Медная зима

Цветные металлы

Цветные металлы

В условиях падения спроса участники российского рынка проката цветных металлов ищут новые пути для развития бизнеса

Борьба на отечественном рынке проката из меди и сплавов цветных металлов (никеля, латуни и бронзы) идет за каждого клиента. Российская отрасль обработки цветных металлов (ОЦМ), загруженная заказами лишь наполовину, с трудом удерживает позиции на собственном рынке, по-прежнему уступая более эффективным импортерам. Как показали итоги прошедшей в Екатеринбурге общероссийской конференции «Медь, латунь, бронза: тенденции производства и потреб­ления» (организована Российским союзом поставщиков металлопродукции), останутся на нем лишь те, кто сумеет максимально сократить издержки, перевооружиться и открыть для себя новые рынки сбыта как
внутри страны, так и за ее пределами.

Потерял в объемах

На три уральских завода ОЦМ — Каменск-Уральский (подконтролен ГК «Ренова»), Ревдинский (Уральская горно-металлургическая компания; УГМК) и Гайский (аффилирован с московскими бизнес-структурами) — приходится около 45% производства проката из меди и ее сплавов в России. А если учесть еще два завода УГМК, расположенные в других регионах, получится, что под контролем уральских промышленников сегодня две трети отрасли.

Вот только показатели ее работы оптимизмом не блещут. По данным института «Цветметобработка», в России отмечается спад производства проката из меди и медных сплавов. По итогам первого полугодия-2015 в сравнении с аналогичным периодом прошлого года снижение составило от 10% до 25% (в зависимости от вида продукции). Причина в том, что непосредственными потребителями цветного проката (прутка, листа, труб и электротехнических шин) являются обрабатывающая промышленность и машиностроение, наиболее пострадавшие от кризиса. И если в 2013 — 2014 годах негативные тенденции только наметились, то за первую половину 2015 года внутренний рынок сократился примерно на 20% вслед за падением в таких секторах промышленности, как производство транспорта, холодильных установок, электродвигателей и станков. Стабильны только ОПК и судостроение.

Позитивный момент — трехкратный рост продаж никелевого проката, востребованного в первую очередь отечественной оборонкой. Например, КУЗОЦМ за восемь месяцев выпустил его столько же, сколько за весь
прошлый год. Правда, доля этого вида продукции в общей структуре российского производства проката цветных металлов невелика — около 0,1%, поэтому на общей картине это не отразилось.

В целом на рынке цветного проката ощущается напряжение, связанное с перепроизводством, избыточностью мощностей. Причина в том, что за последние несколько лет здесь появилось много динамичных, молодых и агрессивных бизнесменов, которые закупают необходимое оборудование, создают новые производства и начинают теснить старожилов рынка. Яркий пример — Димит­ровградский металлургический завод, с нуля построенный группой выпускников Московского института стали и сплавов. Медные шины, профиль и пруток, выпущенные на его современном оборудовании, сразу обеспечили предприятию около 3% рынка.

— Однако глобальных изменений спроса до конца года ждать не приходится, — предупреждает начальник аналитического управления УГМК-Холдинга Сергей Сахаров. — Возможно, произойдет еще более значительное снижение объемов потребления в связи с тяжелой ситуацией в промышленности.

На экспортном направлении тоже непросто. Российские прокатчики второй год сокращают поставки на внешние рынки. Если в 2014 году они сжались на 7,5% (до 406,1 тыс. тонн), то в текущем потери ожидаются более значительные. Так, за восемь месяцев 2015 года продажи в Европу и дальнее зарубежье у КУЗОЦМ уже просели на 52%, в страны СНГ — на 48%.

Неожиданным препятствием для развития бизнеса уральских производителей проката цветных металлов стали антироссийские санкции: «Сегодня достаточно тяжело найти перевозчика, готового отвезти твой товар в Европу, так как ему просто нечего везти обратно на Урал, а оплачивать транспорт в обе стороны для нас означает уйти в минус. По две-три недели ищем машины, чтобы отправить груз. Для клиента такое сотрудничество становится неинтересным. Поэтому теперь думаем организовать склад в Москве, где меньше проблем с логистикой», — поясняет директор по продажам КУЗОЦМ Антон Азанов.

Правда, на фоне снижения объема продаж в тоннаже, в рублевом эквиваленте российские производители пока выигрывают: за счет быстрого и веселого роста курса валют (цена на цветной прокат привязана к мировым котировкам сырья в долларах) тот же завод в Каменске-Уральском за восемь месяцев 2015 года продал товара на 4,2 млрд
рублей против 3,1 миллиарда за аналогичный период прошлого года.

Включай голову

Прогнозы даже на следующий год участники рынка стараются не делать. Общее мнение — в ближайшее время рассчитывать на какой-то заметный рост не приходится.

— Мы видим, что инфляция растет, девальвация превысила все возможные показатели, идет сокращение прямых инвестиций — примерно на 46% согласно последним данным. Падение ВВП по итогам 2015 года ожидается на уровне 4%. Ситуация сложная, — говорит генеральный директор «Цветметобработки» Юрий Райков. — Обычно, когда идет падение производства, тогда падают и цены, становятся доступны кредиты, и таким образом дается толчок для роста производства. Сегодня мы имеем другую ситуацию: наряду с падением производства во многих отраслях цены растут, а кредиты все менее доступны.

По оценкам генерального директора компании «ЗиО-Мет» Александра Дюженкова, общего увеличения потребления медного металлопроката на рынке в 2016 году не ожидается: «Возможно, будет увеличение заказов со стороны ВПК в связи с общей обстановкой в мире. Но при этом есть снижение потребления со стороны энергетики, и оно будет продолжаться».

Нужно быть готовым к тому, что работать в сложившихся условиях придется продолжительное время. «По оценкам экономистов, роль антироссийских санкций в падении экономики страны — не более 10%. Проб­лема комплексная, она гораздо глубже, поэтому пути выхода из нее будут на самом деле долгими, и займут не один год», — напоминает Юрий Райков.

Задача, которую ставят перед собой компании, — удержать хотя бы те позиции, которые у них уже есть, а параллельно искать новые рынки сбыта, в том числе и внешние, оптимизировать издержки, повышать эффективность. Придется как-то ужиматься: сокращать производственные площадки, модернизировать мощности, чтобы повысить качество продукции и ее конкурентоспособность. В этом направлении сегодня работает большинство российских производителей.

Важный момент — при спаде промышленного производства в России остается замещение импорта. По словам Антона Азанова, в некоторых государственных и негосударственных корпорациях созданы целые департаменты импортозамещения: «И если раньше производители сами ездили к потребителям со своими предложениями по этому вопросу, то в 2015 году представители этих корпораций приезжают, составляют проекты и планы в рамках импортозамещения. В том числе поставок медного проката из Германии и Финляндии. Надеюсь, что эти программы в ближайшее время не свернут».

Юрий Райков убежден: нужно работать и над замещением импорта продукции более высокого передела. В частности, уже на протяжении десятилетий доля фитингов для труб в структуре импорта цветного проката остается неизменной. Замещения в этом секторе не происходит, о чем стоило бы подумать отечественным производителям.

Пессимизма участники рынка не испытывают. Как сказал Юрий Райков, «будет трудно, да. Но происходит это с нами уже не в первый раз, и мы все еще живы».     

Автор: Степанова Вера

Комментарии

Материалы по теме

Солнце еще высоко

Титан до Индии доведет

В одни руки

Медь вышла на публику

Зимнее снижение спроса замедляет ценовую динамику на рынке черных металлов

 

comments powered by Disqus