Homo politicus

Итоги выборов

Итоги выборов

Парламентские выборы не вызвали интереса у большинства избирателей. В результате граждане вовлеченные в политику проиграли тем для кого голосование является многолетней привычкой, оставшейся в наследство от СССР

 Кто бы что ни говорил, результаты выборов оказались неожиданными, иначе бы их не обсуждали так активно. Победители торжествуют, проигравшие ищут объяснения, оправдания и виновных. Основной сюрприз – низкая явка и падение поддержки всех партий, кроме Единой России. Появился термин – «диванная партия», под которым понимаются люди бойкотирующие выборы либо просто политически пассивные. Похоже, ключевой ошибкой оппозиционных партий была неверная оценка как своего электората так и избирателя в целом как класс.

«Разбор полетов» идет уже две недели, но по большей части он опирается на одни и те же общие цифры, которые не дают ответа на многие вопросы: прежде всего каков портрет участника выборов и того кто на них не пришел. Попробуем взглянуть под этим углом на имеющиеся данные и добавим своих.

Информация к размышлению

Анализ данных в масштабах всей страны, кроме того что трудоемок, требует еще и сложных корректировок в связи с фактором «особая электоральная культура регионов». Свердловская область и Екатеринбург в этом плане выгодно отличаются – результаты выборов как в 2016, так и в 2011 году были подтверждены данными независимого наблюдения.

Автор этих строк, участвуя в наблюдении преследовал и собственный корыстный интерес – фиксировал распределение избирателей, принявших участие в выборах по полу и возрасту. Оценка пола достоверна на 100%, оценка возраста на «глаз» обладает погрешностью, но так как возрастных диапазонов всего три, порядок цифр в целом верен.

На всех выборах, не только прошедших, заметно как много пожилых избирателей, особенно бабушек. Результаты наблюдения показали: женщины старше 60 лет составляют 36% от проголосовавших на участке 1440 (Кировский район г. Екатеринбурга, Избирательный Округ №170). Еще 11.5% - это мужчины этой же возрастной группы. Итого 48% избирателей - пенсионного возраста. Самая малочисленная группа избирателей – мужчины до 40 лет, их всего 10%. Всего женщины составляют 66%.

Результаты голосования на участке очень хорошо совпадают со средними показателями по Екатеринбургу, хотя разброс на разных участках (их 571) как по явке, так и по голосам отданным разным партиям, весьма велик. Можно полагать что участок 1440 хорошо представляет весь город и по половозрастной структуре.

Исходя из этого допущения и зная распределение жителей Екатеринбурга по полу и возрасту, после расчетов, имеем: при общей явке в 40%, на выборы пришли почти все бабушки и львиная часть дедушек, а среди молодежи участие едва перевалило за 20%. Людей среднего возраста пришло чуть более трети. (см. графики)

Комиссия вела точный подсчет лиц, моложе 30 лет (на основании избирательных списков), видимо проблема аполитичности молодежи заботит и власти, их голосовало всего 16%.

Другой массив интересных данных доступен из официальной статистики ЦИК: результаты по участкам сильно отличаются – за либеральные партии в разы чаще голосуют в центре города, чем на окраинах, у ЛДПР лучшие результаты в больницах, следственных изоляторах и воинских частях. Результат Справедливой России по партийным спискам сильно зависел от одномандатников –  главных конкурентов единоросов. Самые стабильные результаты от участка к участку показали Единая Россия и КПРФ.

Доля недействительных бюллетеней при голосовании по партийным спискам по Екатеринбургу (2.8%) превысила результаты восьми, а по Свердловской области (3.1%) десяти из 14 партий. При отсутствии графы «против всех» это можно трактовать и как протестное голосование и как ошибку избирателя (например, пожилого). По одномандатным округам и на выборах в законодательное собрание области доля недействительных в два раза больше – похоже это действительно показатель того, что избиратель не нашел своего кандидата.

По данным участков, расположенных в больницах, пансионатах, домах престарелых можно сделать оценку как голосуют пенсионеры (Единая России около 45%, либеральные партии менее 5%), если распространить ее на весь город то можно оценить как голосовали люди работоспособного возраста (Единая Россия около 30%, либеральные партии около 15%, Справедливая Россия 17%, КПРФ 13%, ЛДПР 13%). Конечно, эта оценка грубая, но она лучше чем просто предположение.

Объективность данных выборов 2011 года по Екатеринбургу позволяет посмотреть динамику. Напомним, что в других регионах (прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге) как раз претензии к подсчету вылились в массовые акции протеста, поэтому как бы ни хотелось выйти за рамки региона, сделать это не получиться.

Снижение явки произошло за счет электората парламентских партий, кроме Единой России, у нее рост 12% (см. график). Более всего - 60% потеряла Справедливая Россия, 52% КПРФ, 30% ЛДПР. У Яблока снижение абсолютного числа голосов на 42%, но если добавить в либеральный лагерь Парнас и Партию Роста, то падение будет всего 1%, если же сложить все партии, которые так или иначе (хотя бы по названию) можно отнести к либеральным, то они даже увеличили свой электорат почти на 4%.

В сухом остатке

Главный вывод который можно сделать из приведенных данных: большинство людей среднего и молодого возраста на выборы не пришли. Крайне неравномерное распределение по полу и возрасту не позволяют считать выборы, ни показателем поддержки власти, ни срезом настроений в обществе.

Люди старших возрастов ходят на выборы и голосуют за партию власти скорее по привычке – они это делали во времена СССР, когда это был бессмысленный и отчасти насильственный ритуал (как демонстрации и субботники). Этот электорат стабилен, но будет сокращаться в силу возраста.

Все партии не хотят или не могут работать с избирателем молодого и среднего возраста. Хотя, в этом вина не только партий, но и в целом понижение интереса ко всем выборам в стране, кроме президентских. На последних, даже среди людей моложе, 40 явка была в два раза выше (по данным аналогичных наблюдений), а общая в 1,5 раза выше. В любом случае – это целевая аудитория для партий.

Потребность если не в протестном, то а альтернативном голосовании есть – об этом говорят голоса поданные за все партии, даже совсем новые, не известные, не ведущие кампании. Если бы не 5% барьер, то в Думе было бы гораздо большее разнообразие.
В сумме малые партии в Екатеринбурге набрали 21% (в области 15%), в том числе либеральные партии 10%. Выходит что вольно или не вольно они выступают спойлерами друг для друга.

Голосование за партии-аутсайдеры (а так же за спойлеров-однофамильцев по одномандатным округам, где они отбирают 10% у настоящих кандидатов) говорит о невовлеченности в политику тех кто пришел голосовать не за одну из парламентских партий, они свой выбор делают зачастую уже в кабинке, ориентируясь больше на названия, чем на результаты кампании, соцопросы, известность лидеров, общение в социальных сетях. Еще хуже – порча бюллетеней – фактически голосование за лидеров, что тоже не понимает неискушенный избиратель.

Партия Фейсбука vs партия ТВ

Таким образом, можно придти к выводу что людей вовлеченных в политику (Homo politicus) не так много. Попробуем дать оценку насколько. В последние годы часто "партии ТВ" противопоставляют "партию интернета", хотя они отличаются скорее возрастом, чем вовлеченностью в политику, да и ежедневная аудитория интернета достигает 53% (согласно опросам ВЦИОМ на апрель 2016 г.), то есть аудитории вполне сопоставимые. Скорее правильнее говорить о "партии фейсбука", которая пока не многочисленна, но качественно отличается от других граждан.

Социальные сети за какие то десять лет изменили нашу жизнь. Они предоставляют невиданные ранее возможности коммуникации: общения, распространения информации, дискуссии, рекламы и т.д. Во многом благодаря им произошел отказ от смотрения ТВ.

Как человек, имеющий аккаунты во всех трех популярных соцсетях, мне представляется что в наше время только Facebook является платформой где общаются люди по настоящему интересующиеся политикой. Имея аккаунты в разных сетях человек достаточно быстро понимает где ему более интересно и выбирает ее как основную, если не единственную.

На основании данных компании Brand Analytics по регионам страны можно утверждать что существует прямая корреляция между проникновением Facebook и долей голосов отданных за либеральные партии. Является ли аккаунт в Facebook индикатором социального статуса или инструментом воздействия на пользователя? Скорее и то и то. Общее количество активных пользователей (авторов, оставляющих хотя бы одно публичное сообщение в месяц) в Facebook на конец 2015 года Brand Analytics оценивает в 1,5 млн. человек, при этом общее число аккаунтов 22 млн. За либеральные партии проголосовало 2,1 млн. человек.

Сидя в соцсети создается ложное ощущение что все вокруг единомышленники, что нас много, что достаточно ставить лайки и делать репосты что бы все-все узнали важную информацию. Во-первых, это свойство социальных сетей – объединять по интересам, будь то любители спортивной рыбалки или собиратели пивных пробок. Во-вторых, проникновение Facebоok (доля активных пользователей к совершеннолетним жителям) составляет от 3,5% в Москве и области до 0.1% в регионах. Отсюда необоснованные надежды и последующие разочарования. Выборы в Facebook не выигрываются, во всяком случае пока.

Дополнительные материалы: Таблицы к Парламентским выборам 18 сентября 2016 года

 

Комментарии

Материалы по теме

Для жару поддай пиару

Феникс оппозиции

Парламенты, которые мы заслужили

 

comments powered by Disqus