Скидок не будет

Скидок не будет

Банкам придется доживать год в условиях дефицита ликвидности, недостатка капитала, роста просрочки и ужесточения требований регулятора

Накануне банковского XII форума в Сочи Ассоциация региональных банков России провела опрос представителей профессионального сообщества. Тема — актуальные вызовы и риски в банковской индустрии. Как выяснилось, больше всего банкиров сегодня беспокоит ухудшение качества обслуживания кредитов, недостаток ликвидности в системе и снижение достаточности капитала. Поиск решений для снятия этих рисков и стал основой содержательной части дискуссии.

Знать о клиенте все

Статистика в отношении качества обслуживания кредитов действительно настораживает.

За семь месяцев этого года рост просроченной задолженности в корпоративном сегменте составил 7,4% против 4,1% за тот же период предыдущего, в сегменте кредитования населения — 33,5% против 25,9% соответственно. У юридических лиц проблемы с обслуживанием долга возникают, очевидно, из-за общей нестабильности в экономике, снижения выручки компаний. В рознице дает о себе знать падение динамики доходов населения. Безусловно, на рост просрочки влияет и курсовая политика ЦБ. Повышение учетной ставки приводит к удорожанию денег в экономике, заемщики, особенно с высоким уровнем долговой нагрузки, вынуждены рефинансировать долги по более высокой стоимости, что сказывается на их способности гасить кредиты.

Однако есть и субъективные факторы, о которых все чаще говорят сами банкиры. Например, отсутствие достоверной информации о розничных клиентах. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны. Так, с 1 января 2015 года вступает в силу обязанность банков передавать информативную часть кредитных историй своих клиентов в бюро кредитных историй для того, чтобы ею могли пользоваться другие банки. Для передачи этой информации согласие заемщика не требуется. Раздел содержит сведения обо всех обращениях заемщика в банки по вопросу получения
ссуды с обязательным указанием последствий, здесь же представлены сведения о просрочке свыше шести месяцев.

Банкиры предлагают пойти дальше — предоставить им возможность получать информацию о клиентах из налоговых органов и ПФР. Председатель правления банка «Открытие» Евгений Данкевич проблему формулирует так:

— Сейчас качество кредитного портфеля — худшее со времен кризиса 2008 года. С одной стороны, мы видим закредитованность — люди просто не могут платить по кредитам; с другой — откровенное мошенничество. Проблема в том, что у нас нет возможности проверить и оценить реальное состояние заемщика. Справка НДФЛ-2 не способна дать достоверную информацию, бизнес по их продаже налажен хорошо. Мы считаем, что у банков должна быть возможность получать данные о заемщике из государственных органов, — налоговой инспекции, пенсионного фонда. Проблема ведь не только в рисках банка. За тех, кто не может платить, и тех, кто сознательно не хочет этого делать, платит добросовестный клиент, в ставку которого закладывается этот риск. По моим оценкам, цена кредита возрастает в результате как минимум на 2 п.п.

Открытие доступа к базам данных ПФР и ФНС давно обсуждается в банковском сообществе. В Государственной думе создана рабочая группа, готов соответствующий законопроект. Один из его сторонников, председатель комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлев считает, что модель может заработать уже в марте 2015 года. Однако, судя по реакции ЦБ, регулятор не склонен форсировать события. «Для этого нужно изменить законодательство, а затем потребуется достаточно серьезная технологическая доработка такого продукта», — заявил заместитель председателя Банка России Владимир Чистюхин.

ЦБ зальет

Вторая проблема, которую банковское сообщество обозначает как одну из ключевых, — недостаток ликвидности. Мало того, что растет структурный дефицит, связанный с неравномерным графиком исполнения обязательств в течение года со стороны Минфина, появляются и новые факторы. «Это кризис доверия в банковской системе, вызванный в том числе активным отзывом лицензий со стороны ЦБ. В конце 2013 года с рынка ушло 30 банков, за первую половину этого года — примерно столько же. Мы видим, что почти полгода по этой же причине уменьшался приток средств населения в банковскую систему. Еще один фактор — отток капитала, он составил почти 75 млрд долларов. Как правило, на эти события сильно реагирует рынок МБК. Наконец, это ухудшение условий фондирования на внешних рынках», — перечисляет причины снижения ликвидности президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.

Единственный вариант решения проблемы сегодня — вливание средств в систему со стороны Центрального банка. И это нормальная практика, считает Анатолий Аксаков: «В Японии активы ЦБ в отношении ВВП с 2007 года выросли с 22% до 39%, Европейский Центральный банк увеличил активы с 13% до 29%, Англия — с 8% до 26%. То есть мы здесь не пионеры. Бояться активности Центрального банка, на наш взгляд, не стоит».

ЦБ расширяет спектр инструментов повышения ликвидности. В частности банкиры считают эффективным предоставление ресурсов под залог нерыночных активов — векселей, прав требований по кредитным договорам и поручительств других банков. По словам первого зампреда ЦБ Ксении Юдаевой, задолженность банков по кредитам выросла с начала года в два раза до 2,7 трлн рублей, в то время как потребность в операциях РЕПО (под залог ценных бумаг) сократилась на 20% до 2,1 трлн рублей. Сейчас разрабатывается модель рефинансирования банков под длинные инвестиционные кредиты сроком до трех лет, которые могут быть выданы по ставке 7% годовых.

Другое дело, что такие ресурсы не всегда приходят в экономику. Это хорошо показал 2009 год: часть средств оказалась на валютном рынке. «Поэтому у регулятора должны быть инструменты контроля ситуации», — считает Анатолий Аксаков.

В поисках капитала

Наконец, капитализация. За семь месяцев этого года совокупный капитал банков вырос только на 4,3% по сравнению с 7,4% за тот же период прошлого. Понятно, что в этих цифрах — капитал банков, ушедших с рынка, что, конечно, влияет на совокупные показатели. Однако довлеют и другие факторы. Прежде всего недостаток прибыли, которая сегодня является одним из основных источников пополнения капитала. В условиях сжатия кредитования и стагнации фондовых рынков возможностей для зарабатывания становится существенно меньше. Банковское сообщество считает, что государство может создать стимулы для прихода новых инвесторов, например, через снижение налога на прибыль в той части, которая идет в капитал.

Безусловно, нужно продолжать искать инструменты высвобождения капитала, например активнее использовать секьюритизацию активов. Пока банки в основном секьюритизируют ипотеку как наиболее качественный продукт. На днях МСП Банк (дочерняя структура ВЭБ) заявил о запуске программы секьюритизации кредитов малого и среднего бизнеса для банков-партнеров, две сделки на 5 млрд рублей уже в стадии разработки. Однако в банковском сообществе отношение к этой модели неоднозначное. Руководитель дирекции финансирования и обслуживания корпоративных клиентов Райффайзенбанка Оксана Панченко, например, считает, что высвобождение капитала в связи с высокой оценкой риска такого портфеля будет минимальным: «Секьюритизация работает, когда она проводится под портфель однородных ссуд, причем высокого качества, на российском рынке это автокредиты и ипотека. Кредиты малому и среднему бизнесу при всей технологичности процедуры качественно разнятся».

Для ряда крупных банков проблематичен оказался переход банковской системы России на принципы соглашения Базель III. В 2009 году 19 крупнейших банков (сегодня на их долю приходится 70% активов банковской системы) получили от государства субординированные кредиты на нивелирование последствий кризиса на срок десять лет, и эти средства общим объемом 1 трлн рублей были учтены в капитале. Однако положения Базеля III позволяют брать в расчет основного капитала кредиты только с ограниченным сроком действия и с 50-процентным дисконтом. В результате система лишается 500 млрд рублей, что снижает кредитную активность крупнейших банков. Тем более что с 1 января 2015 года норматив достаточности капитала увеличивается с 5,5% до 6%. Для выхода из этой ситуации банкам предложили конвертировать субординированные займы в привилегированные акции, приняты соответствующие изменения в законодательство. Анатолий Аксаков меру одобряет: «Если крупные банки получают дополнительный капитал, они больше будут кредитовать, в том числе инвестиционные проекты, а по принципу мультипликатора это распространится на региональные банки».

Однако эта модель устраивает далеко не всех игроков: конвертация субординированных кредитов в привилегированные акции означает, что государство входит в капитал банков. Частные банки этого не хотят.

— Представляется правильным, чтобы регулятор в текущей ситуации, а она за год изменилась с учетом внешних факторов, делал бы возможные корректировки с точки зрения регулирования, — высказывает пожелания заместитель председателя правления Альфа-банка Владимир Сенин.

Призывы чуть притормозить переход на нормативы Базеля III в ходе форума звучали регулярно. Анатолий Аксаков тоже считает, что при всей верности курса на ужесточение регулирования Центральный банк мог бы пойти на некоторые послабления. «Например, снизить показатель достаточности капитала, который сейчас составляет 10%. Если мы вводим европейские правила, давайте определим показатель достаточности, который действует в Европе, — 8%. Это позволит банкам более активно заниматься финансированием бизнес-проектов».

Однако один из главных ньюсмейкеров форума зампред ЦБ Михаил Сухов ответил категоричным отказом. Послаблений не будет, более того, банкиры могут готовиться к ужесточению контроля:

— Мы должны поддерживать доверие к банковскому сектору путем сохранения наших намерений внедрять новые стандарты регулирования. Мы не понимаем, зачем нам нужно прерываться в этом процессе. Нашим банкам должны доверять инвесторы разных категорий, поэтому я не вижу оснований для изменения сроков ранее объявленных процедур по переходу на Базель III. Кроме того, мы считаем неправильным ставить вопрос о стимулирующей роли банковского регулирования в экономике, даже если речь идет о таких важных вещах, как импортозамещение или освоение отдельных регионов. Риски даже в таких проектах должны оцениваться исключительно с точки зрения норм международных стандартов регулирования.

ЦБ предупреждает

В этой связи важно обозначить новые векторы регулирования, которые сформулировал на форуме Михаил Сухов. Первый — обеспечение устойчивости банков, работающих с вкладами населения. Для этого регулятор продолжит практику контроля за ставками вкладов на основе максимальной процентной ставки, рассчитанной по крупнейшим банкам. По статистике, которую ЦБ впервые получил в июле этого года, 297 банков привлекали вклады населения на 150 п.п. выше этой планки, у 147 банков она превышала 200 пунктов. Уже осенью необходимо принимать законодательные решения, которые позволят найти механизм влияния на эту ситуацию, заявил зампред ЦБ. Кроме того, в недрах Центробанка разрабатывается идея дифференцированной ставки отчислений в фонд страхования вкладов в зависимости от уровня ставок по вкладам:

— Может, кто-то вернет свои вклады под 16% годовых, но не все. Система медицинского страхования не охватывает ведь получение услуг разного рода шарлатанов и нестандартных методов медицины, хотя они, может, кому-то помогают, — провел параллель Михаил Сухов. — Государство должно выразить свое отношение к этой проблеме. Мы считаем, что население должно исходить из того, что вклад — это консервативный, а не высокорискованный способ размещения денежных средств. Второй инструмент поддержки устойчивости системы — постоянный контроль за состоянием разных групп банков. Топ-19 будут находиться в фокусе особого внимания, в частности их обяжут представлять в ЦБ планы действий на случай непредвиденной ситуации.

В отношении мелких банков (с капиталом менее 300 млн рублей, сейчас таких 126) контроль будет иной: «Мы будем внимательно анализировать качество капитала этих банков, следить, какие операции они проводят, — предупредил зампред. — Мы будем последовательны в получении своевременной актуальной информации о финансовом состоянии всех групп банков. Сейчас 178 банков отчитываются перед нами в ежедневном режиме, в 59 банках работают уполномоченные представители. С 1 января 2014 года 70 банков работало под ограничениями и запретами Центрального банка на увеличение вкладов населения. С начала этого года у 23 банков отозваны лицензии на осуществление банковских операций, но 27 банков решили свои проблемы самостоятельно силами менеджеров и акционеров. Они приняли надлежащие меры для улучшения своего финансового состояния и продолжают работать в обычном режиме.

И последнее — «сомнительные» операции, борьбу с которыми ЦБ начал год назад.

Михаил Сухов:
— Объем операций по выводу денежных средств за рубеж снизился с 5,8 млрд долларов за третий квартал прошлого года до 1,6 млрд долларов во втором квартале этого. Налицо положительная тенденция и реальное очищение банковского сектора от операций, не нужных ни банкам, ни государству. Мы готовы к дальнейшим шагам. Банки имели достаточно времени, чтобы привести в порядок свою систему внутреннего контроля, они должны хорошо знать состав операций, которые Центральный банк расценивает как сомнительные. Мы считаем, что банки должны соблюдать определенные законом обязанности без напоминания. Поэтому мы сформировали систему индикаторов, которая позволяет нам выявлять сомнительные операции не только по ежеквартальной отчетности, но и на оперативной основе. Если мы увидим, что в течение квартала банк резко, например на сотни миллионов долларов, наращивает операции, которые мы считаем сомнительными, мы не станем ждать окончания квартала, а примем соответствующие меры сразу. Если у банка нет желания работать добросовестно, то у нас нет возможности видеть подобного рода организации в составе нашего банковского сектора.
Я думаю, изменения внешнеэкономического и геополитического фактора дают нам дополнительные основания требовать от банков добросовестности.

Дополнительные материалы:

Найти баланс

То, что банковская система должна обеспечить экономический рост, — иллюзия. Следует задействовать все финансовые секторы, и перед каждым из них — своя задача, считает заместитель председателя Банка России Владимир Чистюхин

Год назад, 1 сентября 2013 года, Банк России получил функции регулятора всех финансовых рынков. На банковском форуме заместитель председателя Банка России Владимир Чистюхин представил концепцию основных направлений развития финансовых рынков на 2015 — 2017 годы.

— Первая задача — повышение доступности финансовых услуг. Сейчас микрофинансовые организации, кредитные потребительские кооперативы, ломбарды попали под действие закона «О потребительском кредитовании»: они, как и банки, должны раскрывать всю информацию перед клиентом, в ближайшее время вступят в силу нормы о создании резервов. Этот сектор выполняет две важные функции: оказывает финансовые услуги там, куда не могут или не хотят дойти банки, и берет на себя риск кредитования начинающих предпринимателей. И мы отчетливо понимаем, что его регулирование не должно быть аналогично банковскому. Задача регулятора — найти баланс между устойчивостью этих организаций и административным давлением на них.

Следующий вопрос — финансовая грамотность и защита потребителя. Мы намерены создать для этого единый информационный ресурс, где в электронном формате будут рассматриваться жалобы на банки, страховые компании и кооперативы. В идеале это создание call-центра по рассмотрению жалоб потребителей. Об этом проекте можно говорить в среднесрочной перспективе.

Третий аспект — стандартизация и расширение спектра финансовых инструментов. Пришло время для серьезной дискуссии относительно роли и места тех или иных институтов на финансовом рынке. Когда мы говорим, что банки — это центры финансовой системы, мы говорим правильно, потому что сегодня именно эти институты лидируют на финансовом рынке. Но примерно половина банков — это одновременно профессиональные участники рынка ценных бумаг. Выживаемость банковского бизнеса строится на том, что это некий конгломерат по оказанию финансовых услуг, и каждый сектор должен выполнять свою функцию. Банки и микрофинансовые организации должны обеспечивать кратко- и среднесрочное кредитование экономики, пенсионные фонды и страховые компании — предоставлять длинные деньги. То, что именно банковская система должна обеспечить экономический рост, — иллюзия. У банков задачи другие.

Мы предполагаем, что придется совершенствовать механизмы надзорной деятельности. Нам представляется принципиально важным урегулировать вопрос о несостоятельности микрофинансовых организаций, страховых компаний, пенсионных фондов. Для этого нужно решить законодательные вопросы, и это очень непростая задача. Но иначе крайне затруднительно говорить о нормальном надзоре.

Комментарии
 

comments powered by Disqus