Сигналы оптимизма

Перспективы кредитования

Перспективы кредитования

Банковская система уже пережила шок, в четвертом квартале ее ждет рост объемов кредитования, убежден председатель Уральского банка Сбербанка Владимир Черкашин

Банки недополучили за первое полугодие 2015 года 400 млрд рублей прибыли, причем 200 миллиардов переплатили ЦБ из-за повышения ключевой ставки в течение 2014 года. Такое заключение сделал главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. В результате основным фактором падения прибыли банков стал процентный риск, а не кредитный. Средства ЦБ дороже, чем средства клиентов — юрлиц и физлиц, поэтому привлекать депозиты и возвращать средства Центральному банку выгодно, подчеркивает Матовников.

Сейчас банки стараются постепенно снижать зависимость от средств, предоставляемых ЦБ. Общая задолженность банков по операциям рефинансирования — 3,6 трлн рублей. В начале года этот показатель составлял 6,3 триллиона. Всего долг банков перед ЦБ в рублях еще больше, отмечает аналитик, так как включает кредиты, предоставленные на санацию (это почти 1 трлн руб­лей), расходы АСВ на выплаты вкладчикам, а также субординированный кредит Сбербанку на 500 млрд рублей. С учетом всех этих инструментов банки должны ЦБ немногим более 5 трлн рублей.

Можно ли сократить зависимость от средств ЦБ в 2016 году и как будет развиваться ситуация на банковском рынке, «Э-У» попросил прокомментировать председателя Уральского банка Сбербанка Владимира Черкашина.

— Владимир Алексеевич, как вы оцениваете перспективы банковского сектора? Каково состояние резервов?

— Банковская система, которая в прежние годы, по сути, была локомотивом роста российского ВВП, потому что развивалась быстрее других отраслей, в конце 2014 года пережила и до сих пор переживает очень сложный период. Его последствия мы будем ощущать еще некоторое время. Напомню, чем была вызвана эта ситуация. Сначала банковская система на фоне некоторого замедления развития экономики в 2014 году и к тому времени уже почти полуторагодовому снижению объемов инвестиций в результате введения санкций лишилась значительных зарубежных источников финансирования. После этого, как вы помните, началось падение цен на нефть, ухудшение всех экономических параметров. И в самом конце 2014 года вся страна испытала девальвационный шок. Банки оказались под усилившимся надзором ЦБ. Началось снижение ВВП.
В промышленности произошло замедление и падение темпов развития и даже снижение объемов производства. Упали реальные доходы населения. Все это не могло не сказаться на бизнесе банков, некоторые из них прекратили существование. Тем не менее, несмотря на огромные убытки и снижение объемов кредитования, ситуация не стала драматичной. Начиная примерно с мая происходит уменьшение стоимости привлекаемых ресурсов. Снижение ключевой ставки ЦБ позволило банковской системе фондироваться за счет главного регулятора уже с иной стоимостью. В пиковый период эта стоимость доходила до 18%. Сейчас — чуть выше 12%. Я называю именно стоимость ресурсов, которая была чуть выше для банков, а не размер ключевой ставки.

В третьем квартале банковская система в целом уже не несет таких потерь и имеет даже совокупную прибыль. Правда, аналитики отмечают, что если бы не финансовый результат, полученный Сбербанком, то в целом система имела бы еще накопленный убыток с начала года примерно в 53 млрд руб­лей. Сейчас он перекрывается финансовыми результатами Сбербанка. Надеюсь, в четвертом квартале банковская система будет чувствовать себя гораздо увереннее, чем этого можно было ожидать в начале года. Произошло оздоровление системы. Хотя это болезненно и очень накладно для бюджета, сократилось число банков, которые либо не выполняли реальные финансовые операции, либо имели существенные убытки. Банковская система становится более монолитной и однородной.

Кредитная специфика

— Являются ли средства ЦБ приоритетным ресурсом в текущих экономических условиях и есть ли сейчас альтернатива этому источнику фондирования?

— Доля средств ЦБ в общем объеме пассивов банковской системы превышала 8%, кто-то оценивал ее даже в 10% всей массы привлеченных средств. Есть оценки, которые говорят, что в системе с учетом разных форм финансирования находится около 9,7 трлн рублей Центробанка. Хотя реально прямых заимствованных средств гораздо меньше, около 4 триллионов. Как бы там ни было, но именно такая поддержка ЦБ позволила пережить сложный период. Она была целевой, экономически взвешенной и существенно больше, чем в 2008 — 2009 годах. И сейчас банки активно начинают возвращать эти средства, потому что в текущей ситуации они оказались для них самыми дорогими. Во второй половине года произошел еще один процесс, очень важный для банков: существенно возрос объем привлеченных средств населения — это и возврат кредитов, и рост вкладов. Кредиты населению немного сократились, мы это знаем, но вклады при этом росли. На Урале экономические параметры банковской системы несколько отличаются от того, что происходит в целом в системе Сбербанка по России. У нас чуть ниже приток средств населения, чуть больше отток средств юридических лиц, чуть меньше прирост по кредитам юрлицам и большее снижение объемов по кредитам физлицам. Параметры работы банковской системы Урала (мы берем только ту его часть, где присутствует Уральский банк Сбербанка, — это Свердловская, Курганская, Челябинская области и Республика Башкортостан) отличаются от среднероссийских, увы, в меньшую сторону. Но при этом твердо можно говорить: система шок пережила, объемы кредитования практически сохранились, а возможности банков остаются большими.

— Реакция перечисленных территорий на события в экономике традиционно отличается от того, что происходит в остальной части России? Или эта специфика проявилась во время последнего кризиса?

— У Сбербанка неодинаковое присутствие на этих территориях. Самый конкурентный регион, и наша доля здесь, соответственно, самая низкая, — Свердловская область. Менее конкурентный, со слаборазвитой банковской системой — Курганская область, где мы имеем наибольшую долю на рынке. В Башкирии и Челябинской области у нас одинаковые позиции. И это сказывается на том, как мы ощущаем те или иные процессы.

В Челябинской области в большей степени снизился объем кредитования физлиц, в Башкирии — объемы кредитования даже растут, в Свердловской и Курганской областях — ровная ситуация. Мы также видим различия из-за отраслевой специфики территорий. Ни один регион не вызывает у нас тревогу. И хотя у нас заметно сократились объемы кредитования юрлиц, примерно на 9%, мы, тем не менее, имеем очень значительный размер портфеля.

Ситуация в промышленности дает пусть не тотальные, но локальные сигналы оптимизма и развития. Банк от эффективных проектов никогда не отказывается

В конце прошлого года — январе текущего был ажиотажный спрос на кредиты из-за большой неопределенности на рынке, корпорации не знали, как будут вести себя ставки, они занимали суммы, которые, возможно, были слишком большими для них. После стабилизации, которая происходила в апреле — мае, когда значительно укрепился рубль, а нефтяные цены поднялись до 60 долларов за баррель, казалось, что наступил перелом. Ведь даже Минэкономразвития прогнозировало начало восстановления с третьего квартала текущего года. Однако из-за ряда внешнеполитических событий, замедления экономики Китая, снижения спроса на сырьевые ресурсы эти прогнозы не оправдались. Недаром говорят, что в августе — сентябре происходила девальвация 2.0. Продолжается снижение цен на сырьевые ресурсы, в том числе на большинство металлов. Более плавное уменьшение цен на алюминий, более резкое — на черные металлы, медь. В начале года предприятия существенно сократили портфели, ожидая развития активной
экономической жизни, поступления новых заказов. С третьего квартала кредитный портфель опять стал расти. Это говорит о том, что некая стабилизация происходит. У нас нет какого-то взрывного роста по кредитам, но портфель Уральского банка Сбербанка очень весом: 490 млрд рублей работающих кредитов у юридических лиц, около 340 млрд рублей — у физлиц. Хотя мы не достигли уровня начала года, но разрыв небольшой: по кредитам юрлиц — около 40 млрд рублей, по кредитам физлиц — около 3 млрд рублей.

Привлекательны для сборки

— Как вы оцениваете текущее состояние предприятий-заемщиков? Работа с какими секторами бизнеса приоритетна?

— Кредитная политика базируется на точном анализе перспектив и состояния отраслей. Мы оцениваем риски, фактическое состояние предприятий, доходность. Этот анализ предшествует нашим действиям. В экономике происходят достаточно сложные процессы, они по-разному сказываются на отраслях. Отрасли-экспортеры, например, имеют очевидный положительный результат. Даже в условиях снижения цен на сырье, девальвация дала им свои преимущества. Есть отрасли, которые ориентированы на инвестиционный спрос населения. Им приходится гораздо сложнее из-за снижения реальных доходов людей.

Мы продолжаем вести большое количество проектов по строительству жилья и коммерческой недвижимости. Есть уменьшение спроса, но тем не менее объем жилищного кредитования, кредитования строительства коммерческой недвижимости в Уральском банке Сбербанка составляет 56 млрд рублей. Это, поверьте, значительная сумма, тем более что эти кредиты работающие, они амортизируются. Мы пополняем этот портфель новыми проектами. Если брать Свердловскую область, например, у нас уже есть заявки для кредитования строительства новых кварталов в районе Академический в следующем году. Мы в меньшей степени сейчас ориентированы на кредитование торговых сетей, как раз в связи с замедлением их оборота, увеличением некоторых рисков. Впрочем, эта отрасль никогда не была ведущей для нас. Главная отрасль для Уральского банка Сбербанка — это металлургия, около 27% всего портфеля. Мы также активно кредитуем предприятия машиностроения (доля в портфеле — около 13%), в том числе и оборонный комплекс. Продолжаем кредитовать сельское хозяйство (доля в портфеле — 4,2%) и строительство (почти 8%).

Могу сказать, что уменьшилось количество инвестиционных проектов, которые нам предлагаются для рассмотрения. С начала этого года мы приняли к обсуждению только 25 инвестпроектов общей стоимостью 1 млрд рублей, а в прошлом году мы рассмотрели за этот же период почти 80 проектов на сумму 3,5 миллиарда.

— Международные исследования показывают снижение производительности труда в России. Предприятия берут кредиты на модернизацию производств, внедрение новых технологий?

— Да, в текущем году снизилась производительность труда. Почему? Потому что снижение объемов производства не сопровождается освобождением численности, безработица у нас практически не выросла. Этот социальный аспект деятельности предприятий — удержание занятых — конечно, негативно сказался на уровне производительности труда. Тем не менее аналитики отмечают, что Россия стала очень привлекательной для развития на своей территории сборочных производств. Эквивалент затрат на трудовые ресурсы в долларах сегодня таков, что становится выгодно это делать. Плюс дешевые энергоресурсы. Думаю, что мы получим инвестиции в ближайшее время, и достаточно заметные. В третьем квартале уже отмечен приток иностранных инвестиций, а не отток, как было два квартала текущего года. Сейчас двигатели, которые производятся в России, начали поставляться и для автомобилей в Европе. Есть другие примеры: наше сапфировое стекло поставляется для Apple Watch. Ситуация в промышленности дает пусть не тотальные, но локальные сигналы оптимизма и развития.

Банк от эффективных проектов никогда не отказывается. Это необязательно новый завод. Если модернизируется коммунальная инфраструктура, когда идет снижение потерь тепла, потребления электричества, повышается качество жизни, чем это плохо? Это тоже модернизация. Мы ожидаем, что дальше таких проектов будет больше. Это могут быть и миллиардные проекты, и проекты, направленные на создание небольшого количества рабочих мест, внедрение новых материалов.

Зависимы от населения

— Насколько существенно различается «самочувствие» крупного и среднего бизнеса?

— Все зависит от отрасли. Но, безусловно, тем, кто не располагает возможностью получения крупных заказов и экспортными возможностями, сложнее. Специализация малых предприятий — это в основном удовлетворение потребностей населения. А люди стали меньше потреблять, и малому бизнесу стало труднее. Мы это также ощущаем, потому что объемы кредитования в малом бизнесе не растут. И качество портфеля там не самое лучшее. И все равно у нас увеличивается количество клиентов — юридических лиц. Прирост происходит за счет новых микропредприятий. Люди не могут жить без предпринимательства.
 
— Какие продукты кроме кредитования сейчас востребованы бизнесом и как банк отвечает на эти запросы?

— Сбербанк сейчас работает над тем, чтобы отойти от формата продаж отдельных банковских продуктов к созданию комфортной среды, в которой клиенту удобно решать свои вопросы и удовлетворять свои потребности. В этом мы стараемся следовать за клиентом. Сейчас клиент уходит все больше в онлайн, и мы активно развиваем это направление — внедряем цифровые технологии, развиваем удаленные каналы обслуживания и общения, повышаем скорость обслуживания. Например, банк предложил клиентам так называемое «Онлайн резервирование счета». Сейчас 96% корпоративных клиентов, которые открывают у нас счет, сначала резервируют его через интернет. Это занимает всего пять минут. Сразу же на этот счет могут быть отправлены деньги со счета из другого банка, либо контрагентом. Чтобы завершить процедуру открытия счета, нужно в течение пяти дней принести необходимые документы в банк. Еще одна популярная услуга — когда предприниматель самостоятельно сдает выручку через банкомат, не пользуясь услугами инкассаторов. 40% наших клиентов, а у нас их более 90 тысяч, сейчас пользуются этой возможностью. Ну и, конечно, один из лучших продуктов вообще на рынке — наш интернет-банк для корпоративных клиентов «Сбербанк Бизнес Онлайн». Через эту систему обрабатываются 98% платежей. Она информативна, полезна и защищена. Сейчас мы предлагаем бесплатное подключение к ней тем, кто открывает счета в Сбербанке.      

Комментарии

Материалы по теме

Подо льдом

Дороже денег

Банковский сектор снова входит в стадию длительной кредитной заморозки

Рецензия на драму

УБРиР приобрел ВУЗ-банк

Новый облик Нейва-банка

 

comments powered by Disqus