К лесу передом

Лесная промышленность

Лесная промышленность

Российские власти пытаются реанимировать отечественный леспром, отказавшись от традиционных подходов к управлению лесным хозяйством

Правительство РФ утвердило порядок предоставления субсидий предприятиям лесопромышленного комплекса (ЛПК) на создание высокотехнологичных производств по переработке древесины. Речь идет о возмещении 2/3 суммы затрат на уплату процентов по кредитам, привлеченных в 2012 — 2015 годах под инвестпроекты, прошедшие конкурсный отбор в Минпромторге РФ. Одно из главных требований — объем вложений: в обработку древесины и производство изделий из дерева — не менее 300 млн рублей, в производство целлюлозы, древесной массы, бумаги, картона и изделий из них — не менее 1,5 млрд рублей. В бюджете-2015 на субсидии предусмотрено более 190 млн руб­лей. Почти одновременно подписано постановление по предоставлению субсидий на техперевооружение, реконструкцию и модернизацию промпредприятий, в том числе ЛПК. Документы будут способствовать импортозамещению в отрасли, освоению выпуска новых видов продукции, подчеркивают в правительстве.

Кроме того, государство обнулило пошлины на вывоз продукции глубокой переработки, импортные пошлины и взимание НДС при ввозе деревообрабатывающего оборудования (почти вся лесозаготовительная техника ввозится из-за рубежа).

Участники рынка настроены скептично: любая помощь отрасли, долгое время испытывающей инвестиционный дефицит, это хорошо, но меры не гарантируют оперативного решения ключевых проблем.

Сяду на пенек

Россия обладает уникальным лесным фондом: лес занимает около 70% территории (814 млн гектаров), это больше 20% общей площади лесов мира. При этом отстает от мировых лидеров по эффективному использованию площадей, наличию инфраструктуры, глубине переработки, грамотному лесовосстановлению. Причин несколько. Основная — экстенсивная модель лесопользования, оставшаяся в наследство от СССР.

Лесной бизнес до сих пор построен на экспорте древесины по минимальным ценам, выпуске продукции с низкой степенью переработки. Объемы заготовки увеличиваются в основном за счет расширения арендованных площадей. Экономически доступного леса все меньше, предприятия вынуждены везти сырье со все более дальних участков. Древесина в РФ наполовину дешевле, чем в Германии, но при этом стоимость ее транспортировки вдвое выше. В Финляндии лесозаготовитель может рассчитывать на сбыт товара в радиусе 50 — 60 км от места заготовки. В России плечо доставки может достигать 200 — 300 км. При этом на тысячу кв. км леса в России приходится лишь 1,4 километра лесных дорог. Труднодоступность — одна из причин того, что по объемам заготавливаемой древесины Россия уступает США, Канаде и Бразилии, обеспечивая только 6% от мирового объема лесозаготовки. Лесовозных магистралей в России почти в десять раз меньше, чем в Америке, только 11% из них имеют твердое покрытие. Чтобы восполнить этот разрыв, необходимо строить около 2 — 3 тыс. км лесных дорог в год. На конкурентоспособности российской лесопродукции негативно отражается нехватка технологий деревопереработки, а средний возраст оборудования в отрасли — около 30 лет. К минусам нынешней системы отнесем также высокий уровень незаконной вырубки древесины (до 50 млн кубометров в год, в лидерах — Сибирь и Дальний Восток).

Щепки летят

Надежды на восстановление работоспособности ЛПК связаны с работой института приоритетных инвестпроектов в области освоения лесов. По данным Минпромторга, в списке — 121 инвестпроект. Заявленный объем привлекаемых инвестиций до 2020 года — 386 млрд рублей. Объем перерабатываемого сырья — 80 млн кубометров, размер выделенной регионам лесосеки — 66 млн кубометров. Создается свыше 63 тыс. новых рабочих мест. Более всего инвесторов привлекает получение доступа к дешевой древесине в виде аренды крупного участка, за которую нужно платить только 50%. Средний срок строительства мощностей, согласно проектной документации, — 3,8 года, окупаемости — 6,8 года. В сегментах на первом плане лесопиление — 66% всех проектов. Производство фанеры — 12%, древесных плит — 11%, целлюлозно-бумажное — 10%. Большинство проектов направлены на развитие уже действующих производств.

Заместитель министра промышленности и торговли РФ Георгий Каламанов подчеркивает, что приоритет в развитии отрасли — развитие глубокой переработки: «Сейчас 90% топливных гранул идет на экспорт: в 2014 году в Данию и Швецию экспортировано 382 тыс. тонн и 218 тыс. тонн пеллет соответственно, эти страны стали крупнейшими импортерами. Мы должны развивать внутреннее потребление этого топлива».

По мнению директора департамента химико-технологического и лесопромышленного комплекса Минпромторга Владимира Потапкина, основной точкой роста для сектора может стать деревянное домостроение, развитие которого подтолкнет производство пиломатериалов, клееных конструкций, древесных плит. По этому пути пошел Ямал: в Тарко-Сале введен в эксплуатацию завод комплектов малоэтажных домов мощностью не менее 40 тыс. кв. метров изделий в год. Основное сырье — древесина хвойных пород, которая будет заготавливаться и перерабатываться в пиломатериал компанией ТЛК в Толькинском участковом лесничестве.

На Урале и в Западной Сибири, согласно данным «Леспроминформ», реализуется около 20 приоритетных проектов. Почти половина, причем самые крупные, — в Пермском крае, в том числе завод по производству ОСБ плит в Краснокамском районе (10,4 млрд рублей), модернизация оборудования на «Уралбумаге» (3,3 млрд рублей).

Пермский край и Тюменская область наиболее последовательны в вопросах развития ЛПК на территории Большого Урала. Прикамье на 70% состоит из лесов, при этом 60% запасов составляют ценные хвойные породы. Эффективное использование древесины здесь в топе актуальных тем: в отрасли задействовано более 3 тыс. предприятий. В прошлом году доходы от ЛПК составили 847 млн рублей, в два раза превысив расходы. По словам губернатора Пермского края Виктора Басаргина, до недавнего времени большинство производств было ориентировано на использование хвойного сырья, а теперь одним из приоритетов стало развитие производств глубокой переработки лиственного сырья, использование низкотоварной древесины и отходов лесопиления.

Крупнейший проект в Тюменской области — запуск третьей очереди Тюменского фанерного завода (1,2 млрд рублей). По словам директора регионального департамента лесного комплекса Владимира Артановского, глубина лесопереработки в регионе достигает 70%:

— В идеале нужно создавать такие компании, которые из 1 рубля древесной продукции на корню принесут 35 — 40 рублей в виде добавленной стоимости к продукту. Это позволит создавать в рамках регионального бюджета фонды, связанные с поддержкой развития ЛПК, планировать освоение расчетной лесосеки с учетом потребностей местных производителей, решать кад­ровые вопросы, расширять присутствие местной лесопродукции в розничном обороте крупных сетевых организаций региона. Планируем внедрять биоэнергетические технологии и в комплекс ЖКХ. По результатам исследования, которое провел областной департамент лесного комплекса, признано целесообразным перевести на древесное топливо 62 котельные. Нашлись инвесторы, причем внутри региона, которые имеют свои лесоперерабатывающие предприятия. В результате к 2014 году в регионе запустили восемь биоэнергетических котельных, которые уже обеспечивают теплом 415 муниципальных объектов.

Мы из лесу вышли

— Интенсивная модель — вот современный ответ проблемам, накопленным в ЛПК. За счет многоприемных выборочных рубок, использования современных технологий воспроизводства и ухода обеспечивается больший прирост древесины на единицу площади. На подобном подходе основана система лесопользования Швеции и Финляндии, которые считаются лидерами в лесном деле, — указывает руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик.

Основа модели разработана в СПбНИИ лесного хозяйства по заказу Рослесхоза.

— Лесное хозяйство должно быть ориентировано на сырьевые базы в широком смысле понимания, на выращивание целевых сортиментов, — описывает концепцию заведующий лабораторией лесоустройства института Борис Романюк. — Иначе говоря, интенсивное лесопользование предполагает переход от сплошных рубок к выборочным. Для реализации этих принципиальных положений разработаны целые направления деятельности, планируется принятие нормативных актов. Участвовать в апробации модели на практике уже выразил желание ряд регионов. Здесь будут создаваться пилотные лесные районы. Сначала разработают соответствующие нормативные правовые акты, включая нормативы заготовок и лесовосстановления. Следующий этап — изменение лесных планов для регионов. Затем на основе новых нормативов будут разработаны проекты освоения лесов для частных компаний, которые начнут работать по новой системе.

Развитие лесного комплекса во многом зависит от ответственной позиции региональных властей и бизнеса. Сегодня бюджетные возможности сокращаются, но в структуре лесовосстановления 72% занимает бизнес, подчеркивает со своей стороны Иван Валентик.

Положительно должны сказаться и вступающие в силу 1 октября поправки в Лесной кодекс РФ, регулирующие допуск малого и среднего бизнеса (МСБ).

— Вся лесозаготовка в стране велась на основе договоров аренды. По их условиям, арендаторы должны были выполнять более 70% всех работ по восстановлению и воспроизводству лесов. В 2014-м затраты на эти цели превысили 5 млрд рублей, из федерального бюджета направлено 2,6 миллиарда, из бюджетов субъектов — 1,4 миллиарда. Большие деньги предприятиям МСБ найти сложно. Поэтому в ходе аукционов на право заключения договора аренды участков леса, они оказывались в заведомо проигрышной позиции по сравнению с крупными. Арендаторы, используя доминирующее положение, сдавали лес в субаренду предприятиям МСБ и диктовали свои условия по платежам за использование лесов, в конечном итоге получая от субарендаторов значительные суммы, а в бюджетную систему отдавая не более 18 — 20 рублей за гектар, — рассказывает Иван Валентик.

Теперь небольшие предприятия будут привлекаться к заготовке древесины на основании краткосрочных (до года) договоров купли-продажи лесных насаждений, заключенных по результатам аукциона. При этом лесной участок в аренду им предоставляться не будет, так что фактически их освободят от обязательств по проведению кадастрового учета, лесоустройства и других процедур, сопутствующих аренде. Плата за пользование участками будет определяться по результатам аукционов с учетом регионального коэффициента, который необходим для определения расходов на охрану, защиту и воспроизводство лесов. По оценкам вице-премьера Александра Хлопонина, изменение правил для малого бизнеса приведет к увеличению объемов заготовки древесины на 10%, что принесет бюджету страны около 1 млрд рублей.

Управу найдут и на черных лесорубов, ежегодной ущерб от деятельности которых оценивается в 10 млрд рублей. В России заработала Единая государственная автоматизированная информационная система учета древесины (ЕГАИС). Она должна исключить доступ нелегально заготовленной древесины на рынок лесоматериалов. В идеале все должно работать так: древесина получает сопроводительные документы, и когда появляется на ЦБК или проходит через таможенный пункт, любое уполномоченное должностное лицо сможет по базе ЕГАИС определить, где росло дерево, кто его срубил, продал, купил. Если информации о партии в системе нет, лес будет задержан со всеми вытекающими для нелегалов последствиями.          

Комментарии

Материалы по теме

Тюменская область готовит очередной масштабный проект

В Зауралье запущено производство OSB

Минпромторг РФ включил проект компании «Лесной Урал Лобва» в перечень приоритетных

Утверждены новые правила предоставления субсидий региональным бюджетам

Из Ханты-Мансийска в Крым можно летать по льготной цене

Правительство заново распределило 1,6 млрд рублей на строительство бизнес-инкубаторов. Урал не получит ни копейки

 

comments powered by Disqus