Храни что имеешь

Рынок телекоммуникаций

Рынок телекоммуникаций

Удержание абонента стало для телеком-операторов важнее его привлечения. Только лояльная база в совокупности с оптимизацией операционных затрат позволит обеспечить рост маржинальности бизнеса

В конце декабря МТС и Вымпелком (бренд «Билайн») объявили о старте масштабного проекта совместного развития сети четвертого поколения (4G, LTE) в 36 регионах России. В соответствии с договором, первый оператор в 2014 — 2016 годах обеспечит строительство LTE в 19 субъектах, второй — в 17. Получить полный список территорий «Э-У» не удалось, но в Билайне нас уверили, что в него точно попали Пермский край и Челябинская область.

В соглашении также указано, что в течение семи лет телеком-компании будут предоставлять друг другу базовые станции, площадки, их инфраструктуру и ресурсы транспортной сети. При этом МТС и Вымпелком могут самостоятельно строить сети для развития индивидуального покрытия.

Совместное строительство и эксплуатация инфраструктуры стали возможны благодаря поправкам, внесенным в правила регистрации радиоэлектронных средств и совместной эксплуатации базовых станций. Президент Ассоциации региональных операторов связи Юрий Домбровский ранее говорил «Ведомостям», что это позволит сотовикам снизить капзатраты примерно на 40%.

Через несколько дней после подписания договора журнал «Эксперт-Урал» собрал за круглым столом представителей ведущих операторов региона, чтобы обсудить итоги 2014 года и спрогнозировать, как будет эволюционировать телеком-рынок в ближайшие десять лет.

Нефантастическая четверка

Для начала немного цифр. По данным «ТМТ Консалтинг», в 2014 году объем российского телеком-рынка увеличился всего на 2,7% к 2013-му (годом ранее — на 5%) и составил 1,65 трлн рублей. Торможением отрасль обязана сжимающейся фиксированной телефонии (минус 5,5%), а также Вымпелкому (его инвестиционные возможности оказались ограничены, компания делала ставку на клиентоориентированность и отказ от «токсичных» доходов, например, от спама и смс-лотерей) и Tele2 (играла на падающем рынке голосовых услуг).

Одним из основных трендов 2014 года на телеком-рынке стали модернизация инфраструктуры и повсеместный запуск 4G-сетей.

— С одной стороны, потенциал третьего поколения мы до сих пор не исчерпали, — комментирует технический директор Уральского региона компании «Вымпелком» Александр Кузнецов. — С другой — все увеличивающийся объем трафика (с декабря-2013 по декабрь-2014 удвоился) заставляет нас предпринимать шаги для его утилизации.

Наиболее активны в этой сфере были три оператора — федеральные МТС и «Мегафон» (к концу года развернули LTE практически во всех субъектах Большого Урала) и региональный «Мотив» (развернул 4G в Свердловской, Курганской областях, ХМАО и ЯНАО, ограничения обусловлены лицензией).

— Инвестиции в сети четвертого поколения имеют стратегический характер, в этом их принципиальное отличие от вложений в 3G, — замечает директор по развитию бизнеса на массовом рынке компании «Мегафон» на Урале Сергей Алфёров. — Хотя краткосрочный эффект, безусловно, виден. Трафик в сети LTE за год вырос в десять раз, его доля в общем потоке достигла 15%. Средний чек абонента (ARPU), подключившегося к 4G, прирос на 15%.

Похожие результаты фиксируют в МТС.

— Мы видим, что абоненты, подключающиеся к сети 4G, удваивают онлайн-активность, — констатирует директор по маркетингу «МТС Урал» Елена Трясцына. — В результате ARPU прирастает примерно на 15%. При строительстве LTE мы стараемся охватить не только крупные муниципалитеты, но и города-спутники, где из-за неразвитости проводных сетей пользователи пока не могли получить высокие скорости интернета.

О достижениях «Мотива» говорить пока рано: полноценная коммерческая эксплуатация сети началась только в ноябре. За шесть недель «народного тестирования» 13 тыс. человек, принявших в нем участие, загрузили более 25 терабайт данных (прирост по объему трафика по всем абонентам в октябре к сентябрю — 36%). Но больший интерес представляет другая цифра: на данный момент к 4G подключено около 50 тыс. клиентов «Мотива», всего 2,5% совокупной базы. «Главная задача на ближайшее будущее — обеспечить как можно больше абонентов качественной 4G-связью, — комментирует пресс-секретарь «Мотива» Алена Ярушина. — Мы не гонимся за астрономическими скоростями, в приоритете — стабильный сигнал и максимальное покрытие».

Относительно низкое проникновение LTE — краеугольный камень стратегии другого оператора — дискаунтера Tele2 (объединяет активы Tele2 и мобильный бизнес Ростелекома). В ноябре компания объявила о масштабном проекте по развитию сетей 3G. 

— Развитие технологии LTE является частью нашей долгосрочной стратегии. Cегодня проникновение абонентских терминалов с поддержкой 4G составляет 1 — 2%, — говорит коммерческий директор «РТ-Мобайл» (бренд Tele2) Роман Русских. — Максимума инвестиционной привлекательности LTE достигнет не ранее 2017 — 2018 годов, потому с экономической точки зрения в текущем моменте целесообразнее делать ставку на третье поколение (с сетевым оборудованием LTE-ready). Мы не боимся, что через три-четыре года поезд уйдет, и Tele2 окажется в проигрышном положении. До сделки с Ростелекомом, например, в Челябинской области мы предоставляли только 2G-услуги, тем не менее оставались лидерами по размеру абонентской базы. Вместе с тем наша текущая стратегия не предполагает отказа от развития 4G. Строительство этой сети заканчивается в ХМАО и ЯНАО. В этих регионах относительно высоко проникновение LTE-устройств в общей базе, кроме того, в Ханты-Мансийском округе мы не имеем 3G-лицензии.

А было ли рабство?

Цифра 2014 года — 1%. Такова доля абонентов, воспользовавшихся услугой смены мобильного оператора с сохранением номера (Mobile Number Portability, MNP, законодательно введена с 1 декабря 2013-го).

Шумихи вокруг отмены «мобильного рабства» было много. Некоторые аналитики приводили в пример Финляндию, где число перенесенных номеров в первый год внедрения MNP (2003-й) превысило 20% абонентской базы, и Данию, где оно почти достигло 18%. Но мало кто указывал, что такие цифры характерны для низкоконкурентных рынков с относительно невысоким качеством связи. Например, в Суоми 11 лет назад уровень проникновения составлял всего 90% (в России — около 180%), при этом в стране доминирующее положение занимал один оператор — Sonera (56%). «По качеству и стоимости услуг российские операторы практически неразличимы, потому MNP оказалось почти невостребованным», — комментирует Александр Кузнецов. «В столь низком количестве переходов отчасти виноваты сами операторы, — развивает тему Сергей Алфёров. — За 15 лет мы сформировали модель потребления, при которой выкинуть симку и вставить новую куда легче, чем портировать номер (отсюда и такой высокий процент проникновения. — Ред.)».

— Этап агрессивных экспериментов с абонентской базой давно прошел, последние несколько лет сотовые операторы делали акцент на сохранении пользователей, на повышении их лояльности, — отмечает Елена Трясцына. — Мы не видим  активных «перебежек» пользователей от одного оператора к другому, большинство абонентов либо имеют на руках полный набор сим-карт, либо, проверив качество услуг всех компаний, определились с выбором. Людей, которые ждали сервис MNP и десять лет пользовались услугами одного оператора, боясь потерять номер, считанные единицы и на общую картину рынка они не влияют.  

 

На наш взгляд, кроме сформировавшейся культуры потребления, мизерное число портаций обусловлено законодательными и технологическими барьерами. Например, необходимостью регистрировать свои паспортные данные, возможностью перенесения номера только внутри одного региона, длительным и неудобным процессом перехода.

— Тем не менее MNP был нужен, — подводит оптимистичный итог коммерческий директор «Акадо-Екатеринбург» Илья Вас­кецов. — Ценность этой услуги заключается не в самом переходе, а в возможности этого перехода.

Нет санкций — нет мультиков

Одной из наиболее скандальных тем 2014 года, безусловно, была инициатива правительства по идентификации пользователей в публичных WiFi-сетях (в СМИ и блогах появились тысячи материалов под заголовком «WiFi по паспорту»). Чиновники подавали ее под соусом борьбы с терроризмом (подробнее в статье «Эй, прохожий, не входи»).

— Так получилось, что WiFi-сеть, которую мы начали активно развивать в начале 2010-х, полностью соответствовала новым требованиям по авторизации пользователей, — улыбается директор екатеринбургского филиала «Дом.ru» и «Дом.ru Бизнес» (оператор имеет самую мощную сеть хотспотов на Урале) Эдуард Афонцев. — Мне кажется, что на инициативу властей нужно смотреть не как на ограничение, а как на заботу о безопасности жителей. Я не вижу никакой проблемы в том, что пользователь при подключении к точке будет вводить свой номер телефона и получать на него код доступа. Я действительно верю, что подобная мера способна увеличить защищенность россиян. Мне как гражданину от этого спокойнее.

Противоположной точки зрения придерживается независимый эксперт, руководитель аналитической группы Reference Point Михаил Климарёв:

— Никакой дополнительной защищенности благодаря этой инициативе не возникает. Если трафик зашифровать, то отследить его существующими средствами будет невозможно, и террористы (если уж они не совсем дилетанты) это прекрасно знают. Я не говорю, что пользователей публичных хотспостов не надо отслеживать, но иногда стоит задуматься над техникой вопроса. Приведу яркий пример. В Италии в 2006 году полиции удалось предотвратить два крупных теракта. Один из них должен был произойти в миланском метро, бомбу планировалось активировать с использованием публичного WiFi. После этого власти запретили открытые сети (наше постановление, кстати, калька с итальянского). В 2010-м запрет смягчили, а в 2012-м сняли вовсе. Оказалось, что отсутствие хотспотов негативно влияет на турпоток и маржу в сфере услуг. Ни одно действие запрещающего характера до добра еще никогда не доводило.

Обратим внимание на один нюанс: в постановлении правительства за номером 801 указано, что владелец точки (если это не телеком-компания) должен хранить данные подключений к его WiFi-точке и периодически передавать их оператору. Реакции ноль.

Средняя скорость скачивания данных в субъектах Урало-Западносибирского региона, Мбит/сек (информация на 25 декабря)
  3G 4G
Мегафон МТС Вымпелком Ростелеком Мегафон МТС
Свердловская область 1,7 1,94 1,46 2,17 10,97 6,18
Челябинсая область 1,18 1,99 1,24 1,55 9,66 7,48
Тюменская область 1,5 1,98 0,95 1,25 3,23
Курганская область 1,97 2,73 1,27 0,35  
Башкирия 1,13 1,9 1,41 2,13 8,71 7,26
Пермский край 1,66 2,03 1,64 2,02 7,58 7,38
Удмуртия 1,2 1,66 1,52 2,06 4,97
Оренбургская область 1,13 2,02 1,42 2,51 9,05 5,76
Источник: opensignal.com

— С операторской стороны мы выполняем все требования законодательства, — отмечает генеральный директор «Акадо-Екатеринбург» Алексей Катаев. — Но ни один владелец WiFi-точек, к которым подведен наш провод, информацию о пользователях нам не передает (и наверняка не хранит). Все дело в том, что законодатель пока не задал одного самого важного вопроса «а вы выполнили нормы?». Как только появятся первые судебные прецеденты, как только будут наложены первые штрафы и выработается правоприменительная практика, ситуация изменится.

Падающая линия

2014-й закрепил несколько тенденций в сегменте платного телевидения. Прежде всего заметим, что этот сектор стал главным драйвером развития телеком-рынка (прирос в 2014-м на 6,6% к 2013-му). На наш взгляд, он останется локомотивом отрасли.

— Операторы сегодня практически исчерпали ресурсы монетизации широкополосного доступа в интернет, здесь властвуют создатели контента, — замечает Эдуард Афонцев. — Телевидение — единственный сегмент, в котором телеком-компании могут наращивать и выручку, и маржу.

Первый тренд в сфере телесмотрения — увеличение доли интерактивного ТВ. Пока в общем объеме потребляемых услуг этот сегмент не так велик, однако динамика впечатляет. По оценке J'son and Partners, в 2014 году абонентская база, например, IPTV (один из подвидов интерактивного ТВ) в России достигла 4,9 млн домохозяйств. К 2018-му показатель может вырасти до 7,6 млн домохозяйств (55%). В то же время кабель увеличится с 18,5 до 19,1 миллиона (3%), а спутник с 15 до 18,6 миллиона (24%).

Операторы в ближайшие два-три года ждут деградации только в одном сегменте — аналогового кабельного ТВ (что логично: оно морально устарело еще пару лет назад).

Рост интерактивного ТВ обусловлен желанием потребителя получать видеоконтент, когда хочет он, а не вещатель. Да, тенденция пока не носит взрывной характер, однако смена парадигмы линейного телесмотрения на фокусное очевидна.

Второй тренд — мультиэкранность. В 2014-м смартфоны по проникновению в России впервые обогнали обычные телефоны (66% против 64%). Таковы данные компании Deloitte. Показатель планшетов — 41%. Это гигантский потенциал. Однако заметим, что в том же исследовании указано: пользование «умными» функциями смартфонов заметно снизилось (доля респондентов, никогда не загружавших приложения на свой телефон, выросла с 30% в 2013 году до 41% в 2014-м). Еще один нюанс — если в 2013-м 50% опрошенных не знали, сколько они тратят на приложения, теперь 56% заявили, что не тратят на них ни копейки.

Третий тренд — повышение требований к качеству сигнала. По словам Эдуарда Афонцева, все больше пользователей отдают предпочтение HD-каналам. В то же время перспективы Ultra HD (4K или 8K) пока туманны. На относительно небольшом экране человеческий глаз не способен увидеть разницу между 1080p и 2160p, поэтому UHDTV кажется маркетинговой уловкой.

Наконец, четвертый тренд — 3D-телевидение не взлетело. Подавляющее большинство операторов отмечают, что потребителей у подобных каналов практически нет. А изготовление контента стоит больших денег. Экономика не сходится.

Средняя скорость скачивания данных в городах Урало-Западносибирского региона, Мбит/сек. (информация на 25 декабря)
  3G 4G
Мегафон МТС Вымпелком Ростелеком Мегафон МТС Вымплеком
Екатеринбург 1,52 2,13 1,84 2,44 9,66 8,81 12,76
Челябинск 1,43 2,38 1,45 1,92 8,77 10,18
Тюмень 1,69 1,93 0,95 1,42    
Курган 2,24 2,87 1,98    
Уфа 1,3 1,58 2,24 12,79 7,13
Пермь 1,8 2,3 1,53 1,84 9,24 8,09
Ижевск 1,5 1,85 1,54 7,06
Оренбург 1,65 2,91 1,46 7,49
Сургут 0,98 1,88 1,28 8,01
Новый Уренгой 0,93 2,77 0,99 1,34 4,71
Источник: opensignal.com

Держи CAPEX, режь OPEX

Существенного роста телеком-рынка в 2015 году ожидать стоит едва ли. Как замечает Михаил Климарёв, в тяжелых макроэкономичеcких условиях у операторов есть только два пути — «резать косты» или повышать цены. И операторы предпочитают первый путь, причем «резать» в первую очередь они буду OPEX.

— Прежних темпов роста выручки мы уже не увидим, — прогнозирует Сергей Алфёров. — Чтобы стабилизировать или повысить маржинальность, компаниям придется кропотливо работать с операционными затратами. Резко накрутить цены мы не можем. Телеком — сложившийся высококонкурентный рынок. Пересмотр тарифов может произойти разве что в валютозависимых сегментах, например, роуминге. Я думаю, что основной задачей операторов в 2015 году станет удержание абонентской базы, поэтому «игр» со стоимостью услуг не будет.

Илья Васкецов видит возможность оптимизации в перераспределении ресурсов: «Удержание клиента для нас сегодня важнее продаж. Зачем платить огромные комиссионные за подключение абонента, если через месяц он откажется от наших услуг. Думаю, что основная работа операторов должна сместиться в область сервиса. В следующем году мы точно будем снижать затраты на привлечение новых пользователей и переструктурировать каналы продаж». Вместе с тем в «Акадо-Екатеринбург» считают, что «умное» повышение цен (таргетированная подтяжка тарифов, отказ от промопредложений и т.д.) в 2015 году все же будет происходить.

Александр Кузнецов уверен, что значительный оптимизационный потенциал скрыт в плате за размещение оборудования (иногда стоимость его установки на технических этажах, крышах и в других необустроенных помещениях равна стоимости аренды в торговом или офисном центре класса А). Билайн даже открыл специальный портал, на котором собственники недвижимости могут оставлять свои предложения о размещении оборудования на их объекте. Этот инструмент позволит воздействовать на сложившуюся ситуацию на рынке аренды технологических площадок.

На строительство инфраструктуры негативная макроэкономическая ситуация и девальвация рубля сильно сказаться не должны, утверждает Роман Русских: «Ядро сети операторы уже построили, сейчас речь идет о ее поступательном развитии. Кроме того, изменение курса валюты влияет на затратную составляющую бизнеса не напрямую, а через амортизационные начисления в течение нескольких лет». В МТС говорят о том, что основные инвестиции в модернизацию сети сделаны на стыке 2013 — 2014 годов, потому курс валют больно по CAPEX не ударит. Алексей Катаев не так оптимистичен. По его мнению, объем стройки может уменьшиться в следующем году на 20 — 30%.

— Абоненты в последнее время покупают чувства, ощущения, желания. Мы будем повышать не цену, а ценность услуги. Как это сделать? Во-первых, развивая технологии, во-вторых, оттачивая сервис. Только таким образом можно добиться стабильности абонентской базы, — подытоживает Эдуард Афонцев.

Нам бы хотелось добавить к этому только одно: кризис для телекома никогда не был катастрофой, связь к концу 2000-х стала услугой первой необходимости, от которой пользователи готовы отказаться только в самой критичной ситуации. Михаил Климарёв сравнивает нынешнюю ситуацию с отливом, который, как и прилив, жизненно необходим океану. Удачная метафора. На наш взгляд, 2015 год для операторов — время очиститься от «пены (тех же «токсичных» доходов), стать более эффективными. И в техническом плане (к примеру, используя технологии Software-defined Networking и Named Data Networking), и в управленческом, и в сервисном.

Кризис для телекома — это время «очищения от пены» и повышения эффективности

Комментарии

Материалы по теме

Билайн запустил тесты LTE в Екатеринбурге

«Мотив» построил LTE-сеть на четырех территориях Урала

МТС запустила в тестовую эксплуатацию 4G-сеть в ЯНАО

Билайн запустил LTE в Тюмени

Новые оттенки желто-черного

МТС первым из операторов «большой четверки» запустил LTE в Тюменской области

 

comments powered by Disqus