Не в нашу пользу

Россия вошла в фазу долгосрочной остановки экономического роста. Анализ причин тренда сводится в основном к оценке влияния внешних факторов. Они, конечно, внесли свой вклад. Но есть и другие

Россия вошла в фазу долгосрочной остановки экономического роста. Анализ причин тренда сводится в основном к оценке влияния внешних факторов. Они, конечно, внесли свой вклад. Но есть и другие

Предпосылки для остановки экономического роста сложились во второй половине 2013 года: именно тогда Россия начала испытывать влияние ситуации, которая называется «ловушкой среднего дохода». Старшее поколение, которое вывело страну из разряда довольно бедных в разряд более-менее состоятельных, испытывает усталость, а молодое не готово взять на себя ответственность за будущее государства. Опыт разных стран говорит о том, что застрять в такой ловушке можно года на два, а можно и лет на семь. На мой взгляд, возобновление экономического роста начнется после 2018 года, до этого мы будем колебаться в районе нулевых темпов прироста ВВП.

Не в пользу более раннего разворота тренда работают и другие факторы. Прежде всего дешевеющая нефть и дешевеющий рубль. То, что мы видим сейчас на валютном рынке, — не временное явление, это надолго. Ситуация будет подстегиваться отчасти оттоками капитала, недоверием, возникшим между российским бизнесом и крупными зарубежными партнерами.

Преувеличивать влияние санкций я бы не стал: считаю, что оно будет минимальным и встанет нам в пределах 1% ВВП. Если честно, я не вижу оснований для большого оптимизма с точки зрения использования эффекта импортозамещения: эта история закончится к середине следующего года и, вероятнее всего, просто приведет к смене партнеров и поставщиков. Первой реакцией бизнеса на ограничение импорта становится, как мы видим, стремление не начать новое производство и запустить новый проект, а поднять цены. Происходит этакое размазывание негатива от трений с Западом на всю экономику. Правительство пытается сдержать рост цен, но это плохо удается: когда экономика становится хотя бы на миллиметр рыночной, любому производителю проще в условиях освобождения ниши повысить цены, а не открывать новые заводы. Тем более непонятно, что делать потом с новым заводом, когда через полгода все помирятся и санкции снимут.

И даже если у каких-то компаний есть желание воспользоваться этой возможностью, они столкнутся с проблемой недостатка ресурсов. Дефицит денег сейчас чувствуется очень сильно, и он толкает вверх процентные ставки. И этот урок нужно хорошо выучить. Деньги становятся дороже и все короче. Ведь именно отсутствие собственных источников длинных ресурсов поставило наши предприятия в зависимость от западного капитала. Большинство крупных инвестиционных проектов сегодня запущено на западные кредиты, что в нынешней ситуации падения рубля привело к увеличению валютных рисков российских компаний.

Мы наблюдаем в России феномен политического долгожителя. А он к реформам не склонен

Да, есть Фонд национального благосостояния, но государство достаточно жестко ведет себя с этими деньгами, если оно и будет их тратить, но только на мощные проекты типа чемпионата мира по футболу, способные дать эффект для всей экономики.

На мой взгляд, следствием остановки экономического роста будут определенные социальные проблемы. Люди, которые жили плохо все 90-е годы, в короткий срок, вдруг, на высоких ценах на нефть начали жить хорошо, не хотят отказываться от достигнутого благосостояния. И государство не может им сказать: потерпите, вернитесь в 90-е, — люди на это не согласятся. Вряд ли у нас возможен Майдан или революция: мы все-таки достаточно богатая страна и населению есть что терять — в таких случаях революций не бывает. Тем не менее недовольство будет появляться, и власти нужно быть к этому готовой.

Конечно, нужно быть готовыми к снижению доходов, в том числе и работников бюджетных организаций, которым, полагаю, как минимум не будут индексировать заработные платы. Это частично скажется на потребительском спросе. Я не думаю, что будет провал, потому что люди привыкли к определенному образу жизни, но некоторое сжатие произойдет. Вероятнее всего, снизится и уровень сбережений.

В этой ситуации было бы логично начать структурные реформы. Но пока не похоже, чтобы власть была к этому готова. Мы сегодня наблюдаем в России феномен политического долгожителя. В истории есть разные примеры: для каких-то стран это хорошо, для каких-то не очень. Но все исследования говорят о том, что политический долгожитель к реформам не склонен, в лучшем случае он преследует цель удержать текущее состояние в экономике и политике.

Вряд ли война санкций продлится слишком долго. Мировая экономика открыта, все в ней друг от друга зависят. Эту тему мы традиционно рассматриваем на занятиях со студентами, обучающимися на программе «Мировая экономика»: невозможно нанести ущерб другой стране, не затронув себя. Европейские политики, перед тем как ввести санкции, несколько месяцев серьезно размышляли, потому что им-то придется себя ужимать достаточно сильно, они в отличие от нашего правительства вынуждены тратить средства, чтобы поддерживать своих производителей. Поэтому для них санкции еще проблематичнее, чем для нас, и им оставаться длительное время в таком режиме невыгодно. Да и российская экономика представляет для них довольно большой рынок.

Нужно еще учитывать тот факт, что мировая экономика и без этих санкций вообще-то находилась в тяжелом состоянии со своими низкими темпами роста. Сейчас с этой глобальной экономико-политической игрой даже сильные страны отложили восстановление как минимум года на два. И за эти два года избиратели потом спросят: что же такого с их кошельками произошло и почему так случилось? Так что и перед российскими, и перед европейскими политиками вызовы сейчас стоят одинаково серьезные.

Комментарии

Еще в сюжете «Война санкций. Что ждать уральской экономике»

Материалы по теме

Минэнерго РФ: ТЭК России зависит от импортного оборудования в среднем на 60%

Технологическая безопасность в опасности

Запретный плод

Огороды и камни

На молочишко

Без иллюзий

 

comments powered by Disqus