брошены на развитие Школы.  Придет время — займемся Sekta Food.

Верим в команду

— Какова твоя роль в управлении проектами #sekta? 

— Я не занимаюсь финансово-юридическими вопросами и даже точно не смогу ответить, сколько зарабатывает Школа. Договора, оферты, счета — в этом я ноль.

Моя главная задача — следить за качеством работы кураторов, обучать их, знакомить с последними новациями в области питания и фитнеса. Иногда я посещаю наши филиалы в городах, хожу на тренировки, провожу работу над ошибками или даю рекомендации, как улучшить ведение занятий.

Куда важнее быть включенной в процесс, работать с людьми, чем заморачиваться за зарплату и аренду зала.

— Я так понимаю, что #sekta в основном завязана за личные, а не корпоративные отношения?

— Пока да. Невозможно не стать друзьями с людьми, с которыми живешь в одном офисе с утра до вечера, с которыми проводишь больше времени, чем с семьей.

— За что ты можешь уволить друга?

— За отсутствие веры в то, что мы помогаем людям. Из-за этого я недавно попрощалась с управляющей всей структурой. Она работала на себя, могла руководить, раздавать задания, следить за их исполнением. Но любви в этом не было. Когда престаешь думать о себе, твое сознание расширяется, ты пытаешься понять, что нужно другим.

После ее увольнения, мне пришлось взять оперативное руководство в свои руки. Но я достаточно быстро сумела перестроиться — назначила руководителей ключевых направлений и наладила взаимодействие с ними.

— А что для тебя деньги?

— Они дают комфорт. У меня есть офис на Невском, и это удобно. Я всегда в центре событий, у меня от этого поднимается настроение. Посмотрел на купола Спаса-на-Крови, сел и работаешь без какой-либо жалости к себе. Захотел — улетел на выходные в другой город или страну. Здорово.

Но самое большое счастье — отдавать деньги, платить людям большие зарплаты и одновременно видеть, что они получают удовольствие от работы. Когда я наняла опытного бухгалтера и коммерческого директора, они заявили, что я закормила сотрудников и что если они окажутся на рынке труда, то сильно удивятся.

— Думаешь, денежная мотивация позволит удержать команду?

— Денежная мотивация — полное дерьмо. Еще никто ради денег не сделал ничего великого. В ладошки похлопать — пожалуйста. Но никто же не совершит настоящего открытия из-за того, что я пообещаю ему сто тысяч.

Чтобы человек создал что-то великое, надо показать ему цель.

— Мой знакомый поэт Ваня Пинженин, бросивший Екатеринбург ради Питера, постоянно противопоставляет два понятия менеджер и творец. Для тебя этот конфликт актуален?

— Не вижу проблемы в объединении этих ролей. Я очень долго жила без денег и не хочу повторять этот опыт. Да, я подсела на определенный уровень комфорта. Но, согласись, и Ваня Пинженин между дорогим виски и дешевой Балтикой девяткой выбрал бы первое. Такова природа человека. 

Другое дело, что роли не надо смешивать. И это большое счастье, что мне не надо писать музыку и ездить в туры, чтобы прокормить свою семью. Когда освобождаешься от денежной привязки, творчество обретает крылья. В сентябре в Екатеринбурге у нас был очень крутой концерт, мы собрали полный зал. Знаешь, сколько я заработала? 30 тысяч. А на гостиницу потратила 60.

Масштабировать психотерапевта

— Каковы ближайшие планы по развитию Школы?

— Довести число обучающихся на дистанционных курсах до 5 тыс. человек еженедельно. Но для этого нужен кураторский ресурс.

— Ты не рассматриваешь вариант продажи доли инвестору для более резвого развития?

— К нам приходило некоторое количество инвесторов, предлагали все автоматизировать, вложить десятки миллионов в масштабирование бизнеса, в маркетинг, завоевание новых рынков. Но они не понимают сути того, что мы делаем. Невозможно масштабировать психотерапевта.

 Конечно, если мне вдруг захочется купить во всех городах России по залу, красиво их оборудовать, я прибегну к помощи инвесторов. Но пока такого желания у меня нет.

—  Не боишься, что твой бизнес могут клонировать?

— Да, был момент, когда я боялась, что #sekta могут украсть и растиражировать. Но потом мне стало смешно. Систему невозможно воспроизвести. Безусловно, ты можешь скопировать тренировки и правила, нанять фитнес-инструкторов. Но ничего не выйдет. Главная движущая сила  #sekta — желание помогать людям.

К нам не раз приходили маркетологи и инструкторы из фитнес-клубов. Старательно записывали все упражнения и рекомендации по питанию в тетрадку. Но повторить #sekta так и не сумели.

— Ты представляешь жизнь без #sekta?

— Конечно. Не станет «Секты», буду развиваться в другой сфере. В середине октября мы открыли магазин дарковой одежды. И этот проект мною любим ничуть не меньше школы идеального тела. 

На своем опыте я осознала: то, к чему ты больше всего привязан, жизнь у тебя обязательно отнимет. Жизнь — вот твой единственный подарок.

Фото: Наталья Втюрина, Кристина Кис, Сергей Никифоров

Комментарии
 

comments powered by Disqus