Налоговая начинает и выигрывает

Банкротство

Банкротство

Законодатели существенно расширили права налоговой службы в сфере банкротства юридических лиц, но количество банкротств по инициативе налоговиков, вероятнее всего, будет сокращаться

Почти год обсуждается законопроект о санации предприятий, предполагающий разделение реабилитационных и ликвидационных процедур (см. «Как выписаться из морга»). Законодательство до сих пор работает не на восстановление платежеспособности предприятия-должника, а на признание его банкротом и последующую ликвидацию. Государство занято выколачиванием долгов по налоговым обязательствам. 1 сентября этого года вступили в силу изменения в федеральный закон о несостоятельности (банкротстве), принятые 23 июня 2016 года. Они существенно расширили права налоговых органов в части привлечения к ответственности выгодоприобретателя, оспаривания сомнительных сделок, сроков включения в реестр требований кредиторов.

Как новеллы в законодательстве могут повлиять на процедуру банкротства, «Э-У» рассказывает заместитель руководителя Управления Федеральной налоговой службы по Свердловской области Ольга Голендухина:

— Прежде всего отмечу, что эти изменения касаются дел, которые возбуждены после 1 сентября 2016 года или дел, возбужденных до указанной даты, но по которым после 1 сентября введена какая-либо процедура банкротства (изменения подлежат применению в части введенной процедуры банкротства).

Априори виновен

— У налоговиков появилась возможность привлечения к субсидиарной ответственности бенефициаров?

— Это очень важное изменение, которое позволяет нам привлекать к субсидиарной ответственности не номинальных директоров, а именно выгодоприобретателей, то есть лиц, которые реально стоят за предприятием.

Чтобы установить, кто же этот выгодоприобретатель, нам раньше был установлен максимальный срок два года. Теперь — три года. Мы смотрим, с помощью каких механизмов выгодоприобретатель мог оказывать влияние на результаты сделок, которые привели к банкротству, изучаем должностные или родственные связи для определения статуса этого выгодоприобретателя.

— Как именно вы получаете информацию о выгодоприобретателях?

— Нарабатываем ее в процессе мероприятий налогового контроля. Исследуется хозяйственная деятельность предприятия, кто заключал договоры, при каких условиях, анализируются контрагенты, взаимозависимость с ними. Работа долгая, кропотливая. Поэтому нам иной раз не хватало срока, установленного законом.

— Директор должен оправдываться за банкротство возглавляемого им предприятия?

— Внесенными изменениями установлена презумпция вины директора предприятия. Раньше необходимо было доказать, что есть причинно-следственная связь между действиями директора, его управленческими решениями и банкротством предприятия. Сейчас априори считается, что действия руководителя привели к банкротству предприятия. Теперь он должен в суде доказывать, что это не так.

— Точно так же, как и в случаях со сделками, совершенными в период подозрительности — за три года до даты подачи заявления на банкротство?

— Да, в случае совершения в период подозрительности сделок, которые повлекли за собой негативные последствия для кредиторов, должник должен доказать отсутствие либо негативных последствий, либо причинно-следственной связи между совершенной сделкой и наступившими последствиями. 

Нововведение в том, что сейчас больше возможностей для оспаривания сомнительных сделок — сделка считается повлекшей негативные последствия для кредиторов не только тогда, когда уже в момент сделки предприятие обладало признаками неплатежеспособности или признаками недостаточности средств для исполнения своих обязательств, но и в тех случаях, когда предприятие стало неплатежеспособным именно в результате данной сделки.

Плюс полгода

— Налоговики теперь получили исключительное право, касающееся срока включения в реестр требований кредиторов?

— Это изменение в законодательстве нас порадовало больше всего. Раньше налоговым органам было предоставлено право включаться в реестр требований кредиторов в ходе процедуры конкурсного производства по общему правилу — в течение двух месяцев после публикации. Если мы в эти два месяца не включаемся в реестр, а позже выявляем определенные обязательства должника по налоговым платежам, то мы уже будем за реестром. В этом случае фискальный результат, как правило, нулевой, потому что кредиторам, которые находятся за реестром, денег не хватает. Теперь же нам можно еще в течение шести месяцев обратиться в суд для включения нас в реестр уже после его закрытия.

Налоговым органам не хватало для этого двух месяцев. Мы не просто должны начислить, но еще и обосновать в суде это начисление, поэтому выездные проверки длятся у нас, как правило, не два месяца, а гораздо дольше, в связи с необходимыми приостановлениями для сбора определенной доказательной базы — и по году. У нас много выездных проверок.

Когда мы выходим на предприятие с проверкой, бывают случаи, когда недобросовестные руководители и собственники начинают активно реализовывать имущество, чтобы лишить налоговый орган возможности взыскания доначисленных в ходе проверки платежей. И к окончанию проверки они сами или их зависимое лицо инициируют банкротство. Налоговые органы попросту не успевают попасть в реестр, поскольку еще не имеют на тот момент вступившего в законную силу решения. К тому же у налогоплательщика есть целый месяц на предоставление возражений. Законодательные нововведения дают нам возможность обратиться в суд, если обязательства налогоплательщика появились уже после закрытия реестра, и суд на законных основаниях включит нас в реестр. Еще раз подчеркну, что это касается только тех дел, по которым конкурсное производство введено после 1 сентября 2016 года.

— Какие еще изменения в законодательстве о банкротстве вы бы отметили?

— Внесены изменения, касающиеся прав кредиторов. При конкурсном производстве сам кредитор теперь может самостоятельно утверждать условия проведения торгов, изменять количество лотов. Раньше это делали только конкурсные управляющие, что нередко приводило к затягиванию процедур банкротства. Данное изменение хорошо тем, что сами кредиторы заинтересованы в реализации имущества по максимальной цене. Поэтому наибольшее количество кредиторов будет удовлетворено при реализации имущества банкрота.

Сейчас мы обращаемся в суд, когда понимаем, что банкротство положительно повлияет на взыскание сумм, подлежащих к уплате налого-плательщиком

Кроме того, с 1 сентября 2016 года законодателем расширен перечень оснований, при наличии которых уплата налоговых платежей не может быть оспорена в рамках дела о банкротстве.

Также внесены изменения в части погашения требований кредиторов путем предоставления отступного. Это изменение имеет существенное значение для налоговых органов, поскольку ранее, если имущество не реализовывалось, и конкурсный управляющий предлагал его кредиторам принять в качестве отступного, фискальный орган оставался ни с чем, так как Налоговым кодексом РФ не предусмотрена возможность уплаты налогов не в денежной форме, например, путем передачи имущества или уступки права требования по какому-либо обязательству.

Теперь обязательным условием соглашения об отступном является внесение на счет должника суммы денежных средств в размере, достаточном для погашения соответствующих требований кредитора или уполномоченного органа, удовлетворение которых законодательством Российской Федерации предусмотрено только в денежной форме. Данные нормы вступают в силу с 21 декабря 2016 года.

— Отразятся ли новые изменения на количестве банкротств?

— В целом за последние несколько лет в России наблюдается тенденция к увеличению количества предприятий-банкротов. При этом со стороны налоговых органов количество поданных в суд заявлений о признании должника банкротом за первое полугодие этого года в сравнении с тем же периодом 2015 года уменьшилось в 2,6 раза, а в Свердловской области — вообще на порядки: по состоянию на 1 июля 2016 года нами инициировано только четыре банкротства юридических лиц, а за прошлый год было направлено в суд 174 заявления о признании должника банкротом. То есть инициатором банкротства все больше выступают иные кредиторы должника.

У нас изменилось отношение, мы смотрим на перспективу банкротства. Существуют определенные критерии, на основании которых налоговая служба обращается в суд о признании должника банкротом. Сейчас мы ориентированы на то, чтобы обращаться в суд в том случае, когда понимаем, что банкротство как-то положительно повлияет на взыскание сумм, подлежащих к уплате налогоплательщиком. Если есть перспектива оспаривания подозрительных сделок, если мы можем вернуть в рамках дела о банкротстве какое-то имущество обратно в собственность должника, тогда мы инициируем банкротство. А если это бесперспективно, тогда используем другие рычаги, например, подачу гражданских исков в рамках уголовных дел, возбужденных в отношении лиц по налоговым преступлениям. И процент выигранных дел по гражданским искам у нас очень высокий.   

Комментарии

Материалы по теме

Челябинская «Классика» обанкротилась

 

comments powered by Disqus