Деньгами не сорить

На Урале сложилась негативная ситуация в потребительском секторе. Зато в отдельных регионах наметилось восстановление инвестиционного процесса в промышленности

На Урале сложилась негативная ситуация в потребительском секторе. Зато в отдельных регионах наметилось восстановление инвестиционного процесса в промышленности

Экономическая ситуация в 2014 году на Большом Урале складывается неплохая. Индекс физического объема отгрузки промышленной продукции за январь — август составил 102,1%: это хоть и маленький рост, но пренебрежительно отнести его на статистическую погрешность и особенности вычисления уже не получится. К тому же Урал снова начал показывать промышленную динамику лучше среднероссийской: по стране в целом за тот же период прирост промпроизводства составил только 101,3%. Надеемся, превосходству удастся закрепиться в долгосрочную тенденцию. Радует, что основа наблюдаемого промышленного развития — обрабатывающие производства. Это характерно для всей страны в целом: прирост по этому сектору в среднем по стране опережает общий промышленный, за первые восемь месяцев года в РФ он составил 2,2%. Для Урала опережение обрабатывающей промышленности других индустриальных
секторов также характерно — плюс 3,1%.

Еще отчетливей промышленный рост за период виден на фоне сдувшегося потребительского сектора — здесь прироста по Урало-Западносибирскому макрорегиону не обнаружено. А ведь около десяти предыдущих лет мы наблюдали обратную ситуацию, когда торговля за счет разных ресурсов развивалась опережающими темпами (подробнее см. здесь).

Отгрузка / торговля

Ярче всего разнонаправленная динамика в развитии промышленного и потребительского секторов заметна в Челябинской области: прирост промпроизводства в 2014 году на Южном Урале составил 2%, спад розницы — 2,6%. То же можно сказать про Пермский край: регион за восемь месяцев 2014 года демонстрирует почти десятипроцентный прирост отгрузки индустриального сектора, а вот динамика индекса роста розницы за тот же период — незаметные 100,4%.
Кстати, у регионального лидера по динамике экономики Тюменской области примат индустриального над торговым сформировался несколько лет назад: с 2010 года регион неизменно демонстрирует двузначные темпы прироста в обрабатывающих производствах, а розничные продажи увеличиваются не быстрее чем на 3 — 5% в год. Долгое время мы рассматривали модель такого развития как однобокую (см., например, здесь). Очевидно, что зарплаты у тюменского населения под стать заоблачной промышленной динамике, но где оно их тратит? Для устойчивого долгосрочного развития неплохо бы совместить центр заработка с центром потребления, иначе рискуешь выродиться в богатую селитебную зону при успешном предприятии.

Обратная ситуация складывается в Оренбуржье. Регион с 2014 года демонстрирует хорошую динамику экономического роста: плюс 2,5% роста в промышленности, плюс 3,8% в розничной торговле. Во многом это — запоздалое восстановление после негатива 2010 — 2011 годов. Первая волна кризисного обвала задела область не так страшно, как металлургических соседей (страдальцы-машиностроители в структуре экономики весят мало): в 2009-м Оренбуржье провалилось на 8%, а, например, Челябинская область — почти на 20%. Но посткризисное восстановление 2010 года оказалось вялым: всего 6,4% прироста, при том что все остальные территории Большого Урала отскочили не менее чем на 10%. С тех пор и до 2014 года промышленный рост в Оренбуржье фактически прекратился (подробнее см. здесь). Причина, по которой торговля получила большую динамику, в общем понятна: подушевой оборот розницы в Оренбуржье до сих пор отставал от среднеуральских лидеров развития потребительской отрасли в полтора-два раза.

Самая печальная ситуация в развитии обоих рассматриваемых секторов складывается в Свердловской области: за январь — август 2014-го и индустриальные производства, и оборот розницы просели на 2,5 — 2,8% к уровню прошлого года. Эта негативная динамика на Среднем Урале начала складываться чуть более года назад. Кстати, примерно с того же момента резко набирает темпы роста Пермский край, а мы никак не верили, что он продлится ощутимо долго, объясняя скачок, например, изменением рыночной стратегии «Уралкалия» (читай здесь). В результате с осени 2013 года и до настоящего момента траектория развития этих регионов образует коридор экономической динамики уральских территорий: Прикамье очерчивает верхнюю границу роста, Свердловская область — дно спада.

Прибыль / зарплата

Ситуация с эффективностью функционирования уральской экономики в целом в 2014 году также складывается положительно, что, кстати, заслуга как раз индустриального сектора. Как мы помним, самым зарабатывающим на территории Большого Урала является Пермский край (см. здесь). Вторую половину 2013 года прибыли в Прикамье чуть поджались, но с февраля — марта 2014 года территория снова вышла в лидеры. Уверенно с точки зрения сальдированного финансового результата чувствует себя на протяжении всех минувших месяцев 2014 года оживающая Оренбургская область. С начала весны и как минимум до середины лета 2014 года хорошо росли заработки у металлургических страдальцев — Свердловской и Челябинской отраслей. С конца лета этого года тенденция в наращивании сальдированной прибыли в металлургии снова утихла, однако ситуация все равно много лучше, чем в самом начале 2014-го.

Кстати, улучшение ситуации с сальдированной прибылью в экономике тут же сказалось и на региональных бюджетах: по итогам первого полугодия почти по всем территориям нашего макрорегиона совокупные доходы консолидированных бюджетов превысили прошлогодний уровень. Особенно хорошо прирост удался тем, чей специалитет — углеводороды. По данным Российского казначейства, поступления в бюджет Тюменской области увеличились едва ли не в полтора раза, в Оренбуржье — почти на четверть. Самая заметная и динамичная составляющая прироста доходов — изменения поступлений налога на прибыль (подробнее см. здесь).

Кроме того, на Урале постепенно восстанавливается инвестиционная ситуация: промышленники, стабилизировав заработки, вернулись к рассмотрению некогда свернутых инвестиционных планов. Давно и уверенно в этой сфере действует Башкортостан, с 2014 года динамичный рост вложений в основной капитал демонстрирует Удмуртская Республика. Возрождение читается и в траектории Оренбуржья, которое долго показывало негативную динамику. Даже проседавшая более года Свердловская область по итогам первого полугодия-2014 явила десятипроцентный прирост вложений в основной капитал. Кстати, в среднем по стране в первой половине 2014-го наблюдался инвестиционный спад 2,8%.

Но самый впечатляющий рывок на Урале выдала Челябинская область: прирост в 16,3% по результатам января — июня 2014-го, при том что за 2013 год инвестиционный рост на Южном Урале составлял всего три с небольшим процента. В этом скачке велика заслуга энергетики, в частности — строительства Южноуральской ГРЭС-2. Первый энергоблок введен в феврале 2014 года, сейчас заканчиваются работы на втором, ввод которого намечен на конец текущего года. Всего, рапортуют в Челябинской области, с начала года на территории запущено в промэксплуатацию более двадцати новых объектов.

А вот ситуация с доходами в потребительском секторе складывается не под стать росту доходов бюджета и инвестиционным вложениям. Пожалуй, самый заметный прирост реальных доходов (6,6%) населения за январь — июль 2014-го произошел только в Удмуртии. Даже в позитивной по всем показателям Оренбургской области прирост составил лишь 2,8%. В остальных регионах рост если и был, то и того меньше. Даже в круче всех зарабатывающем Пермском крае на долю простого населения ничего не перепало: реальные доходы за семь месяцев 2014 года неизменны. А в металлургических Свердловской и Челябинской областях благосостояние и вовсе ухудшается: рассматриваемый показатель поджался почти на 3%.

Комментарии

Материалы по теме

Конвертация ренты в спрос

Южный Урал набирает обороты роста

Экономика Урала: поводы для радости есть

Дмитрий Толмачев, директор АЦ «Эксперт-Урал», примет участие в «Российских встречах» во Франции

Малокровие

Про щук и карасей

 

comments powered by Disqus