Добрались до тепла

Теплоэнергетика

Теплоэнергетика

Новое российское законодательство позволяет бизнесу по договоренности с местными властями запускать масштабные инвестиционные проекты модернизации инфраструктуры, а главное — гарантировать возврат вложенных средств

Конференция «Роль нового закона о теплоснабжении в модернизации инфраструктуры региона», прошедшая в Екатеринбурге 13 октября, была посвящена перспективам развития инфраструктуры города, проблемам в этой сфере, а также стимулам к изменению ситуации для властей и горожан. Главная тема — дорожная карта перехода к новой модели рынка тепла при системе централизованного теплоснабжения столицы Среднего Урала.

Проблематика рынка тепла не сходит с повестки дня, и это понятно: инфраструктурные решения, заложенные в советское время, исчерпывают моральный и материальный ресурс. Когда-то централизованного отопления и горячего водоснабжения было достаточно, чтобы жилье считалось комфортным, а теперь недогрев или перегрев помещений и грязная вода из крана вызывают оправданное недовольство. Чтобы повысить качество коммунальных и жилищных услуг, нужны немалые инвестиции в инфраструктуру и в ее переустройство. Максимальные эффекты модернизации возможны только в случае скоординированных инвестиций теплоснабжающих компаний, города, жителей, привлечения проектного финансирования при условии долгосрочных тарифных соглашений и системы гарантирования эффектов. Об этом и шла речь на конференции.

Вызовы рынка

Напомним: законопроект «О новом моделировании теплоснабжения» вступил в силу 29 июля. В его многолетней подготовке участвовали органы местного самоуправления, регионы, эксперты, депутаты Госдумы, сенаторы Совета Федерации. В итоге достигнут консенсус, отметил заместитель директора департамента оперативного контроля и управления в электроэнергетике министерства энергетики Российской Федерации Алексей Храпков.

Ведомством подготовлена дорожная карта по принятию подзаконных актов, их около сорока. В правительстве находится согласованная всеми федеральными органами методика цены альтернативной котельной, в ближайшее время она будет принята. Ключевая задача, говорит Алексей Храпков, принять все подзаконные акты не позднее середины следующего года. Обсуждения разгорелись с новой силой, теперь уже — подзаконных актов, что и продемонстрировала конференция: консенсус консенсусом, а при реализации закона, судя по всему, оппоненты схлестнутся еще не раз.

Чиновник напомнил об основных побудительных мотивах, повлекших к изменению законодательства о регулировании сферы теплоснабжения. Первый: после того, как реформировали сферу электро­энергетики, ее рыночное цено­образование и рыночные отношения влияют на нереформированное тепло (тепло и электро­энергия — совместный для многих источников продукт). Неконкурентность таких ТЭЦ на оптовом рынке электроэнергии транслируется и на рынок теплоснабжения, что является безусловным вызовом. Второй мотив — рыночное давление крупных потребителей: промышленность, девелоперы стали уходить от централизованного теплоснабжения. А коммунальные потребители занимаются энергоэффективностью, повышая качество теплопотребления, снижая удельные расходы на квадратный метр. По водоснабжению эту ситуацию не удержали: сегодня «Водоканалы», сократив полезный отпуск на 30 — 40%, озабочены содержанием избыточных мощностей. А в теплоснабжении самое время успеть. Отрасли пора ориентироваться на клиента, который повышает эффективность потребления. Это самый сильный вызов.

Набор инвестиций, имеющийся в отрасли для решения ее проблем, ничтожно мал, в основном это бюджетные средства. Но бюджеты не в лучшей ситуации. Если в 2015 году государство напрямую вложило в тепло 150 млрд рублей при потребности в 200 миллиардов, то сегодня и такой возможности нет. Предложенная модель реформирования и направлена на решение этих вопросов.

Раздрай жив

Участники конференции обсуждали, как быстро закон начнут применять в крупных городах, сколько времени займет внедрение его хотя бы в половине регионов. Сегодня в стране подписано два пилотных соглашения о переходе к новой модели: Сибирской генерирующей компанией с Рубцовском Алтайского края и ПАО «Квадра» с Воронежем. За полгода-год наберется еще до десяти пилотников.

В Свердловской области и Екатеринбурге пока категорически против того, чтобы оказаться в числе пилотов. Пусть, дескать, пока «на кошках» тренируются. Как реализуется модернизация теплоснабжающего комплекса региона, рассказал министр энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Свердловской области Николай Смирнов. Основная доля технологических нарушений на объектах коммунального хозяйства приходится на объекты теплового сектора, в первую очередь — сетей. Недоремонт 90-х — начала 2000-х не компенсирован, 43% тепловых сетей нуждается в замене. Это более 3 тыс. километров. Ежегодно меняется около 6% сетей при нормативе не менее 10%. В реконструкции нуждается 250 теплоисточников, хотя обновляется более 50. Основная причина — нехватка денег.

Новая модель рынка теплоснабжения регулирует только цену. Соответственно, все, что потребитель сэкономит, полным рублем останется у него

По расчетам работающей в регионе «Т Плюс», чтобы привести теплоснабжающую инфраструктуру в нормальное состояние, нужно 60 млрд рублей.

— Реализация инвестиционных проектов возможна только в рамках понятных долгосрочных федеральных законов, — отметил Николай Смирнов. — Предлагаемый федеральный закон поможет в привлечении инвестиций. Но проблема в том, что мы рассматриваем его отдельно, не в совокупности с другими отраслями. Обращает на себя внимание, что законопроект, который полностью поддержан Минэнерго, получил неоднозначную реакцию со стороны Минстроя и ЖКХ. Есть опасение, что подзаконные акты, которые будут готовиться разными ведомствами, могут привести к несогласованной позиции по различным направлениям. Если не увязывать ситуацию, которая будет складываться в системе теплоснабжения, с другими, в том числе водоснабжением, можно получить существенную нагрузку на бюджеты всех уровней.

Главное забыли

Очень важно, акцентировали участники конференции, стимулировать к энергоэффективности потребителя. До сих пор наше тарифное регулирование состоит в том, что мы гарантируем регулируемой организации получение годовой необходимой валовой выручки. А новая модель рынка теплоснабжения регулирует только цену. Соответственно, все, что потребитель сэкономит, полным рублем останется у него. Снизил на 20% потребление — цена не изменится, но на 20% будет меньше платить. Это самая сильная мотивирующая история данного закона.

Однако пока все участники процесса игнорируют потребителей. В Германии, когда вводились соответствующие модернизационные программы, пять-семь лет шла колоссальная пропаганда технологических решений. У нас полная тишина. При этом самые огромные потери тепла у потребителя в конце цепочки «источник — сеть — дом», отметил советник отдела проектной работы исполнительного комитета ОНФ и обозреватель журнала «Эксперт» Евгений Огородников:

— 60% тепла мы потребляем абсолютно нерационально, оно уходит в воздух, теряется на источниках, на транзите. У западных коллег эта цифра меньше в три раза, в нормальной экономике эти деньги отправились бы на инвестиции. Казалось бы, проинвестируй энергоэффективные мероприятия, сократи потери втрое и окупи модернизацию. Но наше законодательство до сих пор не позволяло это делать. Мы посчитали, что если в будущем будем экономить каждую четвертую гигакалорию, инвестиции во всю отрасль составят 5 трлн рублей. Туда входит полная модернизация сетей, установка ИТП, тепло- и энергоэффективные мероприятия внутри домов. В идеале такая модернизация окупается за восемь лет. Это вполне разумный срок, тем более при текущих ставках. Если активно модернизировать систему ЖКХ, серьезно упадет стоимость потребления. Допустим, снизили потребление на 50%, а тариф можем поднять в два раза: платеж для населения останется тот же. Получаем дорогое, но эффективное тепло, а потребитель дороговизны не чувствует. Этот эффект часто недооценивается.

Считали — веселились

Обновление инфраструктуры теплоснабжения может ускорить рост регионального ВРП — до 1% на протяжении двух десятилетий. Эффекты модернизации будут проявляться в два этапа. Первый этап и десятилетие — собственно модернизация и все связанные с ней эффекты: инвестиции, объекты капитального строительства, рабочие места, рост качества жизни. Косвенный эффект — возврат отрасли к рентабельности. Эффекты второго этапа и десятилетия — высвобождение значительного объема средств населения: вместо того, чтобы тратить деньги на некачественное теплоснабжение и ГВС, люди получат стабильный тариф, а сэкономленные ресурсы смогут направить на потребление.

В Свердловской области и в Екатеринбурге есть большие резервы для этого. Например, в новом районе Академический потери в сетях — всего около 3%. Выстроенная по современным стандартам инфраструктура этого района позволяет максимально автоматизировать процесс тепло- и горячего водоснабжения, сделать отопление индивидуальным, за счет автоматизации расчетов решить проблемы учета, положить конец спорам между субъектами рынка.

Подобную систему можно выстроить не только в отдельном новом микрорайоне, но и по всему Екатеринбургу. Для этого есть все: инвестор, отработанные технологии, понимание проблем и специфики города. Кроме того, российское законодательство сейчас позволяет по договоренности с местными властями запускать масштабные инвестиционные проекты модернизации инфраструктуры, а главное — гарантировать возврат вложенных средств.                                  


 

Комментарии

Материалы по теме

Котельная альтернатива

Теплопункт в обстоятельствах рынка

Альтернатива без альтернативы

Тепло не бизнес

БашРТС реализует инвестпрограмму на 6 млрд рублей

 

comments powered by Disqus