Три поросенка

Сейчас производители свинины днем и ночью готовы работать, потому что доходность такая, какой они не видели с 1992 года

Сейчас производители свинины днем и ночью готовы работать, потому что доходность такая, какой они не видели с 1992 года

В мясоперерабатывающей отрасли разразился кризис высоких цен на сырье, который грозит перерасти в отраслевой дефолт. Производители свинины и мяса птицы подняли отпускные цены с 6 августа на 12 — 14%, что с учетом более ранних подорожаний в этом году составило уже 62 — 67%. При этом крупные торговые сети заморозили процессы принятия новых цен на колбасные изделия и продукты мясопереработки, придерживаясь рекомендаций правительства РФ. Национальный союз мясопереработчиков написал открытое письмо президенту. О том, что происходит на региональном рынке свинины, рассказывает генеральный директор ЗАО Комбинат пищевой «Хороший вкус» Михаил Смоляков.

Пишите письма

— Михаил Алексеевич, почему мясопереработчики написали президенту?

— Значительно увеличилась стоимость сырья, по некоторым позициям почти на 100% к прошлому году. Поэтому мы получили по кругу рост затрат до 30%. Вряд ли они будут компенсированы. Потому мясопереработчики и отправили открытое письмо президенту.

— Рост затрат с чем связан?

— Напрямую связывать повышение цен на мясное сырье с санкциями нельзя: оно пошло гораздо раньше, с начала года. И по сегодняшний день продолжается. Южноамериканские страны, поставляющие теперь России сырье, подняли цены и снизили качество. Говорили: вот откроем Китай, и цены двинутся вниз. Но китайскую свинину, которую якобы «открыли» рынку, никто не увидел: два завода, которые были определены для поставок сырья в Россию, заключили эксклюзивные договоры только с «Мираторгом». «Мираторг» определяет теперь цену мяса в России: это крупнейший производитель свинины и самый крупный импортер — из Китая вместо Европы. И цена на рынке не падает: 200 рублей за кило мяса на кости для крупных переработчиков у «Мираторга». Для всех прочих — дороже на 25 — 50 рублей.

— Какова у вас доля импортного сырья?

— Птица и свинина, охлажденная говядина отечественные, замороженную бескостную говядину до 100 тонн в месяц покупаем. В основном производства Бразилии, Уругвая, Парагвая. Но Бразилия значительно снизила качество. А цена ушла вверх до 20%. Поставщики понимают, что альтернативы нет, играют на сужении предложений рынка.

— Как эти перемены сказались на экономике вашего предприятия, стоимости продукции?

— Негативно. Я уже отметил, что у нас сырьевая составляющая подорожала на 60%. Эти деньги мы могли бы тратить на развитие, а не переплачивать за сырье. С одной стороны, уже некуда поднимать цены на конечную продукцию, они и без того достаточно высоки — потеряем покупателя. С другой — сырьевая составляющая растет, она просто выгребет все остальные ресурсы. При таком раскладе недалек отраслевой дефолт: предприятия пока выживают за счет накопленных средств, но затягивать ситуацию нельзя. Нужно принимать решения, об этом переработчики и написали президенту. У нас ситуация стабильней других за счет собственного сырья: в ГК есть свой свинокомплекс, в котором мы покупаем дешевле. Но объемы продаж все равно снижаются.

— Объявлен патриотичный курс на импортозамещение. У вас есть проекты значительного увеличения производства? Что нужно для их обеспечения?

— Мы работаем по собственному плану модернизации производства, оборудования, улучшения систем контроля качества. И всегда вкладываем в это, невзирая на то, черная сейчас полоса в экономике или белая. Готовимся равно и к той, и к другой. Сейчас полоса черная, доходность ниже, чем мы планировали. Какой-то промежуток времени будем работать, не изменяя планов в технической политике, потом посмотрим.

Практически на всех предприятиях нашего сегмента доходность в рублях меньше не стала, но идет снижение объемов производства к уровню прошлого года, потому что цена выросла, а потребление снизилось. Люди какое-то время должны адаптироваться к новой цене. Как правило, инфляция влечет за собой постепенное увеличение заработных плат, а следом покупательной способности.

В одной лодке

— Насколько упал спрос?

— На 15% к уровню прошлого года по колбасным изделиям в Свердловской области. Производство мяса-сырья — это другая отрасль, там тенденции, наоборот, позитивные, у свиноводов и птицеводов сейчас хорошая цена, значительно превышает себестоимость, и мясо востребовано. Хотя в прошлом году у них было серьезное финансовое положение, цена реализации была ниже себестоимости, многие работали в убыток. Среднерыночная рентабельность, я могу предполагать, при увеличении цены в два раза должна быть 30 — 25%.

— Каковы причины роста цен у производителей свинины и мяса птицы?

— Я уже отметил, что на рынке появился значительный регулятор — «Мираторг», одна из самых крупных компаний с монопольным влиянием: 56% импорта свинины идет через нее — завозит и продает. Для многих свиноводов именно эта компания дает сигнал: когда «Мираторг» поднимает цену на свинину, которую он сам производит, другие игроки думают, что это как-то связано с объемами импорта и на всякий случай ориентируются именно на нее. Буквально за полгода довели до 200 рублей за кило.

— Рост стоимости мяса птицы, свинины производители объясняют еще и ростом стоимости кормов. Это действительно так?

— Мы живем в рынке. Задавать вопросы, почему вы поднимаете цену, если продукцию покупают, неэтично. Год назад птицеводы и свиноводы задыхались без сбыта, а им говорили: таков рынок, виновата высокая цена на комбикорма. А сейчас, когда корма все так же дороги и производители сами стали продавать мясо дорого, их спрашивают: почему? Да потому что сегодня правила игры такие. Если бы отрасль регулировали и ограничили ввоз дешевой свинины, не было бы таких скачков.

Если бы цена была 140 при себестоимости 120, примерно цифры говорю, это позволяло бы свиноводам и переработчикам работать в обычном режиме. Когда себестоимость 120, а цена на рынке 90, и производители разоряются, никому до этого нет дела. Зато когда они начали зарабатывать и гасить долги прошедших периодов, все возмутились: нельзя давать им поднимать цену. А что, в прошлом году для них был не рынок?

Если на следующем этапе рынка начнут рушиться мясоперерабатывающие предприятия, оставшиеся не смогут потреблять мясо в таком объеме, в котором произвели и завезли свиноводы. При дефиците предложения переработки начнет снижаться цена у производителей. Мы качаемся на этих лодках.

Еще важный момент: мы готовы к борьбе на рынке по правилам. Но видим, что идет вал подделок, фальсификата, формируется рыночное преимущество с нарушением закона. Например, вместо свинины комбинат положил в колбасу мясо птицы — вот и обошел конкурентов.

Съесть и не подавиться

— Готов ли региональный рынок колбасных изделий к импортозамещению? Хватит ли года на подготовку?

— Давно уже все отечественное — зайдите в магазин, тут проблемы нет. Это не 90-е годы: датская колбаса, французские паштеты. Сегодня импорт самый дальний — белорусская тушенка. Производится достаточно, чтобы накормить жителей региона, но не факт, что все будет продано и переработано именно здесь, а не уедет в соседний регион. А дефицит, если возникнет, перекрывается за счет завоза из других регионов, перетоков продукции. Надо рассматривать так: достаточно ли своего производства на всю страну.

— Вы как производитель свинины и переработчик одновременно ощущаете, что в стране с введением продуктового эмбарго где-то стало пусто и на рынке открылись ниши?

— Очень ощущаем. Именно наличие дефицита мяса внутри страны позволило производителям свинины так увеличить цену. Рост стоимости сырья перетек в рост стоимости конечного продукта — колбаса стала дороже, ее все меньше покупают. Цена подросла до пределов, это очевидно. У нас априори не будет дефицита, потому что мы все время выравниваем его ценой. Если бы мы оставили продукты по цене пятилетней давности, работали бы 24 часа в сутки, не справляясь с потребительским запросом. Но сейчас дефицита в магазинах нет, хотя цена поднялась, люди стали брать меньше. Пустых полок уже не будет никогда, они заполнятся продуктами с другими ценами. Другое дело, способны ли люди будут это купить.

Аналитика 90-х годов напоминает, что мы с потребления 96 кг колбасных изделий на душу населения в советское время упали до 45 кг. Был тот же разрыв между ценой и покупательными возможностями. Стали есть больше хлеба и картошки. С тех пор потребление постепенно доросло до 86 кг на душу населения. Сейчас пойдет откат.

— Будут ли за год действия санкций инвесторы или производители вкладываться в увеличение производства свинины? Насколько санкции влияют на принятие решений?

— Сначала вообще все говорили: сегодня ввели санкции, завтра отменят, а мы зря под это возьмем кредиты.

— И неизвестно, какой будет спрос?

— Нет, известно: если помиримся с ЕС — опять свинина из Европы будет по 90 рублей за кг, спрос на отечественную снизится — вложенные инвестиции рухнут. Сначала такой был взгляд на проблему. Прошло несколько месяцев, и сейчас уже понятно, что перспективы отмены санкций все туманнее, что Европа, может, вообще не отменит санкции до тех пор, пока Крым не будет возвращен Украине. Плюс события на юго-востоке Украины и отношение к ним в мире. При нынешнем раскладе уже можно прогнозировать спрос и просчитать вложения на какой-то период.

— Пока все выжидают?

— Выжидали первые два месяца, сейчас уже думают, как заработать на ситуации. Стало более понятно, что продовольственная безопасность не пустой звук и надо что-то в этом плане делать, беречь своего производителя. Как только бизнес на продовольственных рынках увидит, что отношение к нему изменилось, он будет инвестировать.

— А что должно измениться? Какие меры поддержки, на ваш взгляд, нужны на федеральном, региональном уровне, чтобы агропроизводитель увеличивал производство, чтобы ему было хорошо и комфортно?

— Я всегда был против дотаций, это развращает. А сейчас у производителей свинины та ситуация, когда интересно работать, никого уговаривать не надо. Они днем и ночью готовы производить, потому что доходность такая, какой они не видели с 1992 года. Золотое время — 20% импорта отодвинули обратно, они и заполняют эту нишу, очень быстро получат отдачу. Свинья вырастает за шесть месяцев — период откорма, да еще три месяца так называемых маточных, то есть девять месяцев от нулевого цикла. Но это если у тебя есть основные фонды. Такие предприниматели сегодня не боятся вкладывать в отрасль.

Я считаю, 11% — оправданная ставка кредитования. Если ты наращиваешь объемы производства, оборотных ресурсов не хватает, берешь в банке под понятную идею и, развивая объемы производства, сам зарабатываешь, и банк зарабатывает — это нормальное движение вперед. Сегодня не главная проблема — как взять кредит.

— А что главное?

— Чтобы на рынке конкуренция была не по цене, а по качеству, есть же надзорные органы, которым государством погоны положены на плечи для того, чтобы они не допускали на рынок фальсификат, наказывали за это. На сегодня один из главных вопросов, чтобы наши производители не жалели денег на программы контроля качества, а не только покупали оборудование гнать вал.

— Так можно ли рассматривать эмбарго в качестве драйвера роста агросектора?

— Я далек от мысли, что руководители государства могут принимать такие решения, не взвесив все. Да, на короткий промежуток времени поднимутся цены, но это будет стимул для производителей, чтобы добавить инвестиций. Они добавят, нарастят производство и очень быстро мы себя обеспечим полностью продуктами. Как только существует возможность, нормальный человек будет стараться заработать.

Справка Э-У:

ЗАО Комбинат пищевой «Хороший вкус» одно из крупнейших мясоперерабатывающих предприятий Свердловской области (60 тонн готовой продукции в сутки, 350 видов колбасных изделий и мясных полуфабрикатов). Входит в агропромышленную группу компаний «Хороший вкус», занимающуюся, помимо мясопереработки, свиноводством, производством зерна и кормов.

 

Комментарии

Еще в сюжете «Война санкций. Что ждать уральской экономике»

Материалы по теме

На молочишко

Ариант запускает масштабный инвестпроект в Свердловской области

Меж берез дожди косые

Мы знаем, что им нужно

В Тюменской области появится крупнейший в Европе свинокомплекс

В Тюменской области будут производить мясо индейки в промышленных масштабах

 

comments powered by Disqus