Продлить, понять и наказать

Банковский форум

Банковский форум

Банковскому сектору сохранили антикризисные послабления в обмен на ужесточение регулирования

Cостояние финансовых рынков, вопросы экономического роста и кредитования среднего и малого бизнеса — таким стал основной набор тем ежегодного банковского форума, прошедшего в Сочи 2 — 4 сентября. Эта проблематика оказалась фоном для сложного диалога между банкирами и надзорными органами о регулировании сектора: и на официальных площадках конференции «Банки России — XXI век», и в кулуарах обсуждалась адекватность нынешней экономической ситуации мер, применяемых Центробанком. Игроки рынка обеспокоены продолжающейся волной отзыва лицензий, сжатием капитала, вызванным девальвацией рубля, ухудшением качества кредитного портфеля, они сетуют, что приходится создавать все новые подушки безопасности в виде накопления резервов, чтобы можно было справиться с уже взятыми на себя рисками.

— Сейчас на финансовом рынке мы имеем крен в сторону усиления регулирования, и этот тренд необратим. Но о его последствиях и нам, и регулятору нужно постоянно думать, — заявил глава Промсвязьбанка Артем Констандян. — Есть также усиление концентрации в банковском секторе. Россия — большая экономика, и в ней должны быть крупные банки. Но и средние и небольшие банки в стране тоже должны быть.

В кулуарах банкиры говорят, что им все чаще приходится оправдываться: в их работе нет злого умысла и криминала, просто ЦБ не закрывает глаза даже на мелкие погрешности. При этом регулятор не всегда стремится вникать в аргументы кредитных организаций, подходит к оценке их деятельности формально.

ЦБ объясняет жесткие меры желанием обеспечить оздоровление всего сектора, в очередной раз давая понять, что очистка системы от «больных» и «слабых» продолжится, отмывание денег и их вывод будут пресекаться. В частности, если банк не выполняет нормативы достаточности капитала, его акционерам рекомендовано уменьшить аппетиты в плане дивидендов.

— Банковское сообщество надеется, что регуляторные послабления, которые временно ввел ЦБ, будут продлены, причем не на один квартал, а по крайней мере до середины следующего года, — отстаивал интересы сектора накануне форума президент Ассоциации региональных банков России (АРБР) Анатолий Аксаков. — Это время необходимо, чтобы оценить ситуацию на мировом рынке и скорректировать стратегию. Прежде всего речь идет о требованиях, оказывающих влияние на определение норматива достаточности капитала. Я уже не говорю про то, что Банк России мог бы и снизить требования по данному нормативу. Вторая важная мера, которой ЦБ мог бы поддержать сектор, — перенос реализации некоторых требований Базеля III. Часть новых обязательств Россия должна принять с 1 октября этого года, часть — с 1 января 2016 года. Но в текущей ситуации это ужесточение окажет сильное давление на капитал банков, соответственно будет тормозить возможности кредитования экономики.

Удалось ли регулятору и участникам рынка договориться о том, по каким правилам должен развиваться банковский сектор?

Базель материален

На форуме регулятор сделал несколько важных заявлений. Во-первых, послабления будут действовать до 1 января 2016 года. «Мы приняли решение о продлении возможности применять льготный валютный курс при расчете обязательных нормативов, — подчеркнул зампред ЦБ Михаил Сухов. — Банковский сектор вполне устойчив, чтобы работать и без этих льгот, но они будут влиять на установление лимитов для наших крупнейших заемщиков».

В конце 2014 года ЦБ разрешил банкам при расчете нормативов использовать валютный курс на 1 октября 2014 года (39,38 рубля за доллар) и временно не признавать отрицательную переоценку по ценным бумагам. Эти меры должны были действовать до 1 июля 2015 года, чтобы помочь банкам справиться с девальвацией рубля и ростом процентных ставок вслед за ключевой (см. «Все ради снижения инфляции», с. 12). Но уже в мае регулятор продлил все антикризисные меры, кроме моратория на отрицательную переоценку портфеля ценных бумаг, до 1 октября 2015 года. Зафиксированный курс доллара тогда поднялся до 45 рублей. В конце августа глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила о готовности продолжать антикризисную поддержку банков: «Часть мер мы свернули, часть собирались сворачивать с 1 октября. Но сейчас, с учетом того, как будет развиваться ситуация, мы готовы с некоторыми модификациями эти меры продлить».

— Курс изменится, ЦБ сформирует его, исходя из данных отчетности на 1 сентября, ориентироваться будем на среднее значение между цифрой на 1 сентября и прежним курсом, — предупредил Михаил Сухов. — Доллар будет в середине интервала 50 — 60 рублей.

Будут продлены послабления по резервам в отношении реструктурированных ссуд. Банки смогут не начислять резервы по ним из-за ухудшения финансового состояния заемщика. В условиях роста убыточности банковской системы, а значит, сокращения возможностей у участников рынка формировать адекватные резервы, это крайне актуально. По словам Михаила Сухова, ситуация в последние месяцы складывается так, что показатель резервов догоняет просроченную задолженность при нулевом финансовом результате, и это при определенных условиях может создать напряжение во взаимоотношениях банков и заемщиков.

Во-вторых, регулятор отложил введение нескольких нормативов. Например, перенес на 1 января 2016 года срок обязательного расчета системно значимыми банками норматива краткосрочной ликвидности (LCR) по Базелю III. Ранее предполагалось, что ЦБ обяжет десять системно значимых кредитных организаций (в их числе Сбербанк, Газпромбанк, ВТБ, Росбанк, Райффайзенбанк и т.д.) рассчитывать LCR с 1 октября. Норматив LCR регулируется путем изменения структуры ликвидных позиций банков, поэтому величину показателя кредитные организации могут менять сами, причем без привлечения кредитных линий ЦБ. Уже после форума, 7 сентября, ЦБ принял решение установить с 1 января 2016 года минимально допустимое значение норматива краткосрочной ликвидности LCR на уровне 70% с постепенным повышением этого значения до 100%.

Еще одной уступкой со стороны регулятора стала отсрочка по введению норматива Н25, ограничивающего кредитование связанных с банками структур планкой в 20% капитала. «Мы видим существенный прог­ресс в части освобождения от банков, которые концентрировали бизнес на нерентабельных собственниках. Для банков же, которые кредитуют реальный бизнес, дополнительное ужесточение условий в период экономического кризиса может вызвать определенные вопросы», — сказал зампред ЦБ.

Банкиры настойчиво призывали задуматься и о целесообразности введения норм Базеля III (с 1 января 2016 года в рамках международного стандарта будут ужесточены требования к качеству капитала банков, см. ниже «Капитальный запас»).

— Замысел присоединиться к Базелю III состоял в числе прочего в том, чтобы сделать российскую банковскую систему привлекательной для западных инвестиций, — поддержал участников рынка Анатолий Аксаков. — Но сегодня иностранные инвесторы не глядят в нашу сторону. В ситуации санкций надо отложить сроки реализации Базеля, чтобы банки могли активно кредитовать экономику.

— Чтобы нас понимали партнеры, надо жить по общепринятым правилам, — выступил в защиту Базеля Михаил Сухов. — Любая система правил в тех или иных моментах не будет поддерживаться теми или иными игроками. Так и в отношении положений Базеля III: на Западе и в разных юрисдикциях по-разному относятся к его аспектам. Но есть общепринятые правила. Текущая ситуация, связанная с понижением рейтингов ведущих российских банков и санкциями, не должна служить поводом для того, чтобы отказываться от базельских норм. Система профоценки качества состояния регулирования нам важна как внешний элемент доверия и отношения к нашим банковским институтам всех размеров. Но главный смысл Базеля III заключается в том, что эти нормы не позволят банкам увлечься операциями с производными инструментами. Весь мир поскользнулся на банановой шкурке там, где мы еще не поскользнулись — по вопросам масштабов внебалансового бизнеса банков, так называемого финансового левериджа. Все наши банки гораздо компактнее смотрятся по этому показателю. У нас нет безумно сложных финансовых продуктов. Именно поэтому мы проходим финансовую турбулентность без массовых потерь банками возможных производных инструментов. Базель III абсолютно материален и полезен.

Сознательные камикадзе и happy-пенсионеры

ЦБ с начала 2015 года отстранил от исполнения обязанностей топ-менеджмент 65 банков, у 55 из них отозвал лицензии. 37 лишились лицензий за проведение сомнительных операций. По словам Михаила Сухова, это банки-камикадзе, которые сознательно занимаются транзитными операциями и предоставлением непрозрачных услуг. С начала июля регулятор начал проводить финансовое оздоровление восьми банков, в которых хранились сбережения россиян на сумму более 170 млрд рублей. Сейчас ежедневно отчетность в ЦБ предоставляют 149 банков, из них в 68 действуют ограничения.

Этой осенью ЦБ выступит с законодательными инициативами, направленными на усиление ответственности топ-менеджеров банков. «В этом году мы уже отстранили от управления кредитными организациями 12 акционеров действующих банков по итогам их действий в других банках,— сообщил представитель регулятора.— По 82 нашим заявлениям за последние два года в правоохранительных органах возбуждено 43 уголовных дела, в том числе четыре — по факту фальсификации банковской отчетности».

— Бывает так, что банк был уличен в сом­нительных операциях, и его тут же хотят продать новым владельцам. Мол, новые владельцы хорошие и все исправят, — рассказал Михаил Сухов. — Мы не считаем, что лица, которые довели банк до безобразного состояния и не прекратили сомнительные операции, могут еще дополнительно заработать на продаже банка новому владельцу. Можно рассчитывать на конструктивное отношение, только когда банк полностью исправил положение дел, ответил на все вопросы, которые поставил ЦБ. А если речь идет о том, чтобы передать плохо работающий организм из одних рук в другие, то подобные сделки не будут сдерживать нас в реализации весьма жестких надзорных действий. Важно, чтобы негативная оценка деловой репутации банкиров влекла невозможность их работы в банках в дальнейшем. Сейчас в черной базе данных свыше 4 тыс. человек. К числу таких лиц относятся все члены совета директоров банков, у которых отзываются лицензии. В настоящее время, если банк не признан банкротом или его капитал не списан до рубля, эти меры в отношении членов советов директоров не применяются. Мы считаем, их надо применять сразу. К ответственным лицам также можно причислить руководителя службы внутреннего контроля, руководителя службы внутреннего аудита, которые не могут не участвовать в фальсификации банковской отчетности.

— Фактор отзыва лицензий не приводит к оттоку денег из банковского сектора, — подчеркивают в ЦБ. — Более 50% средств из банков, лишившихся лицензий, оседает в других банках, эти вклады не уходят из системы. Банки научились работать с вкладчиками, не допуская панического вывода средств даже во времена экономической турбулентности.

В результате ЦБ пересмотрел прогноз по приросту вкладов населения в 2015 году, увеличив его с 8 до 15% (по итогам полугодия рост уже составил 11%). Он ждет притока вкладов примерно в полтора раза большего, чем в 2014 году (тогда вклады населения номинально выросли на 9,4%, но исключительно за счет переоценки валютных вкладов). По данным регулятора, в третьей декаде августа средняя максимальная процентная ставка, рассчитанная на основе показателей десяти крупнейших банков по объему вкладов физлиц, составила 10,46%, снизившись с начала 2015 года на 4,86 п.п. Привлекать вклады по существенно более высоким ставкам банкиры сейчас не рискуют, не желая платить повышенные взносы в фонд страхования вкладов. Норма вступила в силу 1 июля: при превышении базового уровня доходности по вкладам (среднее из максимальных ставок банков, привлекающих две трети средств населения, рассчитывается по валюте и рублям для разных сроков) на 2 — 3 п.п. надбавка составит 20%, более чем на 3 п.п.— 150% к базовой ставке 0,1% от среднего объема средств населения за квартал.

— За июль только 26 банков попали в обе категории уплаты повышенных страховых взносов, из них 12 банков будут платить повышенную дополнительную ставку. И это небольшие банки, — пояснил Михаил Сухов. — Фактор агрессивной кредитной политики за счет предложения завышенных процентных ставок локализован. В этих условиях нет необходимости реализовывать иные законодательные предложения, включая введение франшизы, ограничение количества вкладчиков.

Средств у банков достаточно. Текущая проблема - их размещение

При этом ЦБ намерен ограничить приток денег НПФ в банковский сектор. Как известно, в августе ЦБ отозвал лицензии сразу у пяти НПФ, которые входили в группу, подконтрольную владельцу банка «Российский кредит» (по итогам первого полугодия 2015 года занимал 46-е место по размеру активов в ренкинге «Интерфакс-100») Анатолию Мотылеву. ЦБ оценивал сумму, подлежащую перечислению по пяти фондам, более чем в 30 млрд рублей, а количество клиентов — в 863 тыс. человек. У Следственного комитета РФ, который начал проверку финансовой деятельности «Российского кредита», есть основания полагать, что средства будущих пенсионеров были переведены в маловыгодные и неликвидные активы.

— Сейчас до 60% активов пенсионных фондов размещены в банках. Но зачем нам столько посредников, — задавался вопросом на форуме первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов. — НПФ является посредником, банк является посредником — значит, будет высокая стоимость денег для конечного потребителя. Поэтому регулятор будет постепенно выдавливать НПФ из банковского сектора и стимулировать их к инвестированию средств в ценные бумаги вместо предоставления их банкам. У нас самые жесткие критерии по инвестированию средств НПФ. ЦБ обеспечивает наличие в НПФ правильного процесса управления активами. Если процесс построен правильно, то пенсионеры будут happy, и экономика будет happy.

Поддержка для малого

Отдельной темой на форуме стала активизация работы банков по кредитованию реального сектора страны.

— Для этого Банк России должен активно взаимодействовать с институтами развития, выделять кредиты по льготной ставке на инфраструктурные и импортозамещающие проекты, которые могут стать локомотивами роста экономики, — считает Анатолий Аксаков. — Спрос на инвестиции есть. Например, в Фонд развития промышленности, имеющий капитал 20 млрд рублей, поступило заявок более чем на 300 млрд рублей. Но пока я не слышал, чтобы этот фонд сбирались пополнять после того, как он будет вычерпан. Государство также должно поддержать ресурсами региональные банки, которые ориентированы на кредитование малого и среднего бизнеса.

— Недостаток оборотных средств — одна из важнейших проблем для российских предприятий, — подтверждает исполнительный вице-президент РСПП Александр Мурычев. — Ресурсы пополняются за счет кредитов. И если крупным компаниям эти средства предоставляют, то сотни тысяч небольших предприятий в России не чувствуют каких-либо позитивных изменений в сфере кредитования. Главный инструмент поддержки малого предпринимательства — это малый банк, который адекватен этому малому бизнесу. Банкам в регионах очень сложно работать в ситуации, когда бо?льшая доля господдержки в кризис достается госбанкам.

По мнению заместителя председателя правления банка «Нейва» Константина Лёвушкина, рынок будет консолидироваться, количество банков — уменьшаться:

— В то же время мы видим в этой ситуации возможность для развития здоровых региональных банков. Уже сейчас клиенты, не по своей воле попадая на обслуживание в крупный федеральный банк, сталкиваются с кучей неудобств — сервис хуже, тарифы выше, продукты негибкие, решения по кредитованию принимаются долго. Региональные клиенты, малый и средний бизнес, физические лица так работать не привыкли.

По оценке АРБР, поддержкой малому и среднему бизнесу было бы увеличение сроков рефинансирования до трех лет, щадящий подход в оценке риска при расчете показателя достаточности капитала.
 
— Жесткая нормативная база по оценке финансового положения заемщиков, «реальности» их деятельности и прочему при одновременном отсутствии единых баз данных по отчетности предприятий существенно осложняет работу с реальным сектором, — убежден Константин Лёвушкин. — Смягчения правил оценки ожидать не стоит. Нужно предоставить банкам доступ к существующим базам органов госрегулирования для получения оперативной и достоверной информации по своим клиентам. Реальный сектор сейчас как никогда нуждается в длинных (более двух-трех лет) и дешевых ресурсах, но банки в силу определенных обстоятельств не могут им этого предложить. Нужно со стороны государства субсидировать процентные ставки предприятиям и обеспечить банки длинным финансированием под эти проекты.

— У банков нет проблем с реальным сектором — проблемы есть у реального сектора, — считает заместитель председателя правления банка «Кольцо Урала» Константин Богатырев. — Количество источников формирования пассивов у банков уменьшилось (сегодня это ЦБ, юрлица и вклады физлиц), однако банки не испытывают недостатка ликвидности. Клиенты не изымают деньги из банковской системы, не берут кредиты, так как у них нет идей. Поэтому главная задача — улучшить настроение реального сектора, создать условия, чтобы предприниматель принял решение прийти в банк. Уменьшилось количество кредитов, связанных с развитием бизнеса, под новые проекты и новые объемы. Главная цель — поддержание бизнеса и плановых объемов, плановые реконструкции и ремонты, замены оборудования. Пока мы находимся в периоде, когда инвестиционные настроения ухудшаются, и ранее созданные бизнес-модели потенциальных инвесторов испытывают трудности, потому что были адаптированы под другую экономику. Очевидно, что государство подсказывает направления, в которых бизнес сможет развиваться — речь об импортозамещении, например. Однако это правильное направление будет воспринято после решения насущных проблем и переосмысления моделей работы.

— Перспективы банковского рынка синонимичны остальному рынку, — подводит итог дискуссии Константин Богатырев. — Самые сильные и сообразительные будут чувствовать себя лучше, чем остальные, самые слабые будут с рынка уходить. Если у конкретного банка не будет новых идей — в ближайшем будущем он «сожрет» сам себя, сойдет на нет, так как докризисная модель перестала работать. Это касается всех без исключения участников рынка: просто те, кто получил поддержку, столкнутся с такими проб­лемами позже других.

Все ради снижения инфляции

16 декабря 2014 года Совет директоров Банка России повысил ключевую ставку с 10,5 до 17% годовых: решение было обусловлено необходимостью ограничить инфляционные риски. Через несколько месяцев, 13 марта, ключевая ставка была снижена до 14%. Как отметила глава ЦБ Эльвира Набиуллина, цель этого шага — сокращение инфляции до 4% в 2017 году и удержание ее вблизи этого уровня. 15 июня ЦБ снизил ключевую ставку на рынке до 11,5%. 3 августа ключевая ставка установлена на уровне 11% в соответствии с решением, принятым Советом директоров.  

 

Капитальный запас

Банк России в рамках перехода к международному банковскому стандарту Базель III намерен ужесточить требования к качеству капитала банков с 1 января 2016 года, чтобы исключить из базы расчета «фиктивный» капитал. Такое предложение содержится в проекте указания регулятора, разработанном «в целях противодействия различного рода схемам, используемым банками для искусственного увеличения собственных средств, и направленном на недопущение включения в расчет собственных средств кредитных организаций источников т.н. “фиктивного” капитала», — говорится в пояснительной записке к документу. Так, Банк России намерен установить принцип документального подтверждения источников происхождения капитала, обязать банки включать в капитал доходы лишь после факта их поступления, детализировать понятие «косвенные вложения» кредитной организации в источники собственных средств.   

 

С января 2014 года Банк России отозвал свыше 140 лицензий. Основными причинами применения крайней меры были нарушения банковского законодательства, проведение сомнительных операций, накопившиеся финансовые проблемы и сокрытие реального финансового положения путем предоставления недостоверной отчетности.

Согласно данным ЦБ на 1 августа 2015 года, в России действовало 783 кредитных организаций, в том числе 56 НКО.    

 

Комментарии

Материалы по теме

Здесь играем, а здесь не играем

Эффект цифры

Инфляция в 2015 году составит 5,5% — прогноз Минэкономразвития

Правительство России сверстало бюджет на 2015 — 2017 годы

Инфляция будет 10%

 

comments powered by Disqus