Последняя капля

Цена на нефть

Цена на нефть

Августовское падение цен на нефть на 20% заставило вновь заговорить о будущем российской нефтедобычи и обнажило старые проблемы отрасли

Cобытия последних двенадцати месяцев вновь показали всей планете, что нефть может быть дешевой. Котировки сырья европейской марки Brent снизились на 63%, примерно теми же темпами падали и цены на марку Urals, добываемую в России. Последний обвал случился 24 августа, когда цена нефти Brent упала до 42,51 доллара за баррель — это минимум с 2009 года. Причины — перепроизводство сырья и нестабильность китайской экономики. При этом крупнейшие производители в мире продолжают наращивать добычу, чтобы защитить свою долю на рынке.

В Центробанке РФ считают, что все происходящее на нефтяном рынке — просто курсовые колебания в процессе установления нового равновесного значения цены нефти. Нефтяной рынок стремится к новой реальности, говорится в докладе, опубликованном на сайте ЦБ: от одного равновесия со средними ценами выше 100 — 110 долларов за баррель он перешел к другому, с ценами на 40 — 50% ниже.

Ситуация с ценами пока не повлияла на общероссийские объемы добычи нефти. По данным ЦДУ ТЭК, несмотря на падение мировых цен на нефть, ее добыча в России продолжает расти: на 1,4% (до 354,514 млн тонн) по итогам января — августа 2015 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Однако, как заявил на прошлой неделе вице-премьер РФ Аркадий Дворкович, при текущих ценах на нефть снижается объем инвестиций в труднодоступные месторождения, в отдельные новые проекты: «Это значит, что объемы добычи не будут увеличиваться, а в случае долгосрочного периода низких цен могут снизиться».

Государство в минусе, нефтяники в плюсе

Как ни парадоксально, самой российской нефтедобывающей отрасли падение котировок пока особого ущерба не нанесло. Аналитики инвестиционных компаний поясняют: Россия ставит новые постсоветские рекорды нефтедобычи благодаря налоговому режиму, ориентированному не на прибыль, а на цену нефти и объем поставок, и поощряющему экспорт сырой нефти.

Как отмечает рейтинговое агентстве Moody’s в отчете от 6 августа, российские нефтяные концерны с начала года чувствуют себя лучше, чем зарубежные конкуренты. Они более прибыльны и эффективны за счет того, что с 1 января 2015 года в России начал действовать так называемый налоговый маневр. По нему, введено трехлетнее поэтапное снижение вывозных таможенных пошлин на нефть (в 1,7 раза) и нефтепродукты (в 1,7 — 5 раз) с одновременным увеличением ставки НДПИ на нефть (в 1,7 раза) и газовый конденсат (в 6,5 раза). Когда цена на нефть марки Brent, на которую ориентируется цена на российский сорт Urals, снизилась в начале года, упали и налоги. Если раньше при стоимости нефти в 100 долларов, 69% составляли экспортные пошлины, то при цене в 60 долларов они были уже на уровне 60%.

Еще один плюс для российских нефтяников — девальвация рубля, которая сократила издержки в пересчете на доллары (около 90% издержек — рублевые) и помогла увеличить денежный поток, так как выручка в основном долларовая. Поскольку все расходы компании несут в рублях, а доходы от экспорта поступают в долларах, то и поток средств стал больше, а оборот в рублях после вычета экспортных пошлин и налогов остался таким же или даже немного подрос, подсчитали в Moody’s.

— У нас прогрессивная шкала налогов. Если цена на рынке 40 долларов, то компания оставляет у себя примерно 20 долларов — все остальное забирает государство. Если цена вдруг достигает 140 долларов за баррель, то нефтяной компании остается примерно 40 долларов, — подтверждает партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин. — Поэтому в первую очередь от снижения нефтяных цен страдают не нефтяные компании, которые еще вполне могут существовать, даже если цены опустятся до 25 долларов, а государство.

Ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев подтверждает: «Цены, просевшие в минимуме до 45 долларов за баррель, безусловно, повлияли на экономику многих стран, в том числе и России. Но они никак не повлияли на наши нефтяные компании. Потому что ставка НДПИ и таможенная пошлина на нефть и нефтепродукты рассчитываются исходя из 40 долларов за мерную бочку».

В целом главными бенефициарами гибкой налоговой системы и девальвации рубля Moody’s называет государственную Роснефть и частный ЛУКойл. Вице-президент ЛУКойла Леонид Федун подтверждает, что действующий налоговый режим устраивает компанию: «Даже при 40 долларах за баррель мы будем иметь плюс 150 млн долларов».

Пока мировые цены не беспокоят российские нефтяные компании. На прошлой неделе глава Роснефти Игорь Сечин заверил, что компания сможет нарастить добычу нефти по итогам 2015 года. Сейчас свои планы Роснефть строит исходя из консервативных прогнозов по цене на нефть на уровне 50 долларов за баррель. Но еще в прошлом году Роснефть проводила тестирование бизнес-плана при 40 долларах за баррель и убедилась, что устойчива при таком уровне цен. Добыча ЛУКойла безубыточна при 25 долларах за баррель, указывал некогда вице-президент этой компании. Финдиректор «Газпром нефти» Алексей Янкевич подчеркивал ранее, что компании комфортно работать при цене на нефть в 50 долларов. По его словам, нельзя дать точную цифру безубыточности, но «это цены ниже 50 долларов за баррель».

Банк России также полагает, что российские нефтяные компании будут финансово устойчивыми даже при цене нефти в 40 долларов за баррель. Таким образом, российская нефтяная отрасль в целом успешно преодолевает ухудшение конъюнктуры.

Ну так работайте

В целом по итогам 2015 года Минэкономразвития РФ ожидает рост добычи на уровне 0,7% (до 530,5 млн тонн). В 2016 году российские нефтяные компании также не собираются снижать общий объем добычи.

Согласно прогнозу Минэнерго, который содержится в последней редакции проекта Энергостратегии-2035 (попала в распоряжение СМИ), состояние нефтяной ресурсной базы позволяет поддерживать текущий уровень добычи и увеличить его при хорошей конъюнктуре. Но в проекте Генеральной схемы развития нефтяной отрасли России до 2035 года, содержание которого на днях опубликовало РБК, говорится, что добыча нефти на действующих разрабатываемых месторождениях может сократиться на 34,5% (до 237 млн тонн в год). Поддержать общероссийские объемы на уровне не ниже 525 млн тонн можно только за счет новых месторождений, в первую очередь с трудноизвлекаемыми ресурсами (ТРИЗ).

— Чтобы и впредь лишь удерживать объем добычи в стране на уровне даже 500 млн тонн, необходимо обеспечивать отдачу до 160 млн тонн нефти в год с новых месторождений, компенсируя снижение добычи на старых, — поясняет председатель совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник. — Следовательно, надо в 2,5 — 3 раза увеличить объем разведочного бурения и минимум на 13% в год — бурения эксплуатационного, причем бурение должно быть современным, высокотехнологичным. Однако суммарные объемы проходки в эксплуатационном и разведочном бурении в 2014 году уменьшились по сравнению с 2013 годом на 6,2%. Ключевым регионом, повлиявшим на снижение объемов буровых работ, в 2014 году стала Западная Сибирь, где было пройдено на 11,3% меньше, чем в предыдущий год. Это не просто опасно, а чрезвычайно опасно!

Тревогу экспертов подкрепляет тот факт, что Россия выходит из периода дешевой себестоимости добычи нефти. По данным Института нефти и газа, на традиционных территориях наблюдается рост затрат, которые связаны с выработанностью, на новых — рост затрат, обусловленный неразвитостью инфраструктуры, климатическими и геологическими особенностями добычи.

Минэнерго в своих материалах также предупреждает, что при цене нефти 50 долларов за баррель под угрозой оказывается значительная часть новых проектов по добыче нефти и газа в Арктике, Восточной Сибири и ТРИЗах, которые становятся нерентабельными. По словам Аркадия Дворковича, инвестиции в труднодоступные месторождения и новые проекты в стране уже снижаются. А значит, компенсация выпадающих объемов добычи под вопросом.

Михаил Крутихин подтверждает: «Отечественные компании, следуя мировому тренду, уже сократили примерно на 30% разведочное и промышленное бурение. Идет снижение инвестиций в операции по добыче. Но особенно тревожит падение вложений в разведку новых месторождений: месторождения с низкой себестоимостью добычи уже истощены, а примерно 70% еще не введенных в эксплуатацию запасов — трудноизвлекаемые, где только расходы на добычу одного барреля оцениваются примерно в 80 долларов».

Разработка трудноизвлекаемых запасов к 2035 году может дать стране дополнительные 54 млн тонн в год

Ранее при активном лобби той же Роснефти и других компаний нефтяники получили существенные налоговые льготы на разработку трудноизвлекаемых запасов в Западной Сибири. Но большинство этих проектов планировалось разрабатывать совместно с ExxonMobil, Shell, Statoil и другими компаниями, которые ввиду санкций приостановили сотрудничество по новым проектам «трудной нефти» в России.

Таким образом, в ситуации, когда нефть стоит около 50 долларов за баррель, инвестировать в разработку новых нефтегазовых месторождений становится все труднее. Однако вкладывать средства необходимо: нужно остаться на плаву и обеспечить необходимые объемы добычи, которые позволят не выпасть из мировой неф­тегазовой обоймы.

Директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов полагает, отрасли нужно серьезно повышать экономическую эффективность и снижать издержки по всем проектам. По его мнению, большие надежды сегодня связаны с налогом на финансовый результат (его введение активно обсуждается сегодня в правительственных кабинетах), который мог бы стать серьезным стимулом для повышения эффективности зрелых месторождений: «В этом случае можно избежать резкого снижения добычи на действующем фонде скважин и снизить пот­ребность в разработке новых месторождений дорогой нефти».

Еще один путь решения проблемы заложен в последней Энергостратегии-2035. Она призывает к господдержке независимых малых и средних нефтяных компаний, которые уже давно готовы включиться в развитие ресурсной базы страны. Их роль будет расти после 2020 года: структура запасов углеводородов ухудшится, понадобятся и большая инновационная активность, и эффективность капитальных затрат, и гибкость к изменениям конъюнктуры.

Комментарии

Материалы по теме

Brent движется к 56 долларам

Цены на нефть падают

Рубль укрепляется вслед за ростом цены на нефть

Почему держится рубль

Цена на нефть, ситуация на Востоке Украины и глобальные субсидии российской промышленности – вот три фактора, которые будут оказывать влияние на рубль

Сколько будет стоить рубль?

 

comments powered by Disqus