Воюем по ролям

Сирийский конфликт

Сирийский конфликт

Запад вступил на прошлой неделе в дискуссию с Россией о коалиции против «Исламского государства» (ИГ, деятельность запрещена на территории РФ). В частности, госсекретарь США Джон Керри заявил, что в ближайшее время планирует обсудить ситуацию в Сирии с руководством России, Саудовской Аравии, Турции и Иордании. Керри намеревался «искать договоренности с лидерами этих и других стран, которые помогли бы найти решение». Одновременно премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон провел встречи с канцлером Германии и президентом Франции: лидеры пришли к выводу о необходимости возрождения дипломатического процесса для преодоления сирийского кризиса.

Напомним, вооруженный конфликт в Сирии продолжается с марта 2011 года: погибли более 250 тыс. человек. Правительственным войскам противостоят отряды боевиков, принадлежащие к различным вооруженным формированиям. Наиболее активными являются боевики экстремистских группировок ИГ и «Джебхат ан-Нусра». С 30 сентября этого года Россия по запросу президента Сирии Башара Асада начала наносить точечные авиаудары по объектам террористов ИГ. РФ неоднократно призывала Запад к политическому диалогу по урегулированию ситуации в Сирии, попросив Британию и США оказать помощь в установлении контактов. Однако, как заявлял глава МИД РФ Сергей Лавров, страны Запада отказывались от сотрудничества по политическим соображениям. Ранее США также отклонили предложение России принять делегацию во главе с премьером и послать свою делегацию в Москву для взаимодействия по сирийскому вопросу. Тогда американские власти заявили, что Россия не вносит продуктивный вклад в борьбу с ИГ. Что изменилось?

— Вмешательство России в ход войны в Сирии застало американского президента врасплох. Оборонительная поза на публике делает его еще больше похожим на человека, на глазах которого рушатся его же собственные представления о мире, — пишет в The Washington Times бывший посол США в ООН Джон Болтон.

Экс-дипломат не считает, что Вашингтон должен присоединиться к «путинской коалиции» (Иран, проиранский режим в Багдаде, Башар Асад в Сирии и «Хезболла»). По его мнению, США необходимо мобилизовать своего союзника по НАТО — Турцию, а еще и курдов, нефтяные монархии Аравийского полуострова, Египет и европейские государства: такой «суннитский или светский альянс» стал бы и орудием устранения боевиков ИГ, и инструментом сдерживания «иранской угрозы». Собственно, по этому сценарию США и намерены действовать. Тот же Керри заявил, что «если Россия будет пытаться удержать Асада, это лишь усложнит ситуацию, а если будет нам помогать, это поможет решению вопроса с ИГ». Отсюда и постановка задачи — «не допустить полного и окончательного уничтожения Сирии». И привязка к конфликту союзников США: «уничтожение Сирии может иметь катастрофические последствия для всего региона. Эта волна беженцев касается не только Европы, но и Иордании, Турции. Мы все заинтересованы, чтобы предотвратить гуманитарную катастрофу. Мы должны предотвратить полное уничтожение Сирии». Плюс поворот на затягивание конфликта — «решение сирийского вопроса может занять многие годы». Европейские страны вторят США: «Мы решили, что вместе с американскими партнерами будем добиваться от России, чтобы ее целью была борьба с ИГ, а не с умеренной сирийской оппозицией».

Не будем спорить — борьба с ИГ приобрела глобальный характер. И не только потому, что мировое сообщество озабочено нарастанием политической и военной напряженности на Ближнем Востоке, а прежде всего из-за угрозы деятельности этой террористической организации в области обеспечения нацбезопасности государств, расположенных на разных континентах. Но нам опять пытаются навязать правила игры в регионе. Вспомним: США начали формировать международную коалицию для борьбы с ИГ (входит более 60 государств) год назад, но, несмотря на некоторые успехи в сдерживании боевиков в рамках захваченных ими территорий, у ее участников и администрации Обамы пока нет ясного видения того, как уничтожить эту организацию. «Вступление России в полноценную борьбу против ИГ является для США и их союзников одновременно и шансом, и вызовом, — рассуждает младший научный сотрудник сектора внешней и внутренней политики США Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Давыдов. — С одной стороны, действия России в Сирии в случае их результативности могут еще более остро поставить вопрос о дееспособности американской коалиции. С другой, возникают условия для развертывания куда более широкомасштабной совместной операции против исламистов и создания механизмов координации действий с участием России. Однако такое развитие событий в любом случае изменило бы статус США как безусловного лидера в борьбе против ИГ».

Администрация Обамы на словах исключает военные методы урегулирования кризиса в Сирии, считая при этом наилучшим сценарием уход Башара Асада и формирование переходного и более представительного правительства. «В Белом доме и Конгрессе осознают, что единственной серьезной силой, способной противостоять террористам ИГ на сирийском фронте, остается официальный Дамаск, но до последнего времени не были готовы к его вовлечению в сотрудничество, — считает Алексей Давыдов. — После нескольких лет действий США по поддержке повстанцев, действовавших против официального Дамаска, в том числе исламистов, такое изменение позиции было бы расценено как политический провал». Поэтому и запущен переговорный процесс противников и сторонников Асада. От его результатов зависит не только судьба президента Сирии и его окружения, но и стабильность на Ближнем Востоке, и возращение России статуса доминирующей политической силы в регионе, а с ним и вполне утилитарное для экономики Урала и Западной Сибири — шанс на оживление регионального ВПК.   

Комментарии

Материалы по теме

Свое иметь надо

Спокойно, я Дубровский

Коротко

Russian Arms EXPO-2015 не окупается из-за внешнеполитического конфликта

Танки против политики

Сирийский реванш

 

comments powered by Disqus