Напечатай мне счастье

3D-технологии

3D-технологии

Предприниматель Дмитрий Заикин создал в Екатеринбурге компанию 3D Lab, применяющую 3D-печать в медицине

Команда 3D Lab генерирует инженерную мысль и моделирует объекты, 3D-принтеры послойно выстраивают, а инженеры закрепляют, шлифуют и доводят до совершенства изделия — модели костей черепа, челюсти, стоматологические шаблоны и прочее. Лаборатория выпускает и продает 3D-модели для врачей уральских клиник. С их помощью сокращается время проведения операций и улучшается результат. Созданный пару лет назад малый бизнес успешно штурмует рынки медицинских услуг мегаполиса, где продукция оказалась востребована. Самое удивительное в этой истории, что основатель лаборатории Дмитрий Заикин еще пару лет назад работал руководителем проектов в строительной компании.

— Дмитрий, как вы оказались в 3D-индустрии и зачем?

— Я подыскивал собственное дело. Исключал высококонкурентные отрасли, где уже перенасыщен рынок. В поисках чего-то уникального думал о применении 3D-технологий, которые очень меня увлекли. Идея родилась в общении с другом, практикующим врачом Антоном Никитиным и его коллегами: появилась мысль, что именно в медицине эти технологии стоит попробовать, они там востребованы. Проект — итог совместного мозгового штурма. Но не хочу сказать, что он возник только как ответ на профессиональный запрос: сделай-ка нам вот это, очень нужно. Все понималось гораздо шире. Будущий бизнес вообще не определялся изначально как средство зарабатывания денег… Да-да! Сейчас, по прошествии времени, финансовая мотивация, конечно, тоже есть, но вначале я более интересовался технологической стороной дела, развитием нового направления на рынке — как услуги, так и продукта.

— 3D-бизнес виделся вам малозатратным, с незначительными вложениями на входе?

— Нет, выбор бизнеса определялся не объемом финансовых затрат, а новизной идеи и реальной пользой для конечного потребителя.

— Сколько все-таки стоило зайти на этот рынок?

— Несколько миллионов на приобретение помещения в собственность и закуп оборудования.

— Как нашли первых потребителей?

— Сделали сайт, удачно поучаствовали в Иннопроме-2017, где получили контакты. Напрямую обращались в клиники к врачам с нашим предложением. После первых же работ заработало сарафанное радио, пошли заказы.

— А кто-то уже предоставлял подобные услуги?

— В большинстве случаев это поставщики заграничного оборудования из Китая, США, Европы. Российские принтеры тоже есть, и высокого уровня. Вы не представляете, насколько насыщен рынок по 3D-оборудованию, уже чуть не школьники что-то в гаражах ваяют. Хотя я не видел ни одного принтера, сделанного своими руками, который использовался бы в медицине, здесь нужен другой уровень. А вот услуга 3D-печати на рынке второстепенна. Доминируют все-таки продажи, обслуживание оборудования — все то, где максимальная маржинальность.

Шаблоны на платформе 3d-принтера после окончания печати

Мы же хотели предлагать именно услугу 3D-печати и готовый продукт на ее основе. Сфокусировались исключительно на потребностях медицины и узкой специализации. Решили, что основными направлениями будут челюстно-лицевая хирургия, стоматология и ортопедия.

Точи зуб

— Объясните, что и как вы делаете?

— Сейчас мы можем производить объекты по трем технологиям. Это цветная струйная печать (Color Jet Printing, CJP), стереолитография (Stereolitography, SLA) и моделирование методом наплавления нитей (Fused deposition modeling, FDM).

Сначала происходит моделирование объекта в компьютерной программе, затем печать и постобработка. Создание сложных и анатомически точных медицинских структур и воплощение в трехмерные осязаемые объекты стало возможно благодаря переводу данных компьютерной томографии в цифровые файлы и дальнейшему преобразованию виртуальной модели в цельный трехмерный объект. Для стоматологии и других направлений медицины мы используем высокоточный фотополимерный SLA-принтер.

— Чем это все полезно для медицины?

— Высокая точность 3D-печати костей скелета помогает врачам и студентам медицинских вузов изучать материал, практиковаться и планировать хирургические манипуляции. Изготовление имплантата и протеза по модели с индивидуальными анатомическими параметрами пациента повышает качество его адаптации и упрощает работу врача.

— Где вы изучали 3D-моделирование?

— Самостоятельно, использовал услуги репетиторов, ходил на курсы по визуализации и моделированию. Плюс онлайн-семинары. Зная цель, нетрудно отфильтровывать необходимые знания.

Шаблон с направляющими втулками

Компанию мы зарегистрировали в 2016 году. Но прежде проработали около года в «подполье». Начали с челюстно-лицевой хирургии, изготовления моделей, которые являются точной копией костной анатомии конкретного пациента, получившего травму, и служат тренажером для врача. К примеру, у больного перелом стенки глазницы, требуется установка сетчатой пластины для восстановления костной целостности. Обычно только непосредственно в ходе операции врач получает возможность смоделировать ее, это долго. 3D-моделирование позволяет заранее подготовить именно такую пластину, которая нужна. До реальной операции хирург как бы проигрывает виртуальную на модели. С этой технологией можно понизить риски отторжения и многие другие.

— Как выглядит процесс поэтапно?

— Пациента направляют на компьютерную томографию. Снимки клиники передают нам через облачные сервисы. На основе этих изображений мы строим 3D-модель, постоянно ведем переговоры с врачом, который курирует весь процесс. Получив его согласие, приступаем к печати. Облачные сервисы и 3D-моделирование минимизируют временные затраты, оказание помощи больному ускоряется. Личные данные при этом не разглашаются.

— Из чего изготавливаете 3D-модели?

— Используем композитный материал на основе известняка, послойно нанося кле­евой состав. И получаем точную копию, допустим, глазницы. Ее можно рассмотреть, потрогать руками.

— В каких направлениях медицины ваши модели более востребованы?

— Больше всего — в стоматологии, на 70 — 80%. Это и понятно, здесь поток пациентов гораздо больше. Челюстно-лицевой продукт, с которого мы начали, сейчас у нас не основной. Больший упор на стоматологию. Клиники челюстно-лицевой хирургии не открываются в таком количестве, как стоматологические. В стоматологии раньше сложились рыночные отношения, это ощущается во всем.

— Что у вас хорошо идет на этом рынке?

— Например, навигационные шаблоны из фотополимерной смолы для проведения дентальной имплантации. Шаблон — это пластиковая основа, которая устанавливается на десну, и интегрированные в нее направляющие втулки. Втулка определяет положение сверла и глубину, обеспечивая безошибочную постановку имплантата. Шаблон проектируется на основе данных сканирования и КТ пациента. Он позволяет врачу перенести компьютерный план лечения в процесс операции, учитывая особенности анатомии и вид протезирования, провести более предсказуемую, точную и безопасную имплантацию. 

3D-модель позволяет хирургу до операции подготовить именно такую пластину, которая будет нужна

С хирургией по индивидуальным шаблонам снижается риск таких осложнений, как травма сосудисто-нервного пучка, перфорация кортикальной пластинки, миграция имплантата в верхнечелюстную пазуху или нижнечелюстной канал. После операции шаблон снимается, это лишь вспомогательный инструмент.

— Ваши модели требуют сертификации?

— Нет. По законодательству под индивидуальное медицинское изделие регистрации не требуется. Если его регистрировать, продукт будет уже не актуален. А все компоненты, используемые в производстве, сертифицированы.

3D-благо

— Как будете развиваться дальше?

— Этап, когда мы внедряли продукт и знакомили потребителя с ним, завершается. Интерес к продукции обнаружился высокий. Об этом говорит то, что на нас выходят с заказами все новые и новые клиники. Следующим этапом станет именно наращивание объемов, набор штата, чтобы оптимизировать логистику процесса: печать, подготовку, доставку. До сих пор у нас было меньше заказов, чем мы могли бы делать. Но это связано не с тем, что у нас недостаточная база. Мы не хотели, чтобы на старте пострадало качество. Это репутация.

— Получается зарабатывать в 3D-тех­но­логиях?

— Сейчас это прибыльное занятие, что обеспечивает наше оборудование и цикл выполняемых работ. Но к этому мы шли практически два года. По пути очень много работы делали в минус. Нормальный путь начинающего малого бизнеса, стремящегося быть профессионалом в своей узкой специализации. Это не чашка кофе, которую у тебя быстро купят 100 человек по 100 рублей. Уникальный 3D-продукт купит один человек, но он ему доставит большее благо, чем чашка кофе. Нам это важно.

— Появились аналоги на рынке в Екатеринбурге?

— Есть, но не полные. В регионе идет подготовка проекта, выполняется вся цифровая составляющая, а изготавливаются 3D-модели и шаблоны в Москве, в Европе, в Америке! После чего доставляются в Екатеринбург. Разница в цене с нашими в два-три раза и длительная доставка. Модель к тому же при транспортировке может сломаться.

— То есть ваши преимущества — выигрыш во времени, качестве и цене.

— Плюс к этому можем консультировать врачей. А они в свою очередь контролируют и корректируют проект в онлайн-режиме, идет постоянный обмен информацией, взаимодействие. Наша уникальность и в комбинации технологий, инструментов, материалов. Продукт — под конкретного человека.

3D-технология уже прошла проверку временем. Врачи имеют к ней большой интерес, хотят применять. В стоматологии нами сейчас отработан цикл: за одну операцию врач может удалить зуб и провести последующую имплантацию по шаблону, который мы создали.

Следующий этап — имплантация плюс протезирование. Вместе с шаблоном врач получает будущую реставрацию зубов, которая устанавливается сразу после имплантации. Так шаг за шагом мы углубляемся в стоматологию.

— Как далеко вы готовы зайти в 3D-мо­делировании?

— Мы не научно-исследовательский институт, мы — инструмент в арсенале врача. Печатать органы из клеток человека нам точно не интересно. Есть, кстати, мнение, что это в принципе невозможно. Мы рассматриваем более реальные вещи. Хотя понимаем, что создание новых тканей и органов на основе клеток пациента, или биопечать, дает надежду врачам и пациентам на решение проблемы нехватки доноров и материала для пересадки органов и тканей. Мы же пока ориентируемся на продукцию, созданную при помощи 3D-технологий, которая уже имеет мировой опыт, востребована, оправдала применение на практике и реально привнесла улучшение в выздоровлении людей.

Чем дальше мы заходим в этот реальный рынок, в индустрию 3D, тем интересней. Когда пошли положительные отзывы и поддержка компетентных, профессиональных врачей в этой области, это более всего нас мотивировало двигаться дальше.

— Какой видите свою лабораторию через пять лет?

— Я предполагаю, это уже будет формат полноценной зуботехнической лаборатории со всем спектром услуг. Технологии идут вперед такими семимильными шагами, что нужно держать руку на пульсе.

— Риски какие?

— На рынке всегда есть более крупная рыба с бо`льшим капиталом, которая способна проглотить небольшую компанию и занять ее место или реализовать проект в большем масштабе, но потерять индивидуальный подход. Перед конкурентами в Москве, Санкт-Петербурге наше преимущество — гибкость бизнеса, максимальное взаимодействие с врачом для желаемого результата, а не холодное отщелкивание: раз заказ, два заказ, три заказ…

Комментарии