Давай вместе

Перспективы бизнеса

Перспективы бизнеса

Как фиксированные рабочие места, строгая иерархия и замкнутость превращаются в рудименты организационной культуры, а гибкость и коллаборация — в ее новый тотем

Аgile, teams, collaboration, flexibility, talent — только и слышно в R&D-подразде­лении Cisco, расположенном в Осло и занимающемся разработкой продуктов для совместной работы. Talent, flexibility, collaboration, teams, agile — эхом отзывается офис IBM в Норвегии. Европейские компании, похоже, окончательно выбрали путь, по которому им предстоит идти. Вопрос «а где люди», заданный в 12.00 во вторник, заставляет руководителей улыбаться. В Cisco у 61% сотрудников нет потребности постоянно находиться в офисе. Что вы делаете, гораздо важнее того, где вы это делаете, уверены в компании.

Культурный сдвиг

Весной исследователи из Deloitte опубликовали итоги очередного ежегодного опроса миллениалов. В нем приняли участие больше 10 тыс. представителей поколения Y (родившихся с 1981 по 1996 годы) и 1,9 тыс. человек, появившихся на свет после 1996-го. Выяснилось страшное: 43% респондентов собираются уволиться в ближайшие два года (среди двадцатилетних этот показатель еще выше — 61%). Проработать на одном месте более пяти лет готовы лишь 28%. При этом 62% опрошенных из поколения Y считают фриланс реальной альтернативой полной занятости.

Вице-президент Cisco Шри Шринивасан и его команда уверены: технологии — лишь инструмент изменения организационной культуры

57% респондентов заявили, что ключевой фактор лояльности к работодателю — позитивная атмосфера и корпоративная культура, а 44% считают таковым гибкий график и возможность удаленной работы (55% миллениалов, работающих в свободном режиме, готовы оставаться на своем месте более пяти лет).

С исследованием Deloitte хорошо коррелируют выводы аналитиков KPMG, которые не так давно опросили топ-менеджеров 1300 компаний по всему миру на предмет новых угроз и возможностей. Выяснилось любопытное: 82% директоров не уверены, что через три года их продукт будет релевантным спросу, 71% готовы к тому, чтобы возглавить процесс радикальной трансформации своей организации, 60% полагают, что agility (перевести это корректно на русский не так-то просто, пусть будет проворство, скорость и гибкость) — это новая бизнес-реальность.

То же исследование KPMG показало: трансформацию организационной структуры и культуры подавляющее большинство управленцев непременно связывают с внедрением информационных технологий (95% CEO видят в них больше возможностей, нежели угроз), в том числе сервисов, способных выстроить эффективную коллаборацию. Никакого откровения в этом выводе нет. Про диджитал и смену бизнес-моделей в США, Европе, Японии беспрестанно говорят с середины нулевых. И в понимании организационной трансформации, продуктов, для нее необходимых, там продвинулись довольно далеко. 

Яркий пример — клиентский центр IBM в Осло. По сути, он построен вокруг коллаборационных решений. Точнее, они глубоко интегрированы в процессы, происходящие в здании. Офис рассчитан на 700 сотрудников, но рабочих мест в нем всего 420. Ни один человек не привязан к конкретному столу, стулу, монитору. Центральная часть помещения — атриум с мини-кафе, столиками и разного размера переговорными комнатами. Продуктивность, полагают в IBM, не зависит от того, где человек трудится. Если ему комфортно дома или в кафе, зачем насильно заставлять его каждый день ходить в офис. Если обеспечить эффективную коммуникацию между членами команды, то никакой надобности в их нахождении на одной территории нет. Этот подход, судя по словам генерального менеджера IBM в Норвегии Арне Норхайма, позволил компании существенно повысить эффективность труда и снизить капвложения.

Сложный путь к простоте

— Наша платформа для совместной работы строится на четырех принципах, — говорит Снорре Кьесбу, вице-президент компании Cisco, отвечающий за коллаборационные решения. — Первый — простота и удобство. Расскажу одну историю. Пару лет назад я сидел на кухне и готовил презентацию. Моя младшая дочь подбежала к ноутбуку и начала тыкать пальцем в экран, пытаясь перелистнуть страницу. У нее ничего не получилось. Тогда она сказала: «Папа, твой компьютер сломан». А я ответил: «Вовсе нет, просто тебе надо нажать кнопку PgDn». А затем я услышал вопрос, который стал поворотным в моей карьере, — «почему». Я не шучу. Именно тогда я понял: во время разработки продукта мы всякий раз должны себя спрашивать «почему» или «зачем». Только тогда мы получим решение максимально простое и функциональное. Сделать технологии невидимыми — вот что мы хотим прежде всего.

Второй принцип — создавать мосты, а не острова. Смысл — в интеграции сервисов и данных, необходимых для эффективной работы команды, в создании бесшовной среды для коммуникации. И не важно, где вы находитесь и каким устройством пользуетесь. Третий принцип — связать в одно целое софт, «железо» и облако. По сути, это продолжение идеи Стива Джобса, высказанной им еще в 1984 году. Наконец, четвертый принцип — девайсы своим внешним видом должны трансформировать рабочее пространство.

Эти тезисы могут показаться банальными (особенно тем, кто работает в сфере разработки софта). Однако даже такой ИТ-гигант, как Cisco, шел к ним больше десяти лет. История началась еще в 2007-м, когда американская компания за 3,2 млрд долларов купила разработчика платформы для видеоконференцсвязи (ВКС) WebEx. В 2009-м примерно за 3,4 миллиарда был приобретен 91-процентный пакет акций норвежского производителя оборудования для ВКС Tаndberg. Параллельно Cisco развивала собственный продукт для поддержки общения внутри команды — Spark. Сначала он представлял собой что-то вроде корпоративного мессенджера, но потом оброс функционалом и, по сути, превратился в конкурента WebEx. Интеграции между двумя решениями фактически не было. Это порождало неразбериху в продажах, продвижении, распределении инвестиций и раздражало пользователей.  

В 2015 году в Cisco поняли, что никакого рационального оправдания существованию двух практически идентичных сервисов нет, и начали работу по их интеграции. Она была закончена только весной 2018-го. В итоге появилась единая платформа, представленная двумя решениями — WebEX Meetings (облачная ВКС) и WebEx Teams (сервис обмена данными, корпоративный мессенджер). Бренд Spark свое существование прекратил.

Эффект коллаборации

В России ментальный сдвиг в сторону диджитализации начался только в 2017-м, когда была принята программа «Цифровая экономика РФ». Да, программы вроде «информационное общество» существовали и раньше, но никакого отклика у аудитории они не вызывали, воспринимались как очередной распил и закономерно проваливались.

Искусственный интеллект освободит работников от рутины и даст время для решения сложных задач

— Российский бизнес в последнее время также серьезно задумывается над организационной трансформацией, — комментирует руководитель подразделения Cisco по продвижению технологий для совместной работы в России Максим Репин. — И дело здесь вовсе не в Германе Грефе, возведшем agile в культ. Темп жизни с каждым годом ускоряется, неопределенность возрастает, конкуренция усиливается, времени на реакцию и принятие решений у управленцев становится все меньше. Традиционные иерархические структуры очевидно не могут справиться с новыми вызовами. Поэтому работодатели все чаще отказываются от больших коллективов, прикрепленных к рабочему месту, в пользу компактных, динамичных (и зачастую территориально распределенных) групп. Более того, наши заказчики все чаще просят выстроить систему, при которой в команду проекта включаются внешние эксперты или представители клиента. Это новая ступень развития организационной культуры. Раньше мы всерьез дискутировали, а должен ли у сотрудника быть удаленный доступ. Теперь этот вопрос на повестке даже не стоит, потому что управленцы как никогда начали ценить возможность быстро корректировать действия и в конечном счете экономить время. Да, в вопросах совместной работы мы идем с задержкой года в два-три от США, несколько отстаем от Западной Европы. Но зато это направление в России растет опережающими темпами (ряд аналитиков сходится на том, что сегмент collaboration в нашей стране в прошлом году увеличился более чем в полтора раза. — Ред.). Одними из самых активных заказчиков в этой сфере являются банки и госорганы.

Наличие в заказчиках Cisco госструктур — большая удача. Частные компании обычно довольно неохотно рассказывают об эффектах внедрения того или иного ИТ-сервиса. Чиновники же всегда рады похвастать ростом эффективности.

В нашем распоряжении оказалась информация о двух проектах. Первый был реализован в правительстве Пензенской области и предполагал модернизацию системы видеоконференцсвязи. Внедренная платформа позволяла назначать и проводить совещания вне зависимости от местоположения и типа используемых устройств, она объединила кабинет губернатора, министров и других членов правительства, глав районов.

Итог, по словам начальника управления ИТ и связи Пензенской области Алексея Костина, — сокращение количества командировок (и, вероятно, затрат) на 20%, повышение гибкости графика сотрудников и производительности их труда.

Второй проект — в министерстве РФ по развитию Дальнего Востока — предполагал построение системы видеоконференцсвязи, которая бы объединила стационарные и мобильные рабочие места сотрудников, находящихся в Москве, Хабаровске, Владивостоке, Петропавловске-Камчатском, и переговорные комнаты министерства.

— Скорость принятия решений увеличилась вдвое, при этом количество ежемесячных совещаний, проводимых в формате ВКС, возросло с 20 до 100, — оценил итоги проекта заместитель директора департамента управления делами министерства Кирилл Белов. — Это свидетельствует о том, насколько система видеоконференцсвязи важна для кооперации людей, бизнеса и власти. Такой подход соответствует нашей ключевой задаче скорейшего построения цифровой экономики на территории Дальнего Востока.

Новое слово на букву «а»

Внутреннее исследование Cisco показало: 51% респондентов полагают, что искусственный интеллект, artificial intelligence (ИИ или AI), освободит их от рутины и даст время для решения сложных задач, 35% считают, что AI будет содействовать творчеству, а 30% — что с ИИ они получат больше удовлетворения от работы.

Конечно, экстраполяция этих цифр на весь частный бизнес (особенно в России) была бы чересчур грубым и излишне оптимистичным преувеличением. Способен ли искусственный интеллект оправдать все возлагаемые на него надежды — тоже большой вопрос. Очевидно, что Cisco выступает здесь евангелистом, трендсеттером, который пытается заглянуть в будущее и заставить всех в него поверить.

— Сосчитать людей, следить за их движением, настроить оптимальный ракурс, выдавать звук в зависимости от того, справа или слева сидит собеседник, подавлять шум — для нас это пару лет как обыденность. Хотя для индустрии такие сервисы до сих пор считаются инновационными, — говорит Максим Репин. — В ближайшие месяцы в коммерческую эксплуатацию должна выйти технология распознавания участников конференции (в будущем Cisco анонсирует распознавание эмоций, и если ИИ увидит, что собеседники начинают горячиться, то предложит успокоиться. — Ред.).

Тонкий момент — границы приватности. «Как найти баланс между конфиденциальностью и информацией, позволяющей улучшить коммуникацию, — вопрос, размышляя над которым мы потратили массу времени», — замечает технический директор группы, занимающейся в Cisco разработкой решений для совместной работы, Джон Рестрик. Очевидно, что универсального ответа не существует. И предел открытости будет определяться на уровне конкретной компании. Поэтому вполне вероятно, что в недалекой перспективе в трудовых контрактах появятся сценарии использования персональных данных.

Другое магистральное AI-направление Cisco — голосовой ассистент (этакая Siri или Алиса, живущая в видеотерминалах и помогающая участникам онлайн-совещаний). Сегодня она (она — потому что разговаривает женским голосом) уже умеет бронировать комнаты для совещаний, находить человека по справочнику и подключать его к конференции, управлять видеосистемой, включать и выключать запись. Следующий шаг — научить ассистентку делать выборку необходимых данных (например, статистику продаж за предыдущий период), искать нужные документы. В общем — сделать так, чтобы она решала не только рутинные, но и бизнес-задачи.     

Справка:         

Agile-манифет разработки софта

— Люди и взаимодействие важнее процессов и инструментов

— Работающий продукт важнее исчерпывающей документации

— Сотрудничество с заказчиком важнее согласования условий контракта

— Готовность к изменениям важнее следования первоначальному плану  

        

 

Комментарии