Уроки Барышникова

Депутат Тюменской областной Думы Николай Барышников

Депутат Тюменской областной Думы Николай Барышников

 Нельзя врать и прогибаться, нужно до конца отстаивать свои права, убежден депутат, член комитета по аграрным вопросам и земельным отношениям Тюменской областной Думы Николай Барышников

 Николай Барышников более сорока лет во власти. В Тюменской областной Думе он первый председатель и единственный, кто работает уже пять созывов начиная с 1994-го. Барышников стоял во главе многих законодательных новаций и преобразований. Это пример несгибаемого характера и высокого профессионализма. «Э-У» попросил депутата рассказать о своем опыте отстаивания интересов Тюменской области.

— Николай Павлович, у вас большой багаж законодательной работы, взаимоотношений с институтами исполнительной федеральной и региональной власти, десятки инициатив, ставших конкретными проектами. Как вы считаете теперь, оценивая свою работу с высоты накопленного опыта, что было самым важным все эти годы? Какие уроки вы вынесли из продолжительной депутатской деятельности?

 — Один из главных уроков, чтобы принимать правильные решения, надо глубоко знать суть проблемы. Ситуацию нужно оценивать достоверно, без прикрас. Всё, происходящее в экономике, социальной сфере, политике, необходимо всесторонне анализировать. В пример приведу процесс выстраивания взаимоотношений Тюменской области с автономными округами. Это был самый трудный вопрос, который встал перед тюменскими парламентариями первого созыва. Конституция РФ утверждает, что все субъекты Федерации равны, но одновременно те же равные субъекты — автономные округа — входят в состав области или края. Однако округа считали, что их территории принадлежат только им, как и право на получение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Область, естественно, с этим не соглашалась. Мы пытались найти компромисс. Именно тогда было принято решение о создании Совета трех дум — Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов. Более того, я инициировал заседание всех депутатов трех законодательных органов — области, Ямала, Югры. Это историческое событие состоялось в Ханты-Мансийске, но не привело к желаемому результату. Вопрос решили в Конституционном суде (КС). Я ходил в суд и доказывал, что территория округов — это наша территория. Одновременно с подготовкой к судебным заседаниям самостоятельно, без округов, мы вышли в Госдуму с инициативой принять проект федерального закона об области, крае и входящих в них АО. Законопроект был рассмотрен Государственной думой и Советом Федерации, но президент Борис Ельцин не успел его подписать. Надобность отпала: КС опередил подписание закона. Он подтвердил для округов статус самостоятельного субъекта РФ, то есть имеющего свой бюджет, органы власти, а территория и население округов стали составной частью территории и населения Тюменской области. Тюменская область обрела право на налоги за нефть и газ, а население области — и юга, и северных округов — получило законодательную возможность влиять на свою судьбу через формирование областной власти, выборы губернатора и парламента.

Второй урок — нельзя лениться. Лень сейчас — это чуть ли не национальная особенность российского населения. В первую очередь представителям властных институтов нужно постоянно совершенствоваться, больше читать и учиться. Учиться новым навыкам, новым компетенциям. Иначе они не смогут принимать решения, направленные на перспективу.

 Другой урок — нужно уметь бороться за бюджет территории. От него все зависит — соцсфера, развитие промышленности, поддержка малого бизнеса, сельское хозяйство. Для меня все эти годы задачей номер один была борьба за сохранение и преумножение бюджета. Эта борьба и сейчас продолжается.

 — Вы выступили с предложением о временном запрете на увеличение ставки налога на добычу полезных ископаемых. Известно, что сегодня нефтедобывающая отрасль испытывает серьезные трудности. Это связано и с падением цен на нефть, и с общим состоянием рынка. Два года назад повышение в три раза НДПИ на газ снизило объемы прибыли газодобывающих компаний в регионе. Как на доходах Тюменской области могут сказаться налоговые маневры?

— Общеизвестно, что от нефтяных доходов зависит благосостояние всей страны. А российская власть постоянно проводит налоговые маневры. В 90-х, когда я был председателем Думы, доходы между регионом и федеральным центром делились в пропорции 70 на 30%. Когда правительство РФ возглавил Евгений Примаков, соотношение составило 50 на 50. Сейчас в лучшем случае — 30 на 70%. У нас полностью отняли даже 5% от НДПИ: мы потеряли половину доходной части бюджета Тюменской области. Несколько лет назад государство в три раза подняло НДПИ на газ, что привело к снижению прибыли газодобывающих компаний и соответственно — к сокращению отчислений налога на прибыль в областной бюджет. С этого года в полтора раза увеличен НДПИ на нефть. Вот я и предложил ввести запрет на увеличение ставки налога на добычу полезных ископаемых, применяемой при добыче обезвоженной, обессоленной и стабилизированной нефти до 31 декабря 2018 года. Пока борьба идет с переменным успехом. Почему? Я считаю, что у нас мало единомышленников в депутатском корпусе Госдумы. Благодаря губернатору Владимиру Якушеву и его команде регион наращивает темпы развития, налогооблагаемая база увеличивается, соответственно, должен расти бюджет, а происходит все наоборот. Инвестпроекты реализуются в Тюменской области, но бюджетный эффект от них для региональной казны по сравнению с федеральной — минимален. Эта система нуждается в корректировке.

— Вы говорили, что систему управления нужно менять начиная со школы. Вернемся в то время, когда вы были учителем физики. На ваш взгляд, как сильно изменился с той поры институт среднего образования? Вам, как бывшему педагогу, какие трудности нынешней школы кажутся наиболее существенными?

 — Да, я был учителем. Преподавал сразу в двух школах, а по вечерам — в техникуме.

Сейчас школа в большей степени управляется сверху. Это неправильно. Главный в школе — учитель. От него всегда зависело, кем станут ученики, как они понимают, что такое хорошо, а что такое плохо. Но у школы отобрали воспитательную функцию. В новом законе об образовании о воспитании, нравственности и морали ничего не сказано. Кто воспитывает детей? Ведущие ток-шоу. Мы готовим потребителей, они хотят больше съесть, а не больше знать. Нам не хватает часов по физике, математике, литературе, химии. Когда я работал, в десятых классах физики было пять часов, плюс астрономия и электротехника. Семь часов технических наук. Сейчас два. Можно глубоко познать физику за два часа? Нет! Нам не хватает учителей, таких учителей, которые работали в 60-х годах прошлого столетия, которые пользовались беспрекословным авторитетом. Сейчас всем дозволено порицать педагога и его роль в обществе. Это недопустимо.

 — Остается ли у вас при напряженном графике работы время для близких людей и хобби?

 — Первые двадцать пять лет я работал при советской власти, график был в разы напряженнее, но время для родных всегда было. Я люблю спорт, особенно биатлон. Люблю читать и очень дорожу общением с умными людьми.

 

Комментарии

Материалы по теме

Объединить усилия

Здоровье для миллионов

Приехал на год, останешься навсегда

 

comments powered by Disqus