Карта непроклятых мест

Малый и средний бизнес

Малый и средний бизнес

Наряду с финансовой поддержкой предпринимателям сегодня остро требуется информация. Им нужна карта — как районов и мощностей, где их бизнес нужен, так и мест, где шансов у них нет

Представить обзор ситуации в сфере малого и среднего бизнеса исключительно с рациональной точки зрения сложно. Без эмоций не обойтись. Слишком много раздражителей влияет на предпринимателей. Очередной их разговор с представителями властей, фондов поддержки, банков, экспертных институтов за большим межрегиональным круглым столом «Перспективный малый: потенциал, возможности, ресурсы» (организаторы — Аналитический центр «Эксперт» и журнал «Эксперт-Урал») был именно таким — эмоциональным. Но каждая эмоция имела рациональное объяснение, мощный бэкграунд — предприниматели оперировали как событиями из своей жизни, так и опытом коллег.

Карта бизнес-возможностей

— Как правило, развитие МСП ставится как самоцель, и эта цель не всегда включена в стратегию социально-экономического развития регионов. Очень важно увязать поддержку малого и среднего предпринимательства с отраслевой стратегией территории, а потом уже действовать, — констатирует руководитель проектов АНО «Национальный институт системных исследований проблем предпринимательства», старший аналитик компании «О2 Consulting» Евгений Лугачев.

Представляя в рамках круглого стола разрабатываемый для московских властей продукт, он рассказал, что подготовлен проект интерактивной карты, по которой предприниматель может сориентироваться, где стоит открыть парикмахерскую или ресторан: «Вот на этой улице нужна парикмахерская — значит, можно подумать в этом направлении». По его мнению, исходная информация, учитывающая в том числе и мнение предпринимателей, очень важна — она помогает сориентироваться.

— А если кто-то поверит? — парирует владелец и директор компании «Подсолнухи. Необыкновенные пироги и десерты» Андрей Семенов. — Если чего-то в районе нет, то этого там неслучайно нет. Предприниматели попробовали, прогорели — туда ни в коем случае лезть нельзя. Каждый, кто занимался или занимается ресторанным бизнесом, знает — есть проклятые места. Если туда полезешь, то будет еще один квадратик с крестиком. Карта проклятых мест…

Андрей Семенов убежден: предприниматель — это человек, который профессионально заточен на поиск ниш, и «помощь в этом ему не нужна от слова “совсем”, потому что поиск ниш у предпринимателя идет в подкорке постоянно — и в режиме бодрствования, и в режиме сна». Развернувшаяся дискуссия быстро вывела к повороту на производство и импортозамещение, про необходимость поддержки которого сегодня говорят со всех трибун и во всех контекстах.

Заговорили о производстве и реализации лифтов. «Мы не совсем стандартный малый и средний бизнес. Компания появилась в 1989 году и успела за время существования накопить серьезные внутренние ресурсы, которые нам позволили разработать новую продукцию и вывести инновационные разработки на рынок», — отрекомендовался генеральный директор ТД «Век» и коммерческий директор Центра научно-технических услуг «Век» Михаил Молочников. По его словам, лифты производства компании «Век» поставляются не только крупнейшим строительным компаниям Екатеринбурга, но и в Сочи, Москву, Петербург, Хабаровск. В том числе — через государственные аукционы. Есть интерес к нашим лифтам в Киргизии и Казахстане, а также в дальнем зарубежье. Но удовлетворить спрос мешает ряд проблем.

Первая — недоверие потенциальных покупателей, особенно из числа госпредприятий. Нужна система аудита малого и среднего бизнеса со стороны правительства региона или каких-то других структур, которые могут провести соответствующую проверку и дать гарантии: компания аттестованная, ребята с рынка завтра не уйдут.
 
Вторая проблема — прохождение процедур сертификации для поставки продукции за рубеж. Для малого и среднего бизнеса регулирование закупок в тех странах, куда есть желание экспортировать и, главное, где есть спрос (тут история с девальвацией работает на наших предпринимателей), — трудно преодолимая преграда. Самому бизнесу компетенций и ресурсов не хватает для того, чтобы оформить сертификаты, пройти административные барьеры. Поддержка государства в этом вопросе очень нужна.

И третья тема — та самая карта. «Очень не хватает информации, где есть пустующие площади, соответствующие тому конкретному бизнесу, который ты хочешь вести, — делится наболевшим Михаил Молочников. — Мы активно занимаемся подбором новой сборочной площадки, но вот открытой карты, куда бы можно было зайти и посмотреть, куда двигаться, нет. Нам бы очень пригодилась карта не только площадей пустующих, но и производственных мощностей простаивающих — с оборудованием, которое позволяет производить определенные операции. Далеко не всегда бизнес хочет это оборудование приобретать. Мы можем отдать заказ на сторону в рамках кооперации».

Понятно, что у каждого бизнеса свои пожелания к условной карте бизнес-возможностей, но то, что она хотя бы в каком-то виде нужна, в ходе круглого стола стало очевидно. Теперь нужно думать, где брать достоверную информацию, как соотносить накопленные данные с прогнозами и, в частности, с изменением потребительских привычек (в ходе дискуссии не раз звучал тезис о том, что потребители стали массово переходить в сегмент более дешевых товаров и услуг, а многими услугами — как раз индустрии красоты, в том числе парикмахерских — стали пользоваться реже и по сокращенной программе). Тема карты пустующих территорий, производственных корпусов, законсервированных мощностей с целью загрузить их заказами в только начавшуюся эпоху импортозамещения — пожалуй, главная в сегодняшней повестке.

Импортозамещение поневоле

Если производители техники и оборудования сейчас изо всех сил ищут ресурсы для освоения новых ниш, то малый бизнес в сфере общепита уже преодолел изрядный путь в направлении импортозамещения: каток девальвации так прошелся по сегменту, что привычные импортные составляющие стали не по карману.

«Раньше у нас много сырья было из Европы, из Австрии, — говорит директор компании “Кафешоп” Сергей Игишев. — Мы поменяли иностранных поставщиков упаковки, сырья на российских. Нам удалось их быстро найти». По словам Игишева, снизить издержки, не ухудшая качество, получилось за счет изменения модели работы. Австрийские партнеры с новой моделью согласились и позволили покупать продукцию не у них. «Для нас импортозамещение — это создание своего производства. Мы запустили кондитерский цех, запустили свежую выпечку, переработку мясопродукции для комплектования сэндвичей, бургеров. И сейчас мы идем дальше, в направлении производства замороженных полуфабрикатов — смотрим оборудование, технологию, чтобы готовить и упаковывать, а затем продавать как в своей сети, так и поставлять другим компаниям, работающим в нашей сфере». Выгода импортозамещения в случае с кофейнями еще и в том, что по сути вся цепочка создания добавленной стоимости, от переработки сельхозпродукции до создания готовой продукции (бургеров, тостов, выпечки), контролируется уже на местном уровне.

Госзаказ на инновации

Отдельная тема — наукоемкие разработки. Это те самые инновации, которым уж точно никак не обойтись без поддержки со стороны государства (прежде всего в виде госзаказа).

— Есть некая специфика инновационных продуктов, мы понимаем прекрасно, что инновационный продукт — дорогостоящий, — констатирует заместитель директора Института естественных наук УрФУ по инновационной работе Александр Зинин. — И эта продукция ориентирована не на потребительский рынок. В этой связи встает вопрос: как вы можете себя позиционировать относительно финансовых потоков, которые идут либо от монополий, либо от государства. Если вы нашли дорогу к деньгам, у вас есть шанс на развитие. Если нет, вы будете стучаться в закрытые двери.

Преодолеть барьеры можно административным путем. В Москве, к примеру, уже действует норма, предусматривающая, что малому бизнесу полагается не менее 5% от общего годового объема заказов на поставку товаров, работ, услуг, «при производстве, выполнении и оказании которых используются приоритетные продукты и технологии, включенные в перечень, сформированный департаментом науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы и размещенный на официальном сайте», проинформировал Александр Зинин, общавшийся со специалистами столичного департамента на Иннопроме-2015.

Что сделано

Понятно, что поддержки малому бизнесу не хватает, однако задаваться традиционными вопросами «что делать?» и «с чего начать?» не придется. Многое уже сделано. Просто знают об этом не все, и в рамках круглого стола об этом тоже говорили — возможности есть, просто информация об этих возможностях до предпринимателей не доходит в полном виде.
 
Сельское хозяйство — одно из направлений импортозамещения. Свердловская область — зона рискованного земледелия, однако «любой начинающий фермер, обратившийся к нам, может быть уверен в том, что он сможет найти оптимальные предложения для открытия и развития бизнеса. Укрепление малых форм хозяйствования — один из приоритетов деятельности Свердловского филиала Россельхозбанка», — заверяет Ольга Карелина, главный клиентский менеджер этого банка по работе с клиентами малого и микробизнеса.

В Оренбургской области доля сельского населения чуть недотягивает до 50%. Здесь, по словам вице-президента Оренбургского областного фонда поддержки малого предпринимательства Леонида Секерина, реализуется несколько грантовых программ. Наряду с возможностью получить стандартные гранты на сумму до 300 тыс. рублей (около 60% заявок приходится на бизнес, связанный с сельским хозяйством), есть специальные грантовые программы — до 1,5 млн рублей по линии Минсельхоза для начинающих фермеров и до 10 миллионов на семейные животноводческие фермы. В 2015 году 83 фермера получили такие гранты на сумму 200,1 млн рублей. По всем программам в текущем году в области будет выдано примерно 300 грантов. Заявок очень много, есть конкурс.

 Эффективность грантовых программ — уже применительно к моногороду — подтверждает и директор Муниципального фонда поддержки малого предпринимательства Каменска-Уральского Свердловской области Анна Лештаева: «Деньги пришли в город в 2010 году, они реализовывались в 2010 — 2011 годах. На поддержку предпринимательства было выделено около 160 млн рублей. Деньги существенные, и результат у нас получился положительный. Грантов начинающим предпринимателям было выдано 167, и по итогам последнего мониторинга, который мы проводили в этом году, 80% работают до сих пор. Закрылись в основном бизнесы, связанные с сельским хозяйством, — очень зыбкая сфера. Одна из причин — законодательство: очень сложно маленьким предприятиям выживать, для них требования такие же, как и для огромного хозяйства, и выполнить их нереально. Успешными оказались проекты, связанные с туризмом, а также с металлообработкой — есть примеры, когда бывшие сотрудники заводов в рамках кооперации взаимодействуют уже как партнеры».

Что касается вечной темы участия бизнеса в госзаказе, то и по ней есть позитивные новости. «Доля закупок у малого и среднего предпринимательства контролируется законодательством по Свердловской области, она составляет 18,7%», — информирует директор департамента развития предпринимательства и туризма министерства инвестиций и развития Свердловской области Александр Породнов.

Главная мечта

В краткой обзорной публикации даже пунктиром нельзя изложить все прозвучавшие за четыре часа разговора тезисы, поэтому изложение оказывается рваным. Рваной пока выглядит и матрица взаимодействия всех тех, кто ответствен за взаимодействие с МСП и его поддержку. Несмотря на очевидные достижения, нужно еще очень много. И все равно будут недовольные — у каждого свои ожидания и свои оценки сделанного. Дискуссия показала, что даже инновации бизнес воспринимает по-разному. Для одних — это наукоемкие новые продукты. Другие разделяют определение австрийского экономиста Йозефа Шумпетера, который называл инновацией монополию, обеспечивающую временную сверхприбыль за счет новаторской деятельности.

Пожалуй, единственная идея, не вызвавшая разногласий, — это предложение не менять законодательство, касающееся деятельности малого и среднего бизнеса, хотя бы год. А при стабильности, возможно, удастся создать ту самую карту, по которой можно будет уверенно размечать не только проклятые для бизнеса места, но и те адреса и мощности, где бизнесу гарантирован зеленый свет.

Дополнительные материалы:

Осторожный подход к кредитованию идет на пользу не только банкам, но и устойчивости бизнеса клиента

Начальник отдела по работе с предприятиями малого бизнеса РЦ «Уральский» Райффайзенбанка Алексей Ивукин:

— Существует мнение, что интересы банков в обслуживании предприятий малого бизнеса и самих компаний различны: первые предлагают «дорогое» РКО и залоговое кредитование, вторые — ищут экономичные варианты обслуживания и интересуются кредитами без залогов. Не соглашусь — спрос и предложение достаточно сбалансированы.

Мы видим, что кредитование предприятий малого бизнеса в нашем регионе не показывает такого динамичного роста, как в предшествующие годы. Для этого много сдерживающих и ограничивающих факторов как у банков, так и у компаний. В текущих условиях неопределенности предприятия малого бизнеса демонстрируют снижение инвестиционной активности и спроса по заимствованиям, многие предпочитают снизить кредитную нагрузку и развивать бизнес с большей долей собственных средств. И нам, банкам, пришлось стать более консервативными в оценке риска. Таким образом, более осторожный подход к кредитованию идет на пользу не только банкам, но и устойчивости бизнеса клиента, так как позволяет компании еще раз, с помощью финансового аналитика оценить перспективы обслуживать долг в случае продолжения ухудшения ситуации на рынке.

На данный момент мы фиксируем, что не более 15 — 20% предпринимателей-клиентов Райффайзенбанка ищут долговое финансирование. При обсуждении условий кредитования предприниматель, как правило, оценивает сделку комплексно, рассматривая совокупность критериев: срок займа, сумму, уровень процентных ставок, требования к обеспечению кредита, потенциал сотрудничества (уровень сервиса, способность банка оперативно реагировать на запросы, условия зарплатных проектов и кредитования сотрудников клиента на льготных условиях). Конечно, для этих клиентов основное значение имеют уровень процентных ставок и возможность кредитования без залога. Мы работаем с каждым потенциальным клиентом индивидуально, и для компаний, которые успешно действуют на рынке в течение двух лет, предлагаем беззалоговые овердрафты и возможность получить частично обеспеченные кредиты на пополнение оборотных средств.

К расчетно-кассовому обслуживанию у предпринимателей три основных требования: уровень надежности банка (многие ориентируются на список системообразующих, составленный ЦБ РФ), тарифы, уровень развития дистанционных каналов (наличие мобильного интернет-банка, смс-информирования по расчетно-кассовым операциям и т.д.). Райффайзенбанк несколько лет назад внедрил пять пакетов услуг РКО для предприятий малого бизнеса. В пакеты услуг включены, в частности, открытие и ведение расчетных счетов в рублях и иностранной валюте, работа в системе банк-клиент «ELBRUS Internet». В рамках пакета услуг значительно снижается стоимость банковских сервисов, клиент может сэкономить порядка 25 — 50% на расчетно-кассовом обслуживании. Мы включили в пакетное предложение скидки на услуги по торговому эквайрингу и зарплатным проектам и предложили карту «Бизнес 24/7», которая выпускается к расчетному счету компании и предназначена для внесения и снятия наличных. Недавно мы запустили новый сервис — онлайн-бронирование расчетного счета. Теперь можно в течение нескольких минут, не приезжая в офис банка и без предварительной подачи документов, получить реквизиты счета и сразу же указывать их в договорах с партнерами и контрагентами. Для этого достаточно зайти на сайт и заполнить онлайн-заявку. В течение нескольких минут клиенту будут высланы реквизиты.    

 

Наш подход — комплексная поддержка и набор инструментов, направленных на различные сегменты

Заместитель директора Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства Илья Сулла:

— Наш фонд работает с 1992 года, первый заем мы выдали в 1993 году, и эти деньги до сих пор работают в экономике Свердловской области. Наш подход — комплексная поддержка и набор инструментов, направленных на различные сегменты: и начинающих, и на тех, кто давно существует на рынке, и на быстро развивающийся бизнес.
 
По статистике, в Свердловской области работают примерно 200 тыс. малых и средних предприятий. Но я думаю, что реально экономически активных центров предпринимательской деятельности около 50 — 60 тысяч: вокруг одного реального предпринимателя зачастую существует несколько юридических лиц. И когда мы говорим, что за 2014 год СОФПП провзаимодействовал в части финансовой и нефинансовой поддержки с 6,6 тыс. субъектов малого и среднего предпринимательства, то это означает, что как минимум каждый десятый предприниматель в той или иной мере получил поддержку от Свердловского областного фонда. При поддержке фонда в 2014 году создано 4049 рабочих мест, а сумма налогов, уплаченных получателями поддержки в бюджеты всех уровней, сопоставима с суммой совокупной финансовой поддержки — около 1 млрд рублей (если с точностью до знака, то сумма поддержки — 1 074 592,8 тыс. рублей, а сумма налогов — 1 005 199,7 тыс. рублей). Среди получателей поддержки — практически все отрасли: торговля, услуги, производство, сельское хозяйство.

Гарантийный фонд СОФПП — 750 млн рублей, фонд льготного кредитования — примерно 350 млн рублей, и вот эти деньги работают. Мы стремимся, чтобы наша поддержка была доступна не только в Екатеринбурге, но и равномерно по всей области. В этом нам помогают муниципальные фонды — инфраструктура СОФПП охватывает более 30 городов.

У нас есть и возвратные, и невозвратные финансовые инструменты. Что касается займов, то мы выдаем до 10 млн рублей по ставке рефинансирования. Специально подчеркну — именно по ставке рефинансирования, которая остается неизменной уже более трех лет: с 14 сентября 2012 года она составляет 8,25% годовых. По этой ставке можно получить заем на срок до пяти лет. Но есть существенное ограничение — речь идет только об инвестиционных сделках, когда приобретается оборудование или производственная недвижимость либо когда осуществляется капитальный ремонт недвижимости. В приоритете — туризм, детские сады, медицинские услуги.

Существует еще целый блок — несколько десятков бизнес-миссий, которые мы проводим каждый год. У предпринимателей есть реальная возможность отправиться в деловую поездку за рубеж, чтобы наладить контакты, понять возможные варианты сотрудничества и получить необходимые для него стартовые данные.

 Вообще есть много моментов, которые хотелось бы довести до аудитории. Несмотря на все наши усилия и усилия средств массовой информации, все-таки, видимо, не вся информация доходит до предпринимателей. Пользуясь случаем, приглашаю заходить к нам на сайт и подписываться на нашу рассылку, чтобы не пропускать важные новости и информацию.

 

ПАРТНЕРЫ ПРОЕКТА


 

 

Комментарии

Материалы по теме

В Свердловской области начал работать фонд инвестиций для малого и среднего бизнеса

День памяти предпринимательства

Ценность — в оперативности

Проектирование ресторана под ключ — работа для специалистов

Поддержали на уровне идеи

Как правильно выбрать франшизу в разных сферах деятельности расскажут на всероссийском форуме в Екатеринбурге

 

comments powered by Disqus