Инженериум

Возрождение уральской инженерной школы

Возрождение уральской инженерной школы

Идею возрождения уральской инженерной школы поддержали на федеральном уровне. Но вместо денег пока обещают игрушечные микроскопы

29 октября в рамках конференции «Точки роста экономики Большого Урала», организованной аналитическим центром и журналом «Эксперт-Урал», прошло расширенное заседание комитета СОСПП по развитию профессионального образования и трудовым ресурсам совместно с Уральским федеральным университетом и Советом главных конструкторов Свердловской области. Тема дискуссии — ключевые направления развития инженерного образования и инженерной деятельности.

Инструменты развития зашиты в губернаторскую программу «Уральская инженерная школа». Основная идея документа — непрерывное техническое образование начиная со школьного до дополнительного профессионального (см. здесь). Задачи — подготовка высококвалифицированных инженерных кадров, эффективное взаимодействие вузов и научных организаций с реальным сектором экономики. Программа одобрена на федеральном уровне (в сентябре на встрече губернатора с президентом РФ), но пока никаких вливаний из бюджета страны на ее реализацию не предусмотрено. Основные инвесторы в новую кадровую политику — региональная казна и предприятия. В условиях стагнации инициаторам модернизации инженерного образования придется решать, на каких направлениях нужно сосредоточиться. В любом случае масштабный проект запущен, регион станет пилотной площадкой для преобразований. Можно ли в рамках одного субъекта РФ решить вопрос дефицита инженерно-технических кадров и возродить интерес к специальностям, без которых о промышленном росте и думать нечего?

Технику в руки, стереотипы об колено

На 2015 год в областном бюджете на программу заложено 200 млн рублей. Ориентация — довузовская подготовка.

— На первом этапе нам нужно создать прочный фундамент для технических вузов — подтянуть будущих инженеров по физике и математике. Сейчас латать прорехи, образовавшиеся за годы обучения в школе, приходится университетам, — рассказывает заместитель главы областного Мин­обра Алексей Пахомов. — Каждый четвертый выпускник на Среднем Урале выбирает физику для сдачи ЕГЭ. Это неплохо. Но средний балл по этому предмету недотягивает и до 50. Такая картина наблюдается во всех регионах. 

— Без хороших учителей проблему не решить, — убежден генеральный директор Нижнетагильского института испытания металлов (НТИИМ) Валерий Руденко. — Только в Нижнем Тагиле не хватает около двухсот преподавателей математики и физики. Это огромные цифры. Чтобы подготовить учителя целевым методом, потребуется пять лет. Проще организовать дистанционное обучение, больших денег это не потребует. Согласие от заведующих кафедрами математики и физики УрФУ я получил. Есть и другое предложение — создавать классы инженерно-технической направленности, городские и районные проф­ориентационные центры.

Ректор УрФУ Виктор Кокшаров поддерживает идею организации дистанционных курсов (такой формат уже работает при подготовке бакалавров и магистров, надо лишь адаптировать контент для школьников), но этого недостаточно — необходимо повышать привлекательность инженерных специальностей.
  
В соседней Челябинской области популяризацией профессии инженера занимаются с детского сада.

— Мы начали с дошкольников. В жизни ребенка всего два периода — 5 и 12 лет, когда у него проявляются технические наклонности, — делится опытом заместитель министра образования и науки Челябинской области Елена Зайко. — Если в этих возрастах он не занимался техникой, не держал ее в руках, он никогда не выберет профессию инженера. Поэтому и надо развивать кружки технического творчества (их пока меньше, чем хотелось бы), мотивировать детей на изучение предметов математического и естественно-научного цикла с помощью спартакиад и олимпиад.

Уральские промышленные предприятия укомплектованы инженерами, конструкторами и технологами на 70%, их средний возраст — 53 года 

В Свердловской области с этой целью организуют губернаторскую олимпиаду для школьников по математике, физике, химии, информатике и биологии. Ее главное отличие от всероссийской — доступность. Попасть на нее можно будет с 6 класса. Сейчас идут переговоры с Минобром РФ, чтобы придать региону статус пилотной площадки по формированию школьного портфолио индивидуальных достижений, которое будет учитываться при поступлении в вуз.

— Что может быть сложнее, чем вернуть интерес детей к точным наукам, убедить их родителей в перспективах инженерных профессий, — понимают глубину проблемы авторы программы.

— Придется ломать сложившийся стереотип «получив профессию инженера, семью не прокормишь», — детализирует Алексей Пахомов. — Лекциями здесь не отделаться. Это планомерная работа. В программу развития инженерного образования заложена поддержка кружков технического творчества в школах. Я посмотрел статистику и очень удивился: из 1157 школ 608 информируют о наличии таких секций. Думаю, в реальности ситуация хуже. Средние учебные заведения не смогут без поддержки предприятий открыть полноценные станции юных техников, кабинеты естественно-научного цикла. Софинансирование таких мероприятий компаниями предусмотрено и программой, там 43 направления, их только на бюджетные средства не реализовать. 

Предприятия готовы выступить соинвесторами: многие из них (УГМК, УВЗ, ПНТЗ) реализуют совместные проекты с образовательными организациями — учебные центры по подготовке и повышению квалификации кадров. Кроме того, у УГМК, например, есть опыт создания сказок для дошкольников «Медяшка», СвЖД проводит профориентационные мероприятия в 42-х школах, а НТИИМ создал центр технического творчества по четырем направлениям: компьютерные технологии, конструирование и 3D-моделирование, радиотехника и робототехника, авиамоделирование. 

— Инструмент довузовской подготовки очень эффективен, его нужно тиражировать для всех предприятий, — считает начальник службы управления персоналом СвЖД Евгений Поспелов. — Только так можно минимизировать кадровые риски.

При этом компании часто говорят, что образование для них — непрофильная деятельность и рассчитывают компенсировать хотя бы часть затрат на нее.

Игрушки для инженера

Министр промышленности и науки Свердловской области Андрей Мисюра считает, что предприятия должны получать субсидии на приобретение оборудования для оснащения корпоративных учебных заведений и выполнение НИОКР:

— Финансовые инструменты, такие как субсидии на НИОКР, надо расширить. Это реально, учитывая курс страны на импортозамещение. Будущее региона связано с развитием технически сложных производств и созданием наукоемкой продукции в области машиностроения. Чтобы сделать конкурентный продукт, необходимы
профессиональные и компетентные кадры, с этим никто спорить не будет. Компании на условиях частно-государственного партнерства открывают ресурсные центры подготовки кадров. Но предприятия должны не только подготовить кадры, но и удержать их на предприятиях, обеспечить достойную зарплату и социальный уровень. Без понимания производственниками своей роли в процессе браться за возрождение инженерной школы бессмысленно. Необходимо, чтобы специалисты получали квалификацию именно на тех территориях, где представлены предприятия. Я говорю не только о ресурсных центрах, но и филиалах технических вузов.

— Нам удалось отстоять филиальную сеть, — рассказывает Алексей Пахомов. — Речь не только об УрФУ, но и об УрГУПС. Уже два раза ездили в Минобрнауки на согласование сети. Не сдаем ни одной площадки.

Промышленный сектор убежден, что «закрывать филиалы нельзя», ведь готовить квалифицированные кадры можно только в сотрудничестве с высшей школой. Валерий Руденко приводит в пример работу филиала кафедры «Специальное машиностроение» Нижнетагильского филиала УрФУ: во многом благодаря ей сейчас больше трети сотрудников института — это молодые люди, а еще несколько лет назад средний возраст специалиста на предприятии составлял 51 год.

Авторы программы считают, что в необходимости развития инженерной школы им в ходе дискуссий удалось убедить всех участников — компании, вузы, школы. Теперь нужно говорить о деталях. Консультации по развитию уральской инженерной школы во второй половине ноября пройдут в свердловском Минпроме. Планируется, что при ведомстве будет создан экспертный совет по реализации проекта.

Другая задача — заручиться поддержкой федеральных ведомств. Она тоже постепенно решается. Несколько дней назад актуальность программы признали в Минпромторге РФ. Ранее первый заместитель главы этого ведомства Глеб Никитин заявил, что «детей нужно настраивать на исследовательскую работу с детсада, у многих это может вызвать улыбку, но благодаря уральской инициативе важность этой темы оценят все».

1 ноября подключиться к реализации программы решило Агентство стратегических инициатив. По словам генерального директора АСИ Андрея Никитина, это первая идея по профессиональному образованию, которая продумана снизу вверх — от детсада до университета: «Я много вижу, как в разных регионах что-то пытаются сделать с образованием, но у вас очень правильный подход, когда вся цепочка образования приводится к единой задаче».

Никитин предложил разработать специальные игрушки — наборы юных инженеров, российские аналоги Lego, игрушечные микроскопы, которые могут повлиять на выбор инженерной профессии в будущем. Заняться этим, по мнению главы АСИ, может Ассоциация индустрии детских товаров, которую в последнее время поддерживает агентство.

Дополнительные материалы:

Кадровый ответ Чемберлену

Возрождение инженерной школы на Урале — обязательное условие для развития производства и выполнения задач импортозамещения, считает ректор Уральского федерального университета Виктор Кокшаров
 
— Кризисные явления всерьез заставляют задуматься о качестве регионального человеческого капитала. Именно качество, а не дешевизна труда играет особую роль. Неслучайная тенденция: если в последние 20 лет промышленные производства перемещались в Азию, то сейчас они возвращаются в США и Европу, где есть высококвалифицированные кадры, поскольку именно интеллект — главная составляющая успеха. Чтобы соответствовать мировым трендам, мы должны повышать требования к специалистам, инвестировать в переподготовку и обучение кадров. Никто не отменял задач по реиндустриализации, переходу к четвертому технологическому укладу. Теперь стоят задачи по импортозамещению. Чтобы производить продукцию европейского качества, необходима определенная квалификация. Нашим ответом Чемберлену станет комплексная программа по развитию уральской инженерной школы. В ее основе — идея построения системы непрерывного технического образования: от общего, среднего профессионального и высшего до дополнительного. Сейчас упор делается на довузовской подготовке, на этом этапе с помощью школ технического творчества надо готовить мотивированных к обучению ребят. Но это только фундамент, многое зависит от качества программ среднего и высшего образования.

В июне на Совете по науке и образованию при президенте РФ были названы основные типы инженерных кадров, требующиеся современной промышленности. Это линейные и так называемые инновационные инженеры. Мы считаем, что в этот перечень надо обязательно включить техников, которые обладают навыками рабочих и инженерными знаниями. Поэтому один из разделов проекта Уральской инженерной школы подразумевает разработку гармонизированных программ среднего специального и высшего образования. Они дают возможность выстроить индивидуальную траекторию ускоренного обучения в рамках прикладного бакалавриата в вузе.

Основное внимание уделяется разработке и реализации инженерных образовательных программ нового поколения. Мы их называем партнерскими. Они спроектированы под заказ и реализуются при непосредственном участии работодателей. Причем парт­нерство начинается на этапе проектирования задаваемых результатов обучения — мы вместе формируем портрет компетенций будущего выпускника, то есть решаем, какими навыками и умениями он должен владеть. Совместный форсайт вуза и бизнеса — это очень правильно. Без работодателя сложно понять, кто именно будет востребован на производствах в будущем. Другая сторона партнерства — создание базовых кафедр на предприятиях. Такая возможность заложена в закон об образовании РФ. Мы уже открыли 12 кафедр, и этот процесс продолжается, рассматриваются новые заявки. Последний пример — создание базовой кафедры «Металлургия» совместно с УГМК. Организована уникальная лаборатория, УрФУ вложил 170 млн рублей, УГМК — 660 миллионов. Этот комплекс станет местом обучения наших студентов, местом производства новейших технологий.

Новой формой интеграции могут стать центры дополнительного профессионального образования, которые на договорной основе уже на базе предприятия объединяют для решения кадровых проблем как образовательные организации различного уровня, так и учебные центры. Такие центры решают широкий круг задач — от мотивации школьников и подготовки рабочих до адаптации профстандартов и организации совместных научных исследований.

Для подготовки специалистов новой формации необходимо менять и образовательные технологии. Одной из этих новаций является технология проектного обучения, которая была известна еще в советское время. Суть ее в том, что студенты выполняют проектные работы, сложность которых постепенно возрастает. Проекты выполняются командами. Именно в такой командной работе формируются необходимые инженеру лидерские качества, умение отстаивать идею, нести ответственность за принятые решения. Этот подход успешно развивается в целом ряде ведущих высших учебных заведений мира.

В нынешних условиях, условиях достаточно сложных, поддержка со стороны региона (а идея возрождения школы инженеров принадлежит губернатору) в подготовке технических кадров, повышении их квалификации является действенным инструментом улучшения конкурентоспособности предприятий.

Дворянство к диплому

Инженерному образованию в России более трехсот лет: в 1701 году Петр Первый издал указ об учреждении в Москве первой в России школы «математических и навигацких, то есть мореходных хитростью искусств учения». На Урале первый инженерный вуз появился в 1914 году — в Перми открылось отделение Петроградского университета. На тот момент в России насчитывалось 15 государственных инженерно-промышленных вузов (в основном в Петербурге, Москве, Киеве и Харькове), где обучалось 24 тыс. студентов — 40% от всех учащихся в российских вузах. Выпускники с отличием к диплому получали государственный чин и право на потомственное дворянство. Наибольшими привилегиями пользовались горные инженеры, инженеры путей сообщения, лесного и межевого дела, а также инженеры-связисты, служившие в телеграфном ведомстве: они носили свою форму, имели военные чины и объединялись в спецкорпуса, хотя формально и не являлись военнослужащими. Инженеры руководящего звена имели генеральский статус. Это привлекало к освоению инженерно-технических профессий дворянскую молодежь, а для юношей из низших слоев инженерно-техническое образование выполняло роль социального лифта. Преподаватели технических вузов получали высокую зарплату (профессор — несколько тысяч рублей, что было сопоставимо с зарплатой заместителя министра), они также считались госслужащими высокого ранга.

После революции инженерно-техническое образование было реорганизовано и успешно адаптировано к потребностям советской плановой экономики. В 1927 году в СССР насчитывалось 26 технических вузов, в них обучались 46,9 тыс. студентов. Основной проблемой подготовки новых инженерно-технических кадров в тот период являлся низкий общеобразовательный уровень населения. Для привлечения в технические вузы выходцев из рабочих и крестьян для них стали создавать рабфаки, уже к середине 1930-х годов почти каждый второй поступавший в вуз был рабфаковцем. За период с 1930 по 1940-е годы количество технических вузов в СССР увеличилось в четыре раза и превысило полторы сотни. Численность инженерно-технических работников, например на предприятиях машиностроения и обработки металлов, увеличилась с 28 тысяч в 1928 году до 253 тысяч в 1937-м. Именно в 1930-х годах были успешно воздвигнуты такие промышленные гиганты, как ДнепроГЭС и Турксиб, созданы металлургические и тракторные заводы в Магнитогорске, Новокузнецке, Челябинске, появились Уралмаш, Уралвагонзавод. Более 90% студентов технических вузов получали стипендию, а обучавшиеся в вузах, организованных при заводах, имели повышенную (на 15%) стипендию. Размер ее был значителен: 400 рублей в год в вузах Москвы, Ленинграда и столицах союзных республик и 300 рублей — в вузах остальных городов СССР (средняя зарплата рабочих и служащих на тот момент составляла 396 рублей).

В годы Великой Отечественной и в послевоенный период подготовка инженерно-технических кадров в высшей школе по объективным причинам сократилась в два-три раза (часть вузов оказалась на оккупированной территории, другие были разрушены). Но уже в 1950 году она по количественным показателям почти достигла довоенного уровня: выпуск специалистов с высшим техническим образованием составил 37 тыс. человек. За последующие десять лет этот показатель увеличился  более чем в три раза (в 1960 году вузы выпустили свыше 120 тыс. инженеров). В результате к концу 1950-х годов СССР по числу инженеров достиг уровня США, а в 1960-х годах превзошел его.

Сформировавшаяся за 70 лет система советского инженерного образования была достаточно эффективной, о чем свидетельствуют общепризнанные достижения СССР в науке и технике. В 1987 году в СССР было заявлено 83,7 тыс. патентов, в то время как в США в том же году — лишь 82,9 тысячи, в Германии и Англии — 28,7 тыс. патентов. На долю советской науки приходилась четвертая часть всех изобретений в мире.

После распада СССР ввиду резкого сокращения производственного сектора потребность в специалистах технического профиля существенно уменьшилась. Выпуск из госвузов за последние два десятилетия в процентном соотношении упал почти вдвое — с 42% в 1988 году до 22% в 2008 году, в то же время в 2,3 раза увеличилась доля дипломированных экономистов и менеджеров. Существовавшая в советский период эффективная система профессиональной ориентации молодежи (в том числе многочисленные школы и кружки научно-технического творчества) после 1992 года оказалась в России ненужной и была полностью демонтирована. Технические профессии, работа на производстве, в НИИ или КБ утратила в глазах молодежи какую-либо привлекательность.

 

Комментарии

Материалы по теме

Санкции на труд

Свердловский областной Союз промышленников и предпринимателей отмечает 24 года со дня основания

Вместе будет быстрее

Замещай, подорожало

СОСПП продолжает отбор проектов, чтобы определить благополучателя «Екатерининской Ассамблеи»

 

comments powered by Disqus