Замещение смысла

Об импртозамещении в сфере ИКТ

Об импртозамещении в сфере ИКТ

Российской ИТ-отрасли нужны не прямое бюджетное финансирование, а внутренний спрос и экосистема для развития прорывных технологий

30 октября Минкомсвязи, Минэкономразвития, Минпромторг, ФАС и Роспатент по поручению премьер-министра Дмитрия Медведева должны были сформировать комплекс мер по импортозамещению в сфере программного обеспечения (ПО). Но пока никакой официальной информации по этому поводу так и не появилось. Перед ноябрьскими праздниками в ФАС и МЭР заявили, что прежде чем формулировать позицию, хотели бы ознакомиться с предложениями Минкомсвязи. Представители последнего утверждали, что выслали все необходимые документы заинтересованным ведомствам 28 октября.

Итоговый документ вряд ли станет для ИТ-сообщества откровением. Все предполагающиеся к принятию меры были известны задолго до конца октября. И они, мягко скажем, не бесспорны.  

Нам нужен фонд

Главная идея Минкомсвязи заключается в создании Фонда универсального ПО. Из него планируется субсидировать сильные отечественные компании, способные разработать продукты в пяти-семи приоритетных направлениях. Среди них — системы управления базами данных (СУБД), клиентские и серверные операционные системы, геоинформационые системы и системы, связанные с взаимодействием людей (электронная почта, аудио- и видеоконференции, офисные приложения).

Также Минкомсвязи определило критерии отнесения софта к отечественному (иначе будет непонятно, кого можно поддерживать, а кого нет). Во-первых, исключительное право на него должно принадлежать гражданам РФ, или властям, или компании с долей российского участия более 50%, или НКО, контролируемой гражданами РФ. Во-вторых, сумма отчислений в пользу иностранных организаций, их агентов и российских «дочек» не должна превышать 30% выручки от реализации ПО.

Впервые об идее создания целевого фонда глава Минкомсвязи Николай Никифоров заявил в сентябре. Изначально предполагалось, что он будет формироваться за счет 10-процентных отчислений с продаваемого в России софта. Однако эта мера была принята профессиональным сообществом в штыки. Пять крупнейших отраслевых объединений (Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий, Руссофт, ассоциация разработчиков программных продуктов «Отечественный софт», Российская ассоциация свободного ПО и Ассоциация защиты информации) опубликовали письмо, в котором указывают, что дополнительный сбор с продажи лицензий лишит российских производителей софта значительной доли прибыли:

— Производители переложат сбор на покупателя, что приведет к повышению цен и тем самым ударит по российскому потребителю ИТ-продукции, то есть по всем секторам экономики и частным лицам. Рост сборов еще сильнее снизит привлекательность отечественной юрисдикции для ИТ-производителей и инвесторов (Россия и без сбора отстает по этому показателю от Казахстана, Белоруссии, Индии и ряда других стран). Наконец, любые парафискальные платежи снижают собираемость основных налоговых поступлений в государственный бюджет. Даже если ограничить этот сбор иностранным ПО и иностранными производителями, все равно будет плохо. Довольно сложно ввести недискриминационную процедуру определения отечественного и зарубежного производителя. Часть российских разработчиков, интегрированных в мировую систему разделения производства, непременно пострадает. А иностранный производитель просто сменит модель продаж ПО в России. К тому же введение налога с импортного софта станет прямым нарушением правил ВТО, что лишь усилит давление на нашу страну и вызовет новые санкции.

В Минкомсвязи к ИТ-компаниям прислушались. В конце октября ТАСС цитировала Николая Никифорова: «Введение отдельного сбора — это достаточно неэффективно, это сложно администрировать, это просто усложняет условия ведения бизнеса в нашей стране. Нужно использовать все действующие механизмы».

Но от идеи создания спецфонда власти не отказались. По последним данным, его планируется пополнять за счет отмены льготы по НДС на программные продукты.

Еще одна инициатива Минкомсвязи — «мягкие» преференции при госзакупках. Их суть: заказчики смогут выбирать,
какой софт им приобретать — иностранный или отечественный. Но выбравшие зарубежное ПО должны будут указать на недостатки отечественного аналога. Чиновники уверены, что это позволит российским компаниям улучшать качество продукции.

— Я против прямых запретительных норм, — говорил на форуме «Открытые инновации» Николай Никифоров. — Как только на законодательном уровне будут прописаны какие-либо жесткие ограничения, мы тут же бумерангом получим санкции в отношении наших продуктов.

Есть предложение и от Минпромторга. Ведомство полагает, что необходимо создать консорциумы потребителей и производителей ПО. Их основное предназначение — выработка единого видения развития предметной отрасли и совместное финансирование ИТ-проектов.

Объятия сферического коня

Из всех инициатив самой безобидной выглядит идея министерства промышленности и торговли. Налаживание взаимодействия между заказчиками и подрядчиками действительно может оказать благотворное влияние на эффективность отечественной разработки. Правда, есть один существенный нюанс — Россия в целом и ее регионы в частности не являются территориями идеальной рыночной экономики и конкуренции. «Приземлим» тезис на Большой Урал. Из рейтинга 400 крупнейших местных компаний (их можно считать основными заказчиками ИТ-решений) видно: во-первых, условно низкотехнологичный бизнес пока слишком прибылен, а во-вторых, существенная часть денег контролируется государством (подробнее см.здесь). Потому консорциумы рискуют превратиться либо в профанацию, либо в нерыночный инструмент.

Предложения Минкомсвязи вызывают куда больше вопросов. Начнем со спецфонда. Идея его формирования за счет отмены льготы по НДС ИТ-сообщество считает вредной.

— Этот вариант несколько менее опасен, чем введение налога с продажи ПО, — пишут пять ИТ-ассоциаций. — Но он тоже создает проблемы для российского производителя и не ведет к поставленной цели. Затраты потребителя все равно возрастут, что снизит покупательную способность российского рынка ИТ и может замедлить приобретение и заказ российских разработок. К тому же нет никакой гарантии использования собираемого таким образом дополнительного налога на финансирование проектов разработки ПО.

С последним тезисом нельзя не согласиться. Во-первых, многие договоренности в правительстве носят временный характер: сменилась власть — сменились приоритеты. А налог остался. Во-вторых, система распределения бюджетных поступлений непрозрачна. Никто не удивится, если
«софтверный» НДС пойдет на пенсии, гособоронзаказ или зарплаты. В итоге меры, призванные способствовать импортозамещению, будут его тормозить.

 Источник: Минкомсвязь

 

Обратим внимание и еще на один риск — госсредства редко попадают в частные руки. Яркий пример — Фонд универсальной услуги, в который каждый телеком-оператор перечисляет 1,2% от выручки. Средства уходят на финансирование проектов по организации доступа населения к базовым услугам связи (читай — Ростелекому).

На данный момент размер Фонда универсального ПО оценивается в 0,4 млрд долларов. Для сравнения: R&D-расходы Microsoft — 10,9 млрд долларов, Oracle — 5 млрд долларов.
 
Эти показатели логично подводят нас к следующему крайне спорному моменту — приоритетным направлениям разработки. Вряд ли на 0,4 млрд долларов мы создадим новые операционные и геоинформационные системы, офисные и почтовые приложения, средства виртуализации и СУБД. Да и есть ли смысл в экстренном порядке делать реплики с Windows, MS Office, VMWare или мучительно выдумывать им альтернативу?

Некоторые эксперты любят приводить в пример КНР, где с мая запрещены госзакупки Windows. Мол, если китайцы смогли написать ОС на Linux, неужели это не получится у нас? Наверняка получится. Но, это, во-первых, не даст желаемой информационной безопасности, во-вторых, не приведет к появлению базовых компетенций в сфере разработки операционных систем, в-третьих, никоим образом не повлияет на массовый потребительский сектор. Но главное — подобный проект грозит неэффективной тратой бюджетных средств. Частные компании по своей инициативе заниматься разработкой национальной ОС не станут: в этом нет экономического смысла. Соответственно Linux-дистрибутивы будут появляться в недрах госкорпораций. Процесс уже запущен: РЖД и Росатом не так давно объявили о начале создания своей ОС. И есть очень большой риск, что подобные проекты повторят незавидную судьбу «Электронной России». 
 
Странной и половинчатой выглядит и инициатива по объяснению отказа госкомпаний использовать российский софт. Не ясно, кто будет оценивать достаточность оснований. Могут ли предприятия сделать выбор в пользу иностранного ПО из-за цвета кнопок, размера шрифта или толщины границы таблиц? Есть и совершенно субъективные категории — быстродействие, дизайн, дружественность интерфейса. В конце концов, если, допустим, финдиректор пять лет использовал западную BI-систему и его насильно переведут на оте­чественную, пусть даже с лучшим функционалом, период привыкания может обернуться существенными издержками.

Базовый элемент

Попробуем, опираясь на мнение ИКТ-сообщества, сформировать свое видение развития отрасли. Акцентируем внимание на принципиальном идеологическом моменте: разговоры об импортозамещении в области инфокоммуникационных технологий мы не считаем адекватными. При желании пара сотен программистов за месяц создадут сборку операционной системы Linux и СУБД для госпредприятий или ведомств, которые по каким-то причинам хотят отказаться от проверенного проприетарного ПО. Зачем для этого придумывать сборы, громоздкие конструкции, госкорпорации? Нынешние разговоры об импортозамещении нам не нравятся еще и потому, что они сводятся к обсуждению срочных мер и исходят из принципа «все и сразу».

|Источник: Минкомсвязь

 

На наш взгляд, исключительно верный тезис формулирует глава компании InfoWatch Наталья Касперская: «Прежде всего нам необходимо поделить ИКТ-рынок на две части — то, что у нас есть, и то, чего нет. И исходя из этого вырабатывать меры поддержки». Начнем с первой группы. В России есть конкурентоспособные решения в области защиты информации (Kaspersky Lab, InfoWatch и другие), управления предприятием (1С, «Галактика», «Парус» и другие), бизнес-аналитики («Прогноз»), проектирования («Аскон»), ПО для контакт-центров (Naunem), распознавания текстов (ABBYY), электронного документооборота («СКБ Контур», Cognitive Technologies), VoIP и интернет-телефония (Spirit).     

В этих областях необходимо делать ставку на стимулирование спроса. Главная роль в этом процессе принадлежит госкомпаниям. «Анекдотичной выглядит ситуация, когда мы обладаем продуктом мирового уровня, а госкомпания или министерство закупает продукт у прямого конкурента из США», — вздыхает гендиректор и предправления Российской венчурной компании Игорь Агамирзян.
 

Выход — в принятии протекционистских мер. Минкомсвязи не хочет запрещать госкомпаниям закупать иностранный продукт при наличии конкурентного российского аналога. Но есть более мягкий вариант — настоятельная рекомендация не брать зарубежные решения (как это сделали, например, власти США в отношении китайской Huawei).

— Если госкомпании будут активнее покупать отечественные продукты, это станет мощнейшим стимулом развития вендоров, — уверен основатель компании Spirit Андрей Свириденко. — Они будут крепчать, увеличиваться в размере и продолжать мировую экспансию. Честно скажу, нам было легче продать наши решения китайским и индийским компаниям, нежели Ростехнологиям. Надеюсь, ситуация изменится. 

Две другие меры, которые могут регулировать спрос, — формирование технологического коридора по ИТ (подробнее о техкоридорах см. здесь) и внесение информтехнологий в перечень базовых критических технологий для ключевых отраслей

Со второй группой — решениями, которых у России нет, — сложнее. Наталья Касперская считает, что первым шагом должен стать список отсутствующих технологий и компетенций. И здесь есть очень тонкий момент. На наш взгляд, с некоторыми оговорками и исключениями стоит признать, что войну, например, за ОС, офисные приложения, средства виртуализации и СУБД страна проиграла. В этом плане нам очень близка позиция президента компании «Ай-Теко» Шамиля Шакирова: «Не факт, что у нас получится создать полный аналог иностранного ПО. В долгосрочной перспективе правильно выделить прорывные направления, где мы могли бы стать мировыми лидерами. Навскидку — это большие данные, решения на стыке биотехнологий или нанотехнологий и ИТ».

Очень сложен вопрос о «железе». Подавляющая доля ИТ-оборудования в России — иностранного производства. Но забыть о hardware совсем — не слишком хорошее решение. «Говорить о государственной информбезопасности, концентрируясь только на софте, бессмысленно, — уверена Наталья Касперская. — Закладки на уровне “железа” всю защиту сводят к нулю».

У нас есть наработки в области создания процессоров (МЦСТ), потребительских устройств (Explay), системных плат («Т Платформа») и оборудования спектрального уплотнения («Т8»), но на мировой арене они в когорту лидеров не входят. Глобально Россия «железные» компетенции потеряла и самостоятельно их восстановить вряд ли сумеет. Выход видится в альянсе. И потенциальным партнером в нынешних внешнеполитических условиях может быть только Китай, давно обогнавший нас в области hardware-решений. 

Компании Поднебесной, к слову, сотрудничать готовы.

— Мы хотели бы найти партнеров в России, чтобы создать местный центр дизайна, разработки и производства серверов, — говорит глава направления зарубежного бизнеса компании Inspur (производитель серверов) Хуан Ган. — Нам было бы интересно развивать локальный российский серверный бренд. Мы также заинтересованы в сотрудничестве в области создания суперкомпьютеров и создания центра «облачных» вычислений.

Очевидно, что эти задачи требуют трансформации образования, научной школы и создания экосистемы для роста инновационного бизнеса. «Если нам на голову откуда ни возьмись свалятся 100 тыс. программистов и мы заставим их писать ПО, ничего хорошего из этого не выйдет», — убеждена Наталья Касперская. Нужны фундаментальные исследования. Власти делают шаги в этом направлении — финансируют создание парков высоких технологий (один из них появится в Екатеринбурге на базе Уральского федерального университета) и центров прорывных исследований (в том числе при том же УрФУ, специализация — теория автоматов и конечных языков, алгоритмы анализа данных и обработки информации, суперкомпьютеры, компьютерное зрение, робототехника). Но пока ощутимых результатов нет. 
 
— ИТ-независимость немыслима без собственных технологий и НИОКР, — категорически убежден гендиректор ГК «Релэкс» Игорь Бойченко. — Опыт клонирования и прототипирования западных платформ имеет очень ограниченный эффект. Сейчас модно говорить, например, об использовании свободного софта для создания отечественных продуктов. Но все это приведет к тому, что нам нечего будет выставить на международный рынок. Мы станем заложниками чужих идей и базовых подходов, будем технически читать чужую речь. Это никоим образом не разовьет отечественную школу. Свободное ПО — это временный, промежуточный вариант. 

— Необходимо изменить подход к образованию и ввести в ИТ проектный подход, — развивает тему исполнительный директор ИТ-кластера фонда «Сколково» Игорь Богачёв. — Мы ежегодно выпускаем кучу программистов, но среди них крайне мало людей, способных создавать технологии.

Об экосистеме, необходимой ИТ-стартапам и инновационному бизнесу в целом, мы писали не раз (см. здесь или здесь). Не будем повторяться, выделим лишь основные тонкие места — pre-seed и seed-финансирование.

Резюмируем. Импортозамещать и бороться с монопольным положением американских вендоров можно только одним способом — планомерно развивая отечественную ИТ-отрасль. Для этого необходима четкая «дорожная карта», согласованная с профессиональными объединениями. Представители крупнейших компаний в один голос говорят: прямое бюджетное финансирование вредно. Оно приведет к усилению госконтроля. «Двадцать лет ИТ-сфера была нерегулируемой, и все ее успехи обусловлены высокой конкуренцией, — констатирует гендиректор компании АйТи Тагир Яппаров. — Да, важные для госбезопасности технологии не развивались. Их, наверное, придется создавать. Но не за счет увеличения доли властей в секторе. Нам нужен сбыт и заказ. Сейчас, например, очень велик риск снижения экспорта. Нужно искать новые риски, и без власти здесь не обойтись».

Без международной кооперации развитие отечественной ИТ-отрасли действительно будет идти слишком медленно. Речь и о сбыте, и об импорте технологий. Наиболее вероятные союзники — страны БРИКС. 

Нам кажется, что ИТ-отрасли сегодня не хватает института-лоббиста вроде Роснано. Потому любая инициатива снизу трактуется как преследование шкурных интересов, а сверху — как попытка распилить бюджет и навязать свои интересы.  

Комментарии

Материалы по теме

Минкомсвязи определило, кто будет «убивать» Apple, Google, Microsoft и Oracle

Особенности импортозамещения в ИT

Искусство войны

Минэнерго РФ: ТЭК России зависит от импортного оборудования в среднем на 60%

Вызовы, толкающие вперед

УВЗ возобновляет производство экскаваторов

 

comments powered by Disqus