Вам отказано

Рейтинг банков Урало-Западносибирского региона по итогам первого полугодия 2015 года

Рейтинг банков Урало-Западносибирского региона по итогам первого полугодия 2015 года

Очередной, но самый серьезный банковский кризис показал — у многих российских банков отсутствует система стратегического управления рисками. Финансовые учреждения, сумевшие ее выстроить, получат существенное преимущество перед конкурентами

Российская экономика пока не демонстрирует положительных тенденций, указывающих на начало выхода из кризиса. Напротив, преобладают негативные ожидания. Когда говорят о влиянии банковского и реального секторов, речь о стимулировании последнего первым уже не идет. Похоже, сегодняшняя задача ЦБ — сохранить банковскую систему, не вбухав в нее астрономических денег. Главный вопрос, который волнует большинство клиентов: какой банк лишится лицензии следующим, не мой ли? Санация за счет бюджета вместо неизбежного банкротства крупных банков направлена именно на недопущение паники.

Чистка банковской системы традиционно происходит во время кризисов, но, похоже, что кроме сокращения количества банков, качественных улучшений она не дает. Слово «пылесос» прочно вошло в оборот, и у ЦБ нет действенных инструментов для борьбы с этим явлением. Подчас имеет место даже провоцирование регулятора на отзыв лицензии, посредством которого банк хочет оправдаться перед клиентами, хотя он сам по факту шел к неизбежному краху. Но лихорадит и те банки, которые не собираются последней платежкой отправить оставшиеся деньги на Каймановы острова.

Кто рисковал…

Годы стабильного подъема экономики и банковского сектора с ней привели к тому, что банки были нацелены на рост любой ценой. Рост кредитного портфеля — это рост доходов и прибыли, рост бонусов менеджеров всех уровней. А убытки — это убытки банка, менеджер рискует только зарплатой за последний месяц, максимум — годовым бонусом. Отчасти по этой причине в последнее время увеличилась ротация персонала во всех банках. Риск-менеджмент на стратегическом уровне — задача собственника. Проанализировав данные по уральским банкам, лишившимся лицензий за последние два года, можно сделать вывод: банки с непрозрачной структурой собственности лишались лицензии в два раза чаще, чем «дочки» крупных компаний (один из них — Банк24.ру, который не был объявлен банкротом) или банки, управляемые владельцами (всего один случай — Ураллига из Челябинска). 

Если раньше банки были нацелены на рост, ставили задачи увеличения кредитного портфеля, пассивов, привлечения новых клиентов, расширения доли рынка, то теперь на первый план выходят риски.

— Банки, которые вели взвешенную политику, грамотно работали с рисками, имеют сейчас отличные возможности для развития бизнеса — конкуренты заняты решением проблем с некачественными активами и нехваткой капитала, и можно за их счет увеличивать долю рынка. Главное в этом процессе — не заиграться и продолжать аккуратно оценивать риски по всем активам с учетом непростого состояния экономики страны, поддерживать запас ликвидности на случай резких изменений экономических реалий. В таком случае у банка есть все шансы извлечь максимальную пользу из ситуации, которая сейчас складывается в банковском секторе, к тому же волатильность на валютном рынке дает возможность увеличить доходность, — говорит председатель правления банка «Нейва» Павел Ефремов.

Заметим, что «Нейва» имеет неплохую рентабельность активов, а комиссионные и доходы от операций с валютой превышают процентные доходы.

— Задача активного роста в условиях неопределенности не стоит, стоит задача повышения устойчивости и качества кредитных портфелей, — отмечает вице-президент, управляющий Уральским филиалом Пром­связьбанка Евгений Павлов. — Другой момент, что банки в кризис вошли в разном состоянии, и, соответственно, различаются в текущих задачах: часть сосредоточена на внутренних проблемах и не склонна заниматься продвижением, имеющие более устойчивые бизнес-модели могут позволить себе осторожное повышение активности.

В условиях ужесточения риск-менедж­мента региональные банки получают преимущество перед москвичами, которые теперь все кредиты оценивают и одобряют в головном банке, при этом используют более жесткие унифицированные методики. В итоге регионалы имеют рост кредитного портфеля на фоне его снижения у крупных банков. В рискованном сегменте кредитов ИП, где даже у Сбербанка уровень просрочки достигает 10%, региональные банки показывают существенно лучший результат — 6%.

— Лет десять назад о кредитовании стали говорить как о продажах, использовать соответствующие инструменты — агрессивный маркетинг, демпинг и прочее. Но кредиты — это прежде всего риски. В итоге те, кто «продавал» кредиты, понесли огромные потери. Если придерживаться методик ЕБРР, то даже на таком рынке, как малый и средний бизнес, можно иметь портфель с приемлемыми рисками, — считает начальник отдела кредитования малого бизнеса МТС-банка Юрий Герасимов.

Все банкиры говорят о необходимости докапитализации банков. Но рентабельность банковского сектора и раньше не делала его привлекательным для инвесторов (докапитализация за счет государства — для немногих избранных). Вложения в банки сейчас — это игра вдолгую, то, чем занимаются крупнейшие участники рынка. Для остальных под докапитализацией надо понимать зарабатывание прибыли. У 48% банков прибыль за год увеличилась, в том числе у 35% уральских, включая таких крупных как УБРиР, Челиндбанк и Челябинвестбанк.

…И рискует…

На протяжении последних двадцати лет банковские рейтинги и ренкинги отражали прежде всего конкурентоспособность банков на фоне друг друга. Что означают цифры в нынешней ситуации?

По всей видимости, прирост корпоративных кредитов не свидетельствует о достаточной ликвидности и не всегда говорит о качестве портфеля. Из 22 банков, лишившихся лицензий в мае — июне 2015 года, половина показывала увеличение кредитного портфеля, а у шести прирост измерялся цифрами от 15% до 155%. Рост корпоративного портфеля может означать что угодно: вывод активов, схемы рисования капитала и правки нормативов или просто кредитование аффилированных с банком структур. Введение в августе временной администрации в уфимском Социнвестбанке позволяет привести его в качестве примера быстрого роста с негативными последствиями (банк увеличил активы за полугодие на 27%, а частные вклады на 45%). 

Активы российских банков в первом полугодии сократились на 4,8% (банки, лишенные лицензий, в расчет не принимались). Рублевые активы (для региональных банков это более актуальный показатель, далее будем использовать его) сократились еще больше — на 6,2%.

Сейчас как никогда верна фраза о средней температуре по больнице: у половины банков активы выросли, у половины — сократились. Из банков первой сотни сокращение у 57%. На общем фоне есть целые группы банков — малые (как московские, так и региональные), средние московские, показавшие суммарный рост активов в целом по группе. Притом что ранее они проигрывали в динамике крупным частным и государственным банкам.

При общем падении рублевого корпоративного портфеля на 3,4%, у малых и средних банков, прежде всего московских, — рост. У уральских (без двух крупнейших УБРиР и СКБ-банка, а также банка «Югра», который мы вообще исключили из рейтинга) — рост почти на 2%. Увеличение портфеля показали 39% банков региона. Все филиалы, предоставившие нам отчетность, продемонстрировали сжатие, даже банки с низким уровнем просроченной задолженности, такие как Сбербанк или Райффайзенбанк. Существенно большее падение показывают кредиты ИП (16,7%), причем у региональных банков оно вдвое меньше (8%). У этих банков и уровень просрочки в два раза ниже, чем у крупных банков, даже Сбербанка. У уральских банков — спад на 13%, а прирост всего у 18% самостоятельных банков. На фоне падения стоит отметить нулевую динамику при низком уровне просрочки у одного из лидеров рынка — Челиндбанка.

Задолженность по потребительским кредитам за первое полугодие сократилась на 6,5%, у розничных банков — на 14%, совсем небольшой спад у Сбербанка. Сегмент кредитных карт просел чуть меньше (на 3,5%), у Сбербанка и других лидеров этого рынка, за исключением розничных банков, отмечается рост задолженности.

Семипроцентный рост расчетных счетов распределился таким образом: 14% у Сбербанка и других госбанков, 1% падения у прочих. У уральских банков, в отличие от других региональных, — положительные 2,4%. Рост зафиксирован у 45% участников рейтинга. Источник увеличения пассивов для банков всех групп — срочные вклады населения, более всего в этом преуспели средние и малые московские банки: у них плюс 30% (при наличии 100-процентного страхования вкладчики ориентируются только на ставку).

…Тот без шампанского

По итогам полугодия 26% банков убыточны (год назад их было 23%), причем в первой сотне их доля увеличилась до 39% (против 18% годом ранее). Львиную долю прибыли съедают резервы: в целом по стране 94% (в первом полугодии 2014-го — 53%). Опережающий рост процентных расходов (88%) по сравнению с процентными доходами (35%) создает предпосылки для убытков у банков с преобладанием дорогих пассивов и/или некачественными активами. 19% банков убыточны еще до создания резервов (16% из топ-100).

Большинство крупных банков, включая УБРиР, заработали на росте курсов иностранных валют. Исключение составляют госбанки, ограниченные в иностранном финансировании и замещающие валютные пассивы рублевыми. Банки вынуждены экономить, что выражается в сокращении расходов на зарплату, заметном прежде всего у крупных розничных (исключение — Сбербанк: плюс 7%). Аналогичная ситуация с расходами на содержание и аренду офисов.

Бум потребительского кредитования вызвал резкое увеличение количества банковских офисов в 2010 — 2013 годах, в первую очередь у розничных банков. Теперь они активно сворачивают сети. В первом полугодии количество точек обслуживания сократилось на 11% (без Сбербанка, Росгосстрахбанка, не считая офисов в Крыму), 27% от этого числа — вследствие отзыва лицензии. Общее количество офисов вернулось к середине 2010 года. Розничные банки закрыли каждую третью точку. В целом по стране 27% банков сократили число офисов, 15% увеличили (хотя бы на единицу). На территории Большого Урала сеть уменьшилась за полугодие на 9%, причем на 1,3% из-за отзыва лицензии. Сбербанк и госбанки сократили точки на 2,7%, розничные банки на 38%, прочие московские на 7,3%, уральские банки на 8%, но если не брать в расчет УБРиР, закрывший только на Урале 47 точек, а всего по стране 182, то сокращение будет 5,2%. Всего по данным на 1 июля 2015 года, на территории десяти субъектов Большого Урала работает 183 банка (год назад их было 205), из них 17 банков увеличили количество офисов, еще 102 оставили без изменений.

Сегодняшние пожелания банкиров регулятору можно свести к следующим пунктам: обеспечить стабильность курса рубля, ключевой ставки, ослабить требования в части резервов и капитала, взвешенно подходить к отзыву лицензий. Вопрос в том, насколько это реально.

— Самое главное, чего ждут и банки, и промышленность, — это обеспечение стабильности. В условиях волатильности бизнес не может планировать какие-либо долгосрочные инвестиционные проекты, а у банков возникают дополнительные риски при их кредитовании, — итожит Павел Ефремов. — Нужно ограничить волатильность курса рубля: лучше один раз догнать его до 80 рублей за доллар и держать там путем управляемых интервенций. Очень аккуратно следует подходить к изменению ключевой ставки — резкие изменения тоже недопустимы, так как могут спровоцировать масштабную панику и паралич экономики. Лучше ее вообще не менять, пусть остается как есть минимум на год, чтобы процентные ставки по пассивам и кредитам были прогнозируемы. Так лучше и для банков, и для их клиентов.         
 

Дополнительные материалы

Рейтинг банков Урало-Западносибирского региона по итогам первого полугодия 2015 года

Комментарии
 

comments powered by Disqus