ГП или пропал

Электроэнергетика

Электроэнергетика

Хронические неплатежи несут угрозу финансовой устойчивости электросетевых предприятий, ставят под вопрос реализацию ремонтных программ. Это может существенно сказаться на надежности электроснабжения, предупреждает генеральный директор ОАО «МРСК Урала» Сергей Дрегваль

В электроэнергетике резко обострилась проблема неплатежей. На 1 июня общая дебиторская задолженность за услуги по передаче электроэнергии группы компаний «Российские сети» превысила 134 млрд руб­лей, что составляет почти четыре годовые ремонтные программы в распределительном сетевом комплексе. Просроченная задолженность — более 87 млрд рублей. Наибольшая часть приходится на гарантирующих поставщиков (ГП) электроэнергии.

Минэнерго РФ подготовило проект правительственного постановления, вносящего изменения в процедуру лишения статуса ГП за долги перед сетями. Существующие рычаги воздействия ведомство сочло неэффективными. В министерстве уверены, что предлагаемые меры позволят сократить общий уровень задолженности, а средства будут направлены на финансирование ремонтных программ, что очень актуально для электросетевых компаний при значительном сокращении программ инвестиционных. Сети поддерживают инициативу Минэнерго, сбыты, конечно, всем этим недовольны, а эксперты отрасли уже определяют предприятия, попадающие в зону риска.

Скорее всего, при лишении статуса ГП в жизнь воплотится такой сценарий: функции временно перейдут к местным сетевым компаниям, затем будут проводиться конкурсы на статус ГП среди сбытовых компаний. Однако пока не решено, какие именно долги будут выставляться на конкурс — перед генераторами или сетями.

О проблеме и предлагаемом пути решения мы говорим с генеральным директором ОАО «МРСК Урала» Сергеем Дрегвалем.

— Сергей Георгиевич, инициатива Мин­энерго РФ позволит навести порядок с платежной дисциплиной в отрасли?

— Речь в документе идет о том, чтобы была возможность лишения ГП статуса при неоплате сетям. Пока компаниям сбытового сектора можно годами не платить и никаких санкций не получать. Давно пора навести порядок с платежной дисциплиной в этом секторе. Путь лишения статуса достаточно длинный, процедура забюрократизирована. Поэтому было бы неплохо полностью перенести на розницу то, каким образом устроены механизмы поддержания платежной дисциплины на оптовом рынке. А там все мегажестко: не заплатил — свободен. Лишение статуса — это уже следствие.

— Почему неэффективны имеющиеся рычаги воздействия?

— Существующие штрафные санкции — мертвый инструмент. Хотя на сегодня это уже не ставка рефинансирования в размере 8,25%, а средняя ставка по вкладам, и равна она 9 — 10% в зависимости от региона. Тем не менее кредиты компании берут по гораздо более высоким ставкам. Сети, например, на уровне 15% и выше, сбыты — под 18%, к тому же получить и эти кредиты непросто. Такая ситуация просто провоцирует сбыты на неоплату: «кредитоваться» у МРСК Урала можно, просто не выплатив компании ее долю в конечном тарифе. А она составляет существенную часть, в среднем 30 — 40%, где-то доходит до 50%: в разных территориях по-разному, но порядок цифр примерно такой. И я не думаю, что до конца года эти компании вернут нам долг в полном объеме. Дебиторская задолженность перед МРСК Урала — 7,8 млрд руб­лей при обороте МРСК Урала по году порядка 60 млрд рублей.

ГП сетуют на то, как тяжело им собирать деньги. Но, собственно, в этом их работа и заключается. Причины, почему энергосбытовая компания не рассчитывается с сетевой, могут быть самыми разными. К примеру, ей крупно задолжали потребители, и невозможно получить с них деньги. Или что-то случилось с банком, где у энерго­сбытовой компании открыт счет. Но сравнительный анализ работы задолжавших энергосбытовых компаний в регионах присутствия МРСК Урала показывает, что на самом деле собираемость платежей с потребителей у них 98 — 100%. Где же деньги? Кивают на экономику, но мы все находимся в таких условиях. Обращаем внимание: на оптовом рынке электроэнергии и мощности региональные ГП хуже платить не стали, судя опять же по отчетности. Потому что там условия жесткие, санкции таковы, что неплательщики просто потеряют бизнес. А с сетями можно так себя вести, потому что штрафы минимальны.

Конечно, не все сбыты работают недобросовестно. И мы, случается, идем навстречу ГП, допустим, даем отсрочку платежей на 2 — 3 недели. Но ряд компаний не платят месяцами, просто пользуются нашими деньгами вне зависимости от экономической ситуации в стране.

— Каково негативное воздействие дебиторской задолженности на экономику компании?

— Это может нанести серьезный ущерб. Ведь мы лишаемся основного источника поступления средств у распределительных сетей — платы за услугу по передаче элект­роэнергии. Она взимается по двум типам договоров: либо напрямую с потребителя, либо через гарантирующего поставщика.

Если электросетевая компания эти деньги не получает, ей не из чего платить налоги, зарплату, выполнять ремонты, что может существенно сказаться на надежности электроснабжения всех потребителей. Кроме того, получив деньги со сбытов, мы должны рассчитаться за передачу с федеральной сетевой компанией и территориальными сетевыми организациями, которые находятся у нас в котле, поскольку мы являемся котлодержателем в регионе. Естественно, когда из-за неплатежей у нас отсутствует источник для своевременного расчета, мы тоже начинаем задерживать платежи. Конечно, крайне редко допускаем это, точнее, стараемся почти никогда не допускать. Но нам это дорого обходится.

Сети по всей России не могут постоянно нести на себе бремя чужих долгов

Как я уже отметил, из этого же источника финансируется наша ремонтная программа объемом 1,6 млрд рублей в год. При долге сбытов почти 8 млрд рублей выходит, что у МРСК Урала недополучено средств, которых бы хватило на пять лет выполнения ремонтов сетей. Конечно, мы вынуждены перекредитовываться, брать кредиты на поддержание нашей репутации хорошего котлодержателя, выполнение ремонтов сетей. Мы, конечно, прилагаем все усилия, чтобы девальвировать негативные эффекты, но это не может продолжаться бесконечно. Например, этот год кончится, и у компании появится иная ставка по кредитам, не та, что была по докризисным договоренностям.

За год дебиторка, мы говорим о росте просрочки, существенно увеличилась — на 20 — 25%. И текущая задолженность по-прежнему растет: подъем тарифа в среднем по всем территориям составил 8%.

— Какие механизмы воздействия применяет к должникам  МРСК Урала?

— Вопросы задолженности между двумя хозяйствующими субъектами решаются в судах — это долгий путь, проходим через десятки процессов. Помимо этого, для предотвращения плохих сценариев сети реализуют комплекс мероприятий, направленных на стабилизацию системы взаиморасчетов. Он включает рассмотрение вопросов неплатежей на уровне региональных комиссий по платежной дисциплине на рынках электроэнергии при главах субъектов федерации — хорошую помощь в этом случае оказывают власти; оперативное взаимодействие с акционерами и менеджментом крупнейших потребителей, управляющих компаний ГП. 

— Что изменится после реализации инициативы Минэнерго?

— По крайней мере, у гарантирующих поставщиков будет опасение, риск потерять статус, что равноценно уходу компании с рынка. Возможно, тогда будет иная платежная дисциплина.

Помимо этого, МРСК Урала предложила также изменить размер штрафа за несвоевременную оплату. Например, повысить его до уровня коммерческого кредита, чтобы у сбытов не было соблазна кредитоваться за счет сетей. Конечно, это болезненные меры, но ситуация касается не только нашей компании — сети по всей России не могут постоянно нести на себе бремя чужих долгов. Предлагаем в отношении всех неплательщиков ввести такие же меры: не платят за электроэнергию гарантирующему поставщику потребители, ТСЖ или управляющие компании — пусть решением вопроса будет штраф, чтобы и у энергосбытовых компаний была возможность получать причитающиеся им деньги в срок.

— А что говорит мировая практика?

— Она очень разнообразна. «Умные сети», например, работают как мобильный телефон. У вас кончились деньги — вам автоматически отключили подачу электро­энергии. Все просто, жестко. Не уверен, что в нашей стране это будет воспринято положительно. Давайте хотя бы просто отладим то, что есть. Законы приняты правильные, но необходимо внести корректировки, потому что ставка ЦБ, повторюсь, не отражает ситуацию в экономике и никак не связана с размером кредита, который компания может получить в банке.

— Периодически звучат предложения функции сбытов передать сетям. Есть под ними реальная почва?

— Федеральный закон № 36 требует четкого разделения функций энергетических компаний, в том числе сетевых и сбытовых. Но в случае, если ГП в силу каких-то причин лишается статуса, на период до проведения конкурса функции ГП на территории исполняет сетевая компания. У МРСК Урала до сих пор не случалось таких прецедентов в регионах базирования, однако у наших коллег из других МРСК есть опыт подхвата ГП: их работу сети точно сделали бы неплохо, собрали деньги и распределили. Если у нас возникнет такая необходимость — мы с этим справимся.

ГП очень разные. Те, которые являются частью государственных холдингов или холдингов под госуправлением, например, Русгидро, ИнтерРАО более дисциплинированы по части платежей. Следующий пласт — ГП, которые входят в большие частные холдинги. С ними тоже вполне комфортно работать. Платежная дисциплина слабее, поскольку частный интерес — в первую очередь. Но глобальных претензий к ним нет. С прочими надо наводить порядок — не первый год разговор идет вокруг одного и того же перечня: Челябэнергосбыт, Мечел-Энерго, СТИ, Новоуральская сбытовая компания, Роскоммунэнерго.

 Если будет ужесточена платежная дисциплина, решится вопрос с привлечением средств в урезанные инвестпрограммы сетевых компаний. Есть три направления для любой сетевой компании, которые они должны выдерживать: это надежность, безопасность и доступность элект­рических сетей. Есть кризис, нет кризиса — а сети обязаны инфраструктуру держать на должном уровне.

 Если правительственное постановление, вносящее изменения в процедуру лишения статуса ГП за долги перед сетями выйдет в конце года, то до его окончания уже никого лишать статуса не будут, не станут применять радикальные меры по снижению задолженности перед сетевыми компаниями: это процесс не мгновенный. Но если в следующем году такая новация все же будет принята, она станет стимулом для энергосбытовых компаний аккуратно расплачиваться с поставщиками электроэнергии.             

Комментарии

Материалы по теме

Да будут деньги

Энергетики — за максимальную прозрачность

«МРСК Урала» запустила подстанцию «Медная», необходимую для массовой застройки юго-западной части Екатеринбурга

«МРСК Урала» завершила реконструкцию ЛЭП «Гранит — Уральская» в Лесном

Найти баланс интересов

Суть инноваций — повышение эффективности

 

comments powered by Disqus