Модель роста приказала долго жить

Банковский сектор

Банковский сектор

Предпосылок для экономического роста в 2019 году не наблюдается. Год будет чрезвычайно сложным из-за вероятности реализации для российской экономики множества внешних рисков, убежден начальник управления аналитики и стратегического маркетинга Промсвязьбанка Николай Кащеев

- Конкретные экономические прогнозы на будущий год можно будет давать после второй половины ноября, когда станет понятно, будут ли и в каком объеме вводить санкции США. Кроме этого, есть и другие риски, которые, на мой взгляд, делают 2019 год чрезвычайно сложным.

В мировой экономике сегодня происходит перераспределение точек роста между развивающимися рынками и странами с развитой экономикой. Если раньше драйверами были развивающиеся страны, то в 2017 и 2018 годах США и Еврозона показывают более позитивную динамику и сближаются по темпам роста с развивающимися странами.

При этом и в Еврозоне, и в США мы видим ускорение инфляции после десяти лет нулевых процентных ставок и колоссальных объемов эмиссий всеми ЦБ мира. Это чревато многими последствиями. Есть совершенно четкий предсказатель будущих рецессий, прежде всего в США, где мы видим огромный рост стоимости активов, акций, цен на жилье. Например, там уже сейчас растет инфляция, это еще раз доказывает, что рост активов прекратится. МВФ считает, что в 2019 году рецессия не наступит, но нужно внимательно следить за различными индикаторами, в частности за показателями рынка труда в США. Безработица в этой стране находится на рекордно низком уровне, и это очередной предвестник того, что инфляция будет расти. Как только проявляется риск ее роста, начинается продажа акций, рост доходности облигаций, за этим следует падение котировок нефти.

Стабильность и накопление — единственный смысл экономической политики

В Европе повод для беспокойства уже дают отдельные страны, в частности Италия, где появились признаки бюджетного кризиса. Российская экономика на этом фоне также выглядит не лучшим образом. Мы проходили три пика максимальной загрузки производственных мощностей. Первый — 2008 год, когда цена на нефть доходила до 140 долларов, отмечен высоким уровнем притока капитала. В 2008 году общее количество безработных в РФ составляло около 4 млн человек, при этом число гастарбайтеров составляло тоже 4 миллиона, что говорит о том, что все возможные свободные рабочие официально были заняты. Тогда экономика росла по 7 — 8%, впервые приближаясь к темпам Китая, инвестиции в основной капитал составляли 15% в год. Второй этап — 2012 год. Загружено примерно 65% мощностей, безработица на минимуме, темпы роста ВВП — около 4%. И, как ни странно, третий этап — это 2017 — 2018 годы: мы вышли из рецессии, загрузили мощности практически по полной программе, безработица почти отсутствует, при этом темпы роста ВВП — примерно 0. Это говорит о том, что наша модель роста, которая существовала с 2008 года, приказала долго жить. Теперь загрузка имеющихся производственных мощностей уже не дает результатов.

Как обычно решается такая проблема? Через повышение производительности труда, и это вопрос номер один, через модернизацию производственных мощностей и рост инвестиций. К сожалению, последний параметр оценить довольно сложно из-за методологических проблем с подсчетом. Но в целом мы видим тренд на снижение темпов инвестиций с 2008 года.

На мой взгляд, этот показатель нужно соотнести с динамикой ставок. На протяжении практически всей истории реформ в России рублевая ставка в реальном выражении была глубоко отрицательна, в 2015 году она стала выше инфляции. В теории отрицательная реальная ставка — это стимулирующая ставка, позитивная реальная ставка — это элемент, ограничивающий экономический рост.

Российская ситуация специфична: треть нашего ВВП — это экспорт, в основном нефти, а этот товар не является сильно конкурентным, вернее, он приобретает конкурентные черты только теперь, с появлением американских производителей сланцевой нефти. А это означает необходимость производить и экспортировать качественные сорта, для чего нужны серьезные инвестиции. Как это сделать в условиях, когда мы отрезаны от мировых рынков капитала?

В этой ситуации Центральный банк принимает решение, на которое у него есть полномочия в соответствии с мандатом, — добивается стабильности курса и инфляции. Это позволяет как минимум обеспечить доверие, чего так не хватает нашей экономике и обществу. Другое решение — это накопление резервов. Раз уже так получилось, что мы вынуждены обороняться, накопление резервов является одним из важнейших элементов сегодняшней политики. Если мы не можем расти прямо сейчас, для этого нет никаких предпосылок, кроме запуска госпрограмм, то стабильность и накопление — единственный смысл экономической политики. Исходя из этого, сейчас стоит строить и свои личные экономические стратегии.

Я не думаю, что 2019 год будет годом разворота. Цена нефти сегодня необоснованно высока, по нашим прогнозам, к первому кварталу 2019 года она опустится до 60 долларов за баррель. Курс рубля будет около 70 долларов, индекс потребительских цен — 4,5%, ключевая ставка — 7,5%.        

 

Комментарии

Материалы по теме

Промсвязьбанк сообщает предварительные финансовые итоги за 2015 год по РСБУ

Проект национального масштаба

Требуется решение

Стратегия международных расчетов для российских предприятий

Венчурный фонд Промсвязьбанка открыл новый сезон по отбору бизнес-идей молодых предпринимателей на финансирование

Пик высокой стоимости денег в России пройден