Мы оставим то лучшее, что было

Региональные стратегии

Региональные стратегии

Новые губернаторы-технократы при реализации экономических планов будут опираться на местные элиты

В октябре на двух территориях Урало-Западносибирского региона — в Курганской области и республике Башкортостан — сменились руководители. Зауралье возглавил замгубернатора Тюменской области Вадим Шумков, Башкирию — глава Красногорска Московской области Радий Хабиров. Оба с приставками «врио». Их предшественники — Алексей Кокорин (руководил регионом с 2014 года) и Рустэм Хамитов (с 2010 года) — приняли решение о досрочном сложении полномочий: первый — в связи с переходом на новое место работы (есть предположения, что он станет сенатором от Курганской области); второй — потому что не планирует участвовать в выборах главы РБ в 2019 году, а новой команде нужно время, чтобы войти в курс дел. Выбирать губернатора в следующем году будут и в Курганской области. Обе территории не относят к «непредсказуемым» с точки зрения итогов предстоящих кампаний: вторые туры там вряд ли возможны.

Кадровые решения вписываются в общий процесс обновления губернаторского корпуса, стартовавший в конце сентября. И Шумкова, и Хабирова называют управленцами новой волны, которые вошли в группу молодых губернаторов-технократов. В этом году ее уже пополнили главы Ямало-Ненецкого АО и Тюменской области — Дмитрий Артюхов и Александр Моор, пришедшие на смену Дмитрию Кобылкину и Владимиру Якушеву, возглавившим федеральные министерства. В прошлом — новые руководители Удмуртии и Пермского края — Александр Бречалов и Максим Решетников.

Вадим Шумков: «Наша задача — встретиться с местным деловым сообществом, обсудить, что мешает ему развиваться и вкладывать деньги. Разработать совместно программу действий по снятию этих внутренних барьеров, потому что на каждом предприятии есть универсальные и индивидуальные причины. И потом уже говорить о внешних источниках финансирования, внешних инвестициях»

— Справедливо говорят, что сейчас приходит новое поколение управленцев, оно уже устойчиво называется «технократами». Но необходимо отметить, что представления об управленческой компетентности за последнее время серьезно расширились. Их важной составляющей стала публичная компетентность, способность первых лиц регионов чувствовать социальный климат в регионах и адекватно реагировать на его состояние и колебания, — анализирует член экспертного совета Института социально-экономических и политических исследований Алексей Зудин. — Так что требования к современным технократам повышены, они включают не только общую управленческую успешность по ряду финансовых показателей, но и умение эффективно решать социальные проблемы регионов, а также способность к адекватному поведению в публичном пространстве. Это уже чисто политические требования.

Каковы первые решения новых руководителей и совпадают ли они с ожиданиями региональных элит?

Держать слово

Для Курганской области, остро нуждающейся в новых инвестпроектах и стимулах для развития, Вадима Шумкова эксперты считают оптимальной кандидатурой. По мнению генерального директора АПЭК Дмитрия Орлова, новый губернатор будет делать ставку на то, чем он эффективно занимался в Тюменской области, — активизацию инвестиционного процесса: «Насколько успешно эта модель будет реализована в Зауралье, зависит от множества факторов, в том числе от готовности финансовых институтов и местных элит ее поддержать. Это непростая задача. Ведь предстоит изменить систему, сложившуюся при прежних губернаторах — Алексее Кокорине и Олеге Богомолове, которые опирались исключительно на крупнейшие компании. Сделать это можно лишь путем создания центров частной инициативы, привлечения новых инвесторов и устранения барьеров для развития бизнеса».

— Наша задача — встретиться с местным деловым сообществом, обсудить, что им мешает развиваться, и вкладывать деньги. Разработать совместно программу действий по снятию этих внутренних барьеров, потому что на каждом предприятии есть универсальные и индивидуальные причины. И потом уже говорить по поводу внешних источников финансирования, внешних инвестиций, — подтверждает предположения эксперта Вадим Шумков. — Но самое главное в этих переговорах и с внутренними, и внешними инвесторами — держать слово. Потому что, если пообещать и не выполнить, — на этом все переговоры с инвесторами закончатся.

Радий Хабиров: «Работа глав муниципалитетов будет оцениваться по результатам мероприятий, направленных на формирование комфортных условий для жителей, в том числе по уровню привлечения к этим мероприятиям средств федерального бюджета»

Модель развития экономики, по словам врио губернатора, будет опираться на промышленность и сельское хозяйство:

— Важно загрузить производственные мощности действующих заводов. Сделать так, чтобы предприятия были максимально эффективны. Промышленность является основным приоритетом. Будем заниматься в первую очередь теми заводами, которые есть. Нужно понимать, что можно сделать, чтобы увеличить их загрузку по действующим мощностям, и двигаться в направлении строительства новых заводов. В приоритете и сельское хозяйство, как растениеводство, так и животноводство, особенно мясного направления. 

Шумков уже провел серию встреч с топ-менеджерами и владельцами бизнесов, расположенных в регионе, чтобы понять, как можно способствовать развитию компаний. Рассматривались перспективы Курганстальмоста, Курганского машзавода, Варгашинского завода противопожарного и специального оборудования (ППСО), НПО «Курганприбор», Шадринского автоагрегатного завода (входит в УГМК). Например, с владельцем и гендиректором завода ППСО Владимиром Воронянским и Владимиром Казаковым региональный руководитель обсудил привлечение новых заказчиков и использование мер господдержки, с генеральным директором УГМК Андреем Козицыным — планы выпуска погрузочно-доставочных машин для шахт (сейчас в России закупают зарубежную технику).

Совершенствование инфраструктуры поддержки предпринимательства, разработка дополнительных мер и устранение барьеров выделены в самостоятельные задачи. «Я хочу получать реальные решения, которые благоприятно повлияют на экономический климат и конкретные бизнесы в Курганской области и дадут им возможность здесь работать. Это задача для правительства области и органов местного самоуправления», — заявил врио губернатора.

Новый глава региона инициировал процесс ротации состава регионального инвестсовета (в него должны быть включены представители не только органов власти, но и бизнес-сообщества) и подчеркнул, что его не устраивает 60-е место в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата (составляет АСИ). Чтобы максимально использовать имеющиеся ресурсы для привлечения инвесторов, Вадим Шумков пригласил в Курган генерального директора и специалистов АСИ для проведения обучающей сессии.

С бизнесом курганским чиновникам теперь предстоит обсуждать изменение или принятие документов, «имеющих большую значимость и затрагивающих интересы значительного круга предприятий». «Нужно понимать, как будет строиться работа после принятия этих нормативных актов, — объяснил Вадим Шумков. — Если мы с вами утверждаем документ, который меняет жизнь большого числа предприятий и людей, надо получать обратную связь». 

Никаких изменений ради самих изменений

— Сейчас элита и власть рассуждают в бизнес-категориях: в основном последние два-три года губернаторские перестановки выстраивались в логике вертикальных бизнес-цепочек. Как правило, губернаторы связаны с одной или несколькими бизнес-группами и во многом на них опираются. Однако Курганская область по большому счету не вписана в глобальные общероссийские производственные цепочки. Именно поэтому до последнего момента никто из серьезных групп влияния не проявлял к этому региону интерес, — анализирует ситуацию директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. — С приходом Вадима Шумкова, которого в широком смысле можно отнести к группе Сергея Собянина (мэр Москвы, с 2001 по 2005 годы занимал пост губернатора Тюменской области. — Ред.), в более узком — к группе Владимира Якушева, можно сказать, что регион, по сути, передали одной из крупных групп федерального влияния. Поэтому теперь у субъекта есть ресурс для привлечения инвесторов национального значения. Ну и, конечно, Курганская область все больше будет интегрироваться с соседними регионами, которые являются центрами экономического роста. В первую очередь это касается Тюменской области.

По данным сайта правительства Курганской области, врио губернатора провел несколько важных телефонных переговоров с руководителями крупнейших предприятий России и федеральных структур, в том числе с президентом Сбербанка Германом Грефом, совладельцем корпорации «СТС» Алексеем Бобровым, а также с Владимиром Якушевым, который намеревается посетить Курганскую область. Также состоялись встречи с представителями корпораций «Фортум» и «Данон» (обе присутствуют в Тюменской области), а также немецкого бизнеса — компании «Бауэр Машины ГмбХ» (в Курганской области работает СП «Бауэр Машины — Курган»). Возможность приглашения в регион немецких бизнесменов Вадим Шумков обсудил также с генконсулом ФРГ в Екатеринбурге Штефаном Кайлем. По мнению главы региона, направлений, которые можно развивать совместно, много: «Это машиностроение, производство строительных материалов, сфера услуг. Огромные перспективы в аграрном бизнесе. В области есть качественный человеческий капитал, достаточно высококвалифицированных инженерных кадров, хорошие стартовые условия, созданы две ТОСЭР, резиденты которых будут иметь реальные налоговые льготы, утвержденные на федеральном уровне. Мы намерены также развивать такие компетенции, как производство оборудования для нефтегазовых компаний». Штефан Кайль выразил готовность совместно с российско-германской торговой палатой прислать делегацию по экономическим вопросам и сообщил, что его стране «также интересна сфера переработки отходов, в этой области немецкие предприятия являются лидерами рынка по технологиям».

— Конечно, Вадим Шумков должен апеллировать к поддержке федерального центра, ресурсным и финансовым возможностям Тюменской области. И в этом нет ничего негативного. Это только сыграет в плюс Зауралью, — убежден Дмитрий Орлов.

11 октября область посетила бизнес-миссия Тюменской области (раньше состоялась встреча с Александром Моором). Цель — обмен опытом и оценка возможностей реализации новых проектов. Вадим Шумков подчеркнул, что подобные встречи должны проводиться регулярно: «Мы оставим то лучшее, что было в Курганской области, и привьем то лучшее, что есть в Тюменской области». Впрочем, глава региона неоднократно подчеркивал, что автоматического переноса наработок с одной почвы на другую не будет: «Я лично исповедую очень простую вещь — то, что было хорошо, отработано, проверено временем, удовлетворяло граждан, которые здесь живут, будет оставлено и максимально улучшено. Вместе с тем если есть какие-то нерабочие механизмы, структуры, то зачем это оставлять? Никаких изменений ради изменений — только изменения ради лучшего»

Перечислим еще несколько нововведений. Во-первых, разработка планов экономического развития муниципальных образований (их 26): они будут составлены с учетом крупнейших инвестпроектов; природных, ресурсных, кадровых, инфраструктурных особенностей (практика работы с муниципалитетами в Тюменской области была признана АСИ лучшей в стране). «Будем активно взаимодействовать с муниципалитетами, с каждой территорией будем выстраивать отношения», — говорит Вадим Шумков. Во-вторых, ставка на обратную связь с населением: глава региона будет принимать обращения зауральцев на свой аккаунт «Вконтакте».

А его замы, руководители департаментов, управлений и других органов власти будут оперативно на них отвечать. «Прошу коллег, к которым такие обращения будут поступать, не заниматься отписками, — предупредил Шумков. — Эта форма взаимодействия с населением позволит увеличить эффективность работы системы власти в регионе».

Сейчас члены курганского правительства работают с приставками «врио». В соответствии с уставом области в этом статусе они будут находиться до формирования нового состава кабинета. Врио губернатора в интервью местным СМИ подчеркивал, что «это не вопрос персоналий, а вопрос профессионализма и готовности развивать регион».

Как уверен Дмитрий Орлов, у Шумкова есть карт-бланш на выстраивание совершенно новой политики, электоральных и межэлитных отношений, и он его реализует.

Не должно быть качелей с жесткой сцепкой

У Радия Хабирова список бизнесов, с которыми ему удалось встретиться в новом статусе, короче. Конечно, его назначили позднее, но главное — ситуация в Башкирии кардинально отличается от ситуации в Курганской области:

— Регион интересен нескольким группам влияния. Перед Хабировым стоит задача не столько экономического развития, как у многих губернаторов-технократов, сколько выстраивания отношений с местными элитами, чтобы они не начали играть против него, как в свое время против Рустэма Хамитова, который в конце срока конфликтовал и с мэром Уфы, и все еще влиятельной командой Муртазы Рахимова (управлял регионом с 1990 по 2010 год. — Ред.), — рассуждает Павел Салин.

— В Башкирии, как и в других национальных республиках очень непростая конфигурация влияния. С одной частью элит нужно вести переговоры, другой — нужны преференции, третью придется сдерживать. Это реальная задача для Хабирова, располагающего колоссальным опытом работы в регионе, в администрации президента и в муниципальных органах власти, — считает Дмитрий Орлов.

— Из всех известных кандидатов Радий Хабиров был, очевидно, наиболее логичной и оптимальной для республики кандидатурой. С одной стороны, многие жалеют, что такой вариант не был проведен изначально. С другой — ясно, что в случае возвращения Хабирова в 2010 году он воспринимался бы, скорее, как лидер победителей одной части элит над другой, — констатирует член Экспертного совета ФАДН России, ведущий научный сотрудник Института стратегических исследований РБ Азат Бердин. — Ныне же, по выражению известного казанского телеграм-канала, «пластилин размешан хорошо»: конфигурация элит поменялась несколько раз, старые обиды давно неактуальны, и Хабиров воспринят, наоборот, как жесткий объединитель всех сил республики — по крайней мере, по условиям, возможностям и задачам. Смысл «рахимовской» и «сарбаевской» оппозиции просто исчезает, системная «антирахимовская» исчезла при Хамитове. Свою команду наподобие прежних «рахимовских» или «хабировских» Хамитов так и не сформировал, есть лишь разные группы влияния, обнуляющегося на фоне вновь пришедшего ресурса. А фрондировавший пул «обиженных Хамитовым» бывших его же назначенцев не может иметь никаких претензий к новому лидеру республики. Хотя очередь из требующих себе бонусов «за борьбу с прошлым режимом» уже формируется с традиционно гротескной быстротой, наиболее умные из них понимают: громко требовать себе «за борьбу» каких-либо преференций, как при самом Хамитове, вряд ли получится. А потому авансом спешат продемонстрировать лояльность без всяких условий.

Встречи с группами влияния уже начались. К таким экспертное сообщество, например, относит «символический» визит на предприятия Башнефти (на второй день после назначения): глава осмотрел установку по производству водорода на «Новойле» и очистные сооружения на заводе по переработке нефти «Башнефть — Уфанефтехим».

— Специально попросил организовать первую поездку на Башнефть, которая является локомотивом экономики республики и одним из главных налогоплательщиков, — объяснил Хабиров. — Я хотел войти в курс дела, понять, что здесь происходит, все экономические процессы.

Именно там Радий Хабиров заявил, что «отношения с крупным бизнесом будут конструктивными, в то же время предприятия, работающие на территории РБ должны нести социальную ответственность, заниматься вопросами экологии, природоохранной деятельностью».

Называют еще одну важную (особенно для национальной республики) встречу — с председателем Центрального духовного управления мусульман России, Верховным муфтием, шейх-уль-исламом Талгатом Таджуддином и главой Башкортостанской митрополии Московского патриархата Русской православной церкви, митрополитом Уфимским и Стерлитамакским Никоном, где обсуждалось укрепление межнационального согласия.

Но запомнились первые дни Хабирова в качестве республиканского главы не встречами, а достаточно жесткими оперативками в правительстве. На первом совещании, где обсуждались социально-экономическое развитие региона, транспортная и социальная инфраструктура, врио главы раскритиковал состояние системы здравоохранения: «Понятно, что это характерно для многих субъектов: не хватает узких специалистов — педиатров, лор-врачей, невропатологов. Но этим надо заниматься. В почту приходят сообщения о том, что люди сутками, неделями не могут попасть к врачу, а потом умирают. Это преступление». Радий Хабиров также назвал недопустимым затягивание строительства новых корпусов онкологического и кардиологического диспансеров и акцентировал внимание на нехватке объектов социальной инфраструктуры для жителей новостроек: «Поликлиники и другие социальные объекты должны появляться в том числе за счет инвесторов, ведущих строительство. Это является обычной практикой в ведущих регионах страны». Резкой оценки удостоился и общественный транспорт в Уфе. «Сколько времени вам нужно? Я людям сказал, что нелегальных перевозчиков больше не будет», — обратился Хабиров к врио главы администрации Уфы Салавату Хусаинову.

После оперативки от должности министра здравоохранения РБ был освобожден Анвар Бакиров. Его обязанности будет исполнять первый замминистра Рафаэль Яппаров.

Через пару дней на другой оперативкеХабиров обратил внимание глав муниципалитетов на формирование благоприятной среды («это одна из важнейших задач. Изменения не должны быть точечными. Благоустройство и ремонт дворовых территорий должны носить комплексный характер»), а также на безопасность территорий и оборудования («не должно быть ни одних качелей с жесткой сцепкой. Оборудование, способное причинить вред здоровью ребенка, нужно не просто убирать, а заменять на новое, соответствующее современным нормам и требованиям безопасности»).

По словам Хабирова, работа глав муниципалитетов будет оцениваться по результатам реализации мероприятий по формированию комфортных условий для жителей, в том числе по уровню привлечения средств федерального бюджета: «Масштабные проекты не реализовать только силами региона, муниципалитетов».

По мнению экспертов, Хабиров будет проводить жесткую кадровую политику: «Сейчас он равноудален от всех центров влияния и будет собирать в команду профессионалов без деления на своих и чужих».        

Дополнительные материалы:

На что они настроены

Новым губернаторам придется договариваться с местными элитами, считает директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ Андрей Яковлев

— Андрей Александрович, в Тюменской области Вадиму Шумкову удалось создать эффективную систему работы с инвесторами. Удастся ли построить такую в Зауралье?

— В таких ситуациях важен управленческий опыт, и у Шумкова он достаточно богатый. Но не менее важно понимать перспективы развития региона в более широком контексте. Инвесторов надо привлекать, понимая, каков экономический потенциал территории. Новому губернатору предстоит разобраться с местными реалиями и познакомиться с местными элитами. Нужно понять, на что они настроены, в чем ключевые проблемы региона, и только затем формировать долгосрочную стратегию развития, выстраивая конкретную тактику привлечения инвесторов.

— Есть мнения, что Курганская область не может реализовать себя как самостоятельный субъект РФ, но в связке с эффективной Тюменской областью эти шансы возрастут.

— Укрупнение регионов, именно как экономических единиц, для российских условий было бы оправдано. Мы часто слышим, как сравнивают конкурентоспособность российских и китайских регионов, называя последние более эффективными. Здесь нужно подчеркнуть, что в Китае они в разы крупнее. Некоторые провинции КНР сопоставимы со всей Россией по численности населения. Наши регионы, даже такие крупные, как Татарстан, слишком маленькие, чтобы участвовать в глобальной конкуренции. Поэтому интеграционные процессы на уровне выстраивания связей между соседними регионами, безусловно, нужны. Но вряд ли это можно сделать без учета интересов местных элит. Понятно, что элиты Тюменской области влиятельнее и сильнее, у них уже сложилось представление о том, чего они хотят, но если они не будут договариваться с местными игроками, будут возникать риски.

— В Башкирии выстраивание диалога с элитами еще сложнее.

— Перед Радием Хабировым стоит непростая задача. Еще при Муртазе Рахимове (экс-глава РБ. — Ред.) между элитными группами возникло сильное напряжение: некоторые центры влияния были существенно притеснены. При Рустэме Хамитове (преемник Рахимова. — Ред.) ситуация не изменилась. Он не смог выстроить эффективный диалог с местными элитами. У Хабирова больше шансов это сделать, опираясь на опыт работы в РБ, администрации президента РФ и Красногорске. Плюс он в отличие от Хамитова был интегрирован в региональные элиты.

 

«Я не романтик и не теоретик, я трезвый политик»

Решения (конечно, в рамках, очерченных Кремлем) в Башкирии будут приниматься только в одном центре, самим Хабировым, уверен член Экспертного совета ФАДН России, ведущий научный сотрудник Института стратегических исследований РБ Азат Бердин

— Символическое «примирение с прошлым» в форме демонстративной беседы с Муртазой Рахимовым — поступок, от Радия Хабирова ожидаемый и вполне целесообразный. При этом отныне не возникает пугающего эффекта некого «реванша»: все понимают, что ситуация поменялась полностью, и решения (конечно, в рамках, очерченных Кремлем) в Башкирии будут приниматься только в одном центре, самим Хабировым — при его общеизвестном со времен работы с Думой навыке уважительно выслушивать любые стороны. Чистка кадрового аппарата будет отличаться и от рахимовского, и от хамитовского подхода. Кадровый вопрос решается не ритуальным заполнением кадров по признаку национальности, а выдвижением современных и работоспособных специалистов, способных доказать РБ свою профессиональную пригодность, включая, конечно, башкир, — но не для ритуала, а для реального, заслуженного лидерства в областях своей компетенции. Особенности политической биографии Хабирова таковы, что, хотя его прихода ждали многие и существовал мощный клан «хабировских», ныне он никому, ни одной политической группировке и лицу в Башкирии ничем не обязан, и не замедлит это проявить. Это дает ему опцию «знатность по годности считать». Но, в отличие от случая Хамитова, никто при этом не сомневается ни в знании Хабировым всех тайных и явных течений политической жизни республики, ни в решительности при работе с ними. Но если в ситуации с Хамитовым это ассоциировалось с демонтажом остатков «суверенитета» и болезненно воспринималось частью элит и башкирского населения республики, то Хабиров свободен от каких-либо подозрений как в башкирофобии, так и в национализме.

Все это очень хорошие условия, превосходящие, как видим, даже «кредит доверия» Хамитову после «номенклатурного переворота» 2010 года. Но гораздо хуже условия внешние. Во-первых, Башкортостан заметно понизил свои статусно-ролевые позиции по сравнению, например, с Татарстаном и вообще по ряду социально-экономических и политических параметров. Центр увидел, что это ослаб­ляет управляемость республикой в обстановке нарастающей в стране турбулентности. Во-вторых, кризисная обстановка в стране. У Хабирова просто нет реальных конкурентов на выборах 2019 года, и в спокойной обстановке это было бы безусловно. Но в спокойной обстановке его не прислали бы. И обстановка именно по РФ в целом такова, что даже при столь удачных условиях ничто не гарантирует ему отсутствие рисков чисто протестного голосования населения в случае критичного ухудшения социально-экономической ситуации в России.

Девиз своего правления Хабиров уже провозгласил сам: «Я не романтик и не теоретик, я трезвый политик», явно намекая на отличия от своего предшественника. Ресурс его как политика, действительно, известен. Но куда и насколько успешно он будет направлен — следующий вопрос. Тактически важным испытанием, чреватым рисками для всех перечисленных преимуществ Хабирова в плане его легитимности, и одновременно маркером для понимания его дальнейшей политики станет проблема защиты шихана Тора-тау. Стратегически — сами выборы 2019 года, на которых он должен избавиться от приставки врио.

 

 

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Эффективность первого лица

Работаем дальше, не расслабляемся

Проект согласования стратегий, тактик и практик

Минэкономразвития одобрило Стратегию Башкирии до 2030 года

Маховик Моора

Бьемся за бизнес