Вкус к жизни

Cтарательно выстроенную сверху инвестиционную привлекательность территории частенько подтачивает ситуация «на земле»

Cтарательно выстроенную сверху инвестиционную привлекательность территории частенько подтачивает ситуация «на земле»

Обещанный губернатором или региональным министерством режим наибольшего благоприятствования для проектов развития может в прах разбиться об исполнителей в конкретном муниципалитете. Если последний не намерен расторопничать, то инвестору ни земельных вопросов не решить, ни к инженерной инфраструктуре не подключиться. Не говоря уже о содействии развитию начатого бизнеса.

Муниципальный уровень в отечественной действительности далеко отставлен от федеральной и региональной власти. Казалось бы, это можно объяснить декларируемой в 131-м федеральном законе независимостью местного самоуправления. Но на практике оказывается, что часто муниципальная власть в очень малой степени заинтересована в развитии на подведомственной территории экономического комплекса. Вовсе не со зла — просто ни к чему. Это хорошо прослеживается по структуре муниципального бюджета. У абсолютного большинства поселений на территории России он глубоко дотационный, а доля собственных доходов, и без того малая (в основном это доля налога на доходы физических лиц, налоги на имущество физлиц и доходы от использования муниципальной собственности), с ухудшением экономической ситуации еще больше сжимается. В такой структуре финансирования куда эффективнее удается добиваться субсидий из бюджета субъекта на исполнение законных полномочий, чем пытаться нарастить поступления местных налогов — сил положишь много, а толку все равно никакого.

Эта развесовка источников наполнения местных бюджетов была заложена в налоговой реформе начала 2000-х годов, целью имевшей пресечь лишнюю самостоятельность в городах и, как одно из ее проявлений, уменьшить неэффективное (а порой и просто нецелевое) растрачивание налоговых средств на муниципальном уровне. За минувшее с тех пор десятилетие ситуация продолжила развиваться в сторону понижения самостоятельности и, как следствие, увеличения отрыва местной власти от местной экономики. На то были естественно-исторические причины: так, в кризисные и посткризисные годы, начиная с 2009-го, доля централизованных трансфертов, замещающих выпавшие собственные доходы, возросла как в региональных, так и местных бюджетах. Были и конкретные решения, например, постоянное понижение доли НДФЛ, которая обязательно должна оставаться в муниципалитете после сбора налога, и замена этих денег на субсидии из вышестоящего бюджета субъекта.

Результат — повальная апатия и атрофия на местах. Сейчас многие либерально настроенные экономисты и госслужащие ратуют за необходимость обратного движения — дерегулирования и децентрализации. Это крайне непросто: те же эксперты признают, что в абсолютном большинстве муниципалитетов (особенно, если речь идет не о крупных городах) напрочь растеряны управленческие навыки, в частности умение взаимодействовать в общих интересах с бизнес-средой. Однако это не повод ничего не делать.

На наш взгляд, особого внимания в сложившейся ситуации заслуживает группа налогов, еще оставшаяся в ведении муниципального уровня. Акцент должен быть сделан на повышении их собираемости, увеличении влияния на совокупные доходы местных бюджетов. К таким источникам относится свежеиспеченный налог на имущество физических лиц.

Комментарии

Материалы по теме

Я вам денежки принес

Некорректный коэффициент

Победа добра над здравым смыслом

ЧЭМК объяснится с налоговиками в суде

Естественный отбор

Девять — свободны

 

comments powered by Disqus