Положение на кривой предложения

Топливно-энергетический комплекс

Топливно-энергетический комплекс

Для сохранения доминирующей позиции России на нефтегазовом рынке необходимо наращивать технологический уровень ТЭК, создавать условия для привлечения инвестиций в переработку углеводородов и развивать отраслевую науку

Х Тюменский нефтегазовый форум (ТНФ) стал одной из крупнейших дискуссионных площадок, на которой обсуждались перспективы топливно-энергетического комплекса России. Представители глобальных компаний, федеральной и региональной властей, экспертных институтов искали ответы на ключевые для отрасли вопросы — как модернизировать ТЭК, чтобы конкурировать на мировом рынке, и как изменить стратегию развития нефтегазодобывающих территорий в случае сжатия спроса на углеводороды. По прогнозам ОПЕК, глобальный спрос на нефть вырастет до 2040 года на 14,5 млн баррелей в сутки, при этом в сравнении с предыдущими двадцатью годами темпы замедлятся. В мировом масштабе на отрасль также

оказывают влияние сокращение запасов месторождений легкой нефти, увеличение доли возобновляемой энергетики и развитие цифровых технологий. «Двигатель внутреннего сгорания и электрический двигатель будут конкурировать между собой. Если я прав, цена на продукцию топливной энергетики упадет, в отрасли начнутся существенные изменения. Но это лишь один из сценариев», — рассуждает управляющий директор и старший партнер BCG Эрик Будье.

   У страны есть все необходимые компетенции, чтобы остаться на рынке газа. Но важно создать условия для науки и адекватный фискальный режим: нужно компенсировать негативные факторы и образовать задел для разработки запасов

В России за последние десять лет значительно выросли издержки на добычу, уменьшился дебет скважин. При этом ТЭК остается драйвером экономики, на его основе формируется 25% ВВП и более 50% доходов бюджета. В 2018 году инвестиции в сектор превысили 5 трлн рублей. В планах Минэнерго РФ к 2024 году увеличить объем до 7 триллионов. Чтобы оставаться конкурентоспособными, компаниям придется модернизировать производство и внедрять новые технологии. Готов ли сектор инвестировать в трансформацию, а государство — стимулировать этот процесс?

ТЭК: дорожная карта

Эксперты ТНФ сформулировали несколько предложений, которые позволят повысить конкурентоспособность нефтегазового комплекса. Во-первых, это создание дополнительных мощностей по переработке. «Если удастся реализовать потенциал углеводородов при сохранении максимально возможной на сегодня ренты, то развитие той же нефтегазохимии может принести до 3,5 трлн рублей доходов, нефтепереработки — 1,2 трлн рублей, а отрасли по производству СПГ — 4 трлн рублей за следующие десять лет», — уверен замглавы Минэнерго РФ Павел Сорокин. По его словам, реализация этого потенциала осложняется постоянно растущей межтопливной конкуренцией: «Если раньше гигантские ресурсы углеводородов гарантировали доминирование на мировом рынке, то сегодня это уже так не работает. Ключевым становится положение на кривой предложения, важен ряд факторов, таких как доступность этого топлива, а также возможность его реализации в виде СПГ».

— Необходимо развивать углеводородную переработку, — соглашается председатель комитета Госдумы по энергетике Павел Завальный. — Для этого придется наращивать поддержку. Сейчас, увы, законодательной базе страны часто приходится догонять потребности индустрии.

По мнению генерального директора компании «Сибур» Михаила Карисалова, при поддержке государства отрасль переработки уже заняла собственную нишу: «Технологичность этого бизнеса другая — мы развиваем технологии под конкретные потребности. Сибур максимально клиентоориентирован, продаем решение для нашего клиента».

Во-вторых, необходимо создавать инфраструктуру для эффективного освоения трудноизвлекаемых запасов (ТРИЗ): высоковязкие, высокообводненные нефти, низкопроницаемые коллекторы составляют более 65% сырьевой базы, и эта доля непрерывно растет. Значительный объем трудной нефти сосредоточен в ХМАО-Югре в залежах баженовской, ачимовской и тюменской геологических структур. Стратегическое значение имеют отложения баженовской свиты, потенциальные запасы которой оцениваются в 20 млрд тонн. Она распространена практически по всей территории Западной Сибири на глубине 2,5 — 3 тыс. метров. По оценкам Минэнерго, к 2035 году доля ТРИЗ может составить от 14 до 20% общей добычи при значительных инвестициях в разработку технологий.

— Когда встал вопрос о создании оборудования для бажена, потребовался совершенно другой тип оборудования. Связано это со сверхнизкой пористостью, низкой проницаемостью. Проще говоря, это столь маленькие частицы, что на стандартном оборудовании вы не можете провести весь комплекс исследований. Кроме того, бажен очень разный: сместившись в другой регион, вы получите другой бажен. И каждый раз мы должны детально изучить тему, выявить новые свойства, модифицировать технологии, — рассказал директор Научно-аналитического центра рационального недропользования им. В.И. Шпиль­мана Александр Шпильман.

По словам директора Югорского НИИ информационных технологий Андрея Мельникова, уникальность бажена заключается в том, что реализуется микросервисная среда, открытая для любого разработчика: «Мы получаем продукт, который независим от санкционной политики, от ограничений, под которые мы попадаем по политическим и прочим причинам».

— Мы много говорим о ТРИЗ, но пока, к сожалению, очень мало делаем с точки зрения государства. Добывать полезные ископаемые становится все тяжелее. И эта история именно о том, чтобы мы научились извлекать запасы. Я ориентируюсь на нефтегазовые компании, на их науку, научные центры, которые у них существуют. Мне очень хочется, чтобы новые промышленные полигоны стали площадкой для новой науки, новой добычи, — обозначил позицию глава Минприроды РФ Дмитрий Кобылкин.

В-третьих, для российского ТЭК нужны собственные технологии и оборудование. «Сейчас между Минэнерго и Минпромом создано два центра компетенции технологического развития и импортозамещения, которые координируют возможности промышленности и непосредственный отраслевой заказ: импортозамещение не должно быть некой условной темой, которая разрабатывается в отрыве от потребностей. Каждый этап должен мониториться, чтобы отрасль видела, что делается, могла корректировать и вносить правки в работу. Есть очень большой пласт фундаментальных наработок, которые еще не воплотились в железе или не реализованы в опытно-конструкторских образцах. В течение следующих двух-трех лет за счет консолидации отраслевого заказа и понимания того, какой рынок есть для производителей, нам удастся по ключевым технологиям и направлениям создать эти образцы, отдать их на апробирование в отрасль, чтобы потом можно было запускать серию. Это можно сделать, только объединив усилия ведомств и отраслей, — анализирует Павел Сорокин.

— В 2014 году, когда активно началась программа импортозамещения, у нас было выделено около 380 технологий, которые для нас важны. Сегодня с Минэнерго, вчера с Минпромом мы обсуждали вопросы, связанные с тем, какие технологии у нас впереди, а какие «проскальзывают». Есть вопросы, есть прорывы, есть необходимость перехода с уровня технических решений, которые реализованы машиностроительными компаниями, на уровень опытной промышленной эксплуатации и внедрения. Некоторые особо важные технологии, например, роторно-управляемого бурения, требуют времени для их внедрения. Эту задачу сейчас и будем решать, — дополнил помощник руководителя администрации президента РФ Кирилл Молодцов.

В-четвертых, для развития нефтегазовой промышленности нужно развивать отраслевую науку. По словам губернатора Тюменской области Александра Моора, исторически так сложилось, что Тюмень всегда была центром науки и научных исследований:

— И регион останется инновационным, здесь будут производить современные продукты и технологии, готовить кадры. Во многом ради этого мы создаем с коллегами из Югры и Ямала научно-образовательный центр, где важными темами будут Арктика и цифровая трансформация нефтегазовой отрасли. Регион как производственный и интеллектуальный центр обеспечит решение задач, стоящих перед нефтегазовой отраслью.

Разворот в сторону газа

Участники ТНФ также обсудили один из ключевых трендов ТЭК — развитие газовой отрасли. «Сложно недооценить важность природного газа в России и в мире. Если верить прогнозу BP, потребление природного газа опередит потребление нефти в течение последующих десяти лет», — говорит Эрик Будье.

— Мировая тенденция использования экологически безопасных источников энергии приведет к подъему спроса на природный газ, — подтверждает Дмитрий Кобылкин. — За последние десять лет потребление этого топлива выросло на 20%, к 2040 году вырастет не менее чем на 50%. Темпы потребления СПГ в 3,5 раза выше, чем в целом газа, при этом количество стран-потребителей СПГ выросло более чем в два раза. К 2035 году мировой спрос на СПГ еще удвоится и составит около 600 млн тонн, основными потребителями станут азиатские и тихоокеанские регионы. В результате к 2035 году доля сжиженного природного газа в мировой торговле может вырасти до 51% от общего объема торговли газом. Россия — лидер на этом рынке — и по запасам, и по добыче, и по экспорту. Запасы газа всех категорий — 73 трлн кубометров, по объемам добычи делим первую строчку с США. Если говорить об экспорте российского газа, кроме трубопроводного, мы развиваем стратегический Северный морской путь (СМП). Эти два направления транспортировки не являются конкурентными и дополняют друг друга.

— Ближайшие 50 — 70 лет газ будет одним из основных столпов мировой энергетики, и на рынке должно быть максимум нашего газа. Цена, скорее всего, окажется под давлением, но у нас есть все необходимые компетенции, чтобы остаться на рынке, — прогнозирует Павел Сорокин. — Важно создавать условия для ученых, НИИ, адекватный фискальный режим, чтобы компенсировать негативные факторы рынка и создать задел для дальнейшей разработки запасов. Важным направлением является развитие производства СПГ.

— Арктик СПГ-2 оценивается в сумму более триллиона рублей по инвестициям, его текущая оценка — 20 млрд долларов. Запуск этого проекта — существенный вклад в увеличение грузопотока по СМП: он обеспечит свыше 20 млн тонн из целевых 80. Большая задача стоит по импортозамещению оборудования. Предприятия из Нижнего Новгорода, Свердловской области и еще более 50 регионов получили заказы благодаря СПГ, — привел пример губернатор ЯНАО Дмитрий Артюхов.

Кирилл Молодцов считает, что развитие отрасли напрямую связано с газификацией регионов:

— Перспективы и точки роста — регионы с газификацией 90%, это Белгородская область, Дагестан. Но есть территории, где трубопроводы проходят, а газификация при этом не превышает 20%: Архангельская и Кировская области. Важно понимать, что и подходы к использованию газа в различных территориальных образованиях будут разными. Технологически возможный уровень газификации в регионах на востоке страны — 90 — 92%, важен вопрос экономики и механизма оптимизации затрат. Подходов несколько: трубопроводная газификация, использование финансовых рычагов и ресурсов, что-то похожее на газовую ипотеку. Эти цифры в стратегии-2035 ожидаются от Минэнерго. Внешний рынок нас ждет, внутренний будем осваивать активными темпами.

Эффективная модель региональной газификации будет реализована в Тюменской области.

Регион подписал первое в России трехстороннее соглашение о взаимодействии областного правительства, Федеральной антимонопольной службы, компании «Газпром газораспределение Север» и управляющей организации «Газпром межрегионгаз Север», которое позволит ускоренными темпами строить в Тюменской области газовые сети. Благодаря соглашению в распоряжении Тюменской области за пять лет дополнительно появятся 1,3 млрд рублей. Это создаст основу для поднятия уровня газификации региона до 98%. «С 2014 по 2017 годы уровень газификации вырос с 87% до 94%. Топливо пришло в 55 населенных пунктов. Тюменская область достаточно газифицирована, но эта тема остается важной для наших муниципалитетов. Заключение соглашения — не только решение оставшихся вопросов, но и создание прецедента, закрепление современной и эффективной практики газификации, которая будет использоваться в других регионах», — отметил Александр Моор.

Перспективы Тюменской области

Еще одна важная тема ТНФ — изменение стратегии развития нефтегазодобывающих регионов на закате эры нефти.

— В Сибири живут люди прагматичные. Мы не меняем вектор развития после прочтения очередного прогноза об изменении структуры энергоносителей и не стесняемся своей истории: нефтегазовый сектор является базовой нишей нашей экономики, — констатировал Александр Моор. — 80% инвестиций поступает в Тюменскую область от нефтегазодобывающих предприятий, половина из них — от компании «Сибур», производство которой базируется в Тобольске. Мы будем заниматься цифровизацией нефтегазовой отрасли. Уверен, удастся подвинуться в науке, и уже продавать не нефть и продукты нефтепереработки, а технологии. Задача амбициозная. Кто-то скажет, что нам сложно будет конкурировать с американцами или китайцами, но если такие задачи не ставить, мы так и будем только догонять.

Александр Моор напомнил, что в последние годы одним из основных локомотивов роста экономики региона была промышленность:

— За последние десять лет индекс промпроизводства в Тюменской области вырос в три раза. Доля промышленности в структуре формируемой валовой добавленной стоимости увеличилась c 9 до 35%. Объем инвестиций в основной капитал в 2018 году превысил 380 млрд рублей, что на 21% выше уровня 2017 года. Значительный вклад в достижение этих показателей внесли такие отрасли промышленности, как нефтегазохимия, нефтепереработка, нефтегазовое машиностроение. Более 60 крупных и средних промышленных предприятий специализируются на серийном выпуске продукции для ТЭК. Среди них не только российские компании, но и иностранные, которые несколько лет назад оценили перспективы нашего рынка и создали здесь производства.

По мнению губернатора, Тюменская область объединяет на одной территории заказчиков, проектировщиков, производителей нефтегазовой отрасли, и именно в этом ее особенность и перспектива.

— Уровень и темпы развития Тюменской области могут быть ориентиром для других территорий страны, — итожит Павел Завальный. — Удалось не просто поддержать, но даже несколько нарастить в регионе добычу углеводородов. Здесь осваиваются новые технологии, создаются индустриальные парки. Решаются вопросы газификации. Если в среднем по стране ее уровень 68%, то в Тюменской области — более 90%. Это показатели роста. Тюменская область — лидер, пример для других регионов, как надо создавать условия для развития.      

Справка:

В рамках ТНФ Агентство инфраструктурного развития Тюменской области подписало соглашения с «ТД Нефтесервис». Стороны договорились о локализации проекта по строительству инновационного завода по производству готовых тампонажных смесей мощностью до 100 тыс. тонн в год на территории индустриального парка «Богандинский» в Тюменской области. Документ подписан в присутствии губернатора Александра Моора. По его словам, реализация на территории региона крупных проектов в сфере нефтегазового машиностроения и сервиса остается одним из приоритетных направлений инвестиционного развития. Реализация проекта рассчитана на два года, объем инвестиций — около 120 млн рублей, на производстве будет создано 40 рабочих мест

 

Материалы по теме

Руками не трогать

Половина ГСМ для котельных и электростанций Ямала уже завезена

Тюменский нефтегазовый форум

IХ Тюменский нефтегазовый форум пройдет 19-20 сентября

Глава «Газпром нефти» выступит на пленарном заседании ТНФ

Резиденты «Сколково» представят на ТНФ инновации для ТЭК