Decipimur specie recti (Мы обманываемся видимостью правильного)

Высшее образование

Высшее образование

Вузам и абитуриентам пришлось преодолевать трудности новой системы зачисления

Университеты подводят предварительные итоги приемной кампании-2015. Мин­образования РФ в этом году выделило 506,5 тыс. бюджетных мест (420 тысяч — на очном обучении) в более чем 500 госвузах. Cудя по заявлениям, а всего их было подано 2,2 миллиона, самыми востребованными оказались медицинские, экономические и некоторые инженерные направления подготовки (авиастроение, космическая техника). Абитуриенты могли подать заявления для поступления в пять вузов по трем направлениям. Зачисление проводилось в два этапа. Списков абитуриентов, рекомендованных к зачислению в первую и вторую волну, не было. Вместо них университеты публиковали списки, в которых поступающие были ранжированы в порядке убывания баллов. На первом этапе (с 30 июля по 3 августа) 80% бюджетных мест вузы распределяли между абитуриентами, предоставившими подлинники аттестата. Во вторую волну (с 4 по 6 августа) вчерашние школьники заняли оставшиеся 20%. Еще два важных новшества приемной кампании этого года — учет так называемого портфолио (индивидуальных достижений абитуриента, их перечень каждый вуз вправе выбирать самостоятельно) и проверочного сочинения. Как изменения сказались на результатах?

Tertium non datur (Третьего не дано)

По данным Минобрнауки, система 80/20, или методика двух волн (в прошлом году их было три), призвана научить детей более ответственно подходить к выбору профессии и в ускоренном режиме набрать студентов. По мнению специалистов ведомства, разделение зачисления на два этапа помогло провести кампанию эффективнее: «Ни вузам, ни абитуриентам не пришлось ждать до последнего момента, чтобы узнать, кто именно зачислен».

— Не надо было, как прежде, в течение всей первой волны охотиться за хорошо подготовленными абитуриентами и слезно выспрашивать: на самом ли деле вы хотите у нас учиться и долго ли еще намерены тянуть с выбором вуза? Так, в прошлом году, например, мы ошиблись с величиной общего массива зачисленных лиц, — рассказал ректор Финансового университета при правительстве РФ Михаил Эскиндаров. — Несущественно, человек на десять, но в итоге вынуждены были обучать этих студентов за свой счет (потому что уже официально объявили им о зачислении, а в последний момент к нам решили поступить абитуриенты с чуть более высокими баллами ЕГЭ). Отныне такие ситуации исключены — 80% бюджетных мест жестко резервируется за абитуриентами, представившими оригиналы аттестата. Более того, эта планка позволила нам разработать протокол обновляемой каждые полчаса онлайн-таблицы, где каждый мог видеть, проходит он или нет, завершись кампания в данный момент. И сами ребята широко этим пользовались — например, заранее забирали аттестаты, если сразу оказывались в числе аутсайдеров.

Ректор МГУ Виктор Садовничий, напротив, считает, что новые правила приема создали дополнительные проблемы для абитуриентов и приемных комиссий:

— Ситуация была нервной. И детям, и вузам было труднее, потому что и тем, и другим надо было определяться практически в первую волну. На вторую волну оставлять оригиналы в другом месте, куда не хочешь идти, рискованно.

— Минобр своими действиями поставил большинство абитуриентов в крайне невыгодное положение, — убежден первый зампред комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов. — Изменения, внедренные в порядок организации приемной кампании, способствовали неопределенности и стрессам. Минобр не справился с задачей разъяснения особенностей новой системы и не смог истолковать домохозяйствам ее плюсы, если они вообще есть. Пока мы видим только издержки. Сайты большинства вузов оказались неготовыми к выкладыванию информации о зачислении в режиме онлайн. Задержка в отображении данных зачастую превышала сутки, из-за чего многие абитуриенты с хорошими результатами ЕГЭ до последнего надеялись пройти в какой-либо вуз, однако в итоге не поступали туда, и в это время теряли возможность подать документы в другие учебные заведения. Предложенная система фактически уничтожает единственный большой плюс ЕГЭ — возможность детям из провинции поступать в престижные вузы и свободно делать выбор между учебными заведениями. Это яркий пример того, как Минобр, не посоветовавшись с профсообществом, родительскими общественными организациями, экспертами, внедряет новшества, которые имеют исключительно деструктивные последствия.

Москва и Санкт-Петербург продолжают оставаться центрами притяжения абитуриентов: на долю этих регионов приходится четверть всех бюджетных мест бакалавриата и специалитета

По мнению вузовского сообщества, главный недостаток жестко регламентируемой 80-процентной планкой доли первой волны — возможная низкая подготовка у прошедших «на флажке» абитуриентов с оригиналами. Ведь вытеснить их более сильные конкуренты, потерпевшие неудачу в другом вузе, уже не могли. В интернете можно найти детальные описания кейсов, в которых абитуриент остается у «разбитого корыта», несмотря на то, что имеет объективное преимущество по баллам — просто потому, что вовремя не принял правильного решения о том, куда и в какой момент принести аттестат.

— Подобный риск присутствует, — признает ректор Московского государственного педагогического университета (МГПУ) Игорь Реморенко. — Но оценить, насколько он проявился в реальности, можно будет несколько позднее — осенью. В нашем вузе, если говорить о проходном балле ЕГЭ, мы отмечали подобный эффект только по специальности «преподавание основ безопасности жизнедеятельности»: желающих зачислиться на нее в первую волну особо не наблюдалось.

— При параллельном поступлении в несколько вузов более объективную картину дает все же не конкурс, а средний балл зачисления, — считает ректор Московского государственного юридического университета Виктор Блажеев. — По постановлению российского правительства мы принимаем у абитуриентов профильный вступительный экзамен. Так вот, с его учетом средневзвешенный проходной балл по бакалавриату у нас достиг 87,5 на экзамен. На специальность «судебная экспертиза» по бакалавриату и магистратуре в совокупности — 85, а на «правовое обеспечение национальной безопасности» — 83.

— Новая схема зачисления приемлема с оговоркой лишь на то, что вузам разного уровня востребованности подходят разные процентные соотношения зачисляемых первого и второго этапов, — убежден начальник отдела «Приемная комиссия» Уральского государственного педагогического университета Илья Баёв. — Действующая модель 80/20 более всего подходит вузам очень высокого уровня востребованности.

По словам Ильи Баёва, на итогах кампании сказались и другие поправки в порядок приема в вузы: «Например, изменение условий приема абитуриентов, поступающих на базе среднего общего образования, полученного до 1 января 2009 года. Если раньше такие абитуриенты имели право поступать по экзаменам, проводимым вузами самостоятельно, то в текущем году они могли быть приняты только на основании результатов ЕГЭ. В нашем случае это привело к уменьшению числа абитуриентов».

Omnia non pariter rerum sunt omnibus apta (Не всё одинаково пригодно для всех)

С не меньшими трудностями вузы столкнулись при проверке обязательного выпускного сочинения. Возможность учитывать творческие работы при поступлении в институт появилась впервые: университеты сами устанавливали количество дополнительных баллов от 1 до 10. Школьники писали сочинения еще зимой, а проверяли их учителя в формате «зачет-незачет». Приемная кампания показала, что для оценки десятков тысяч сочинений университетам пришлось искать дополнительных преподавателей или ставить одинаковый дополнительный балл всем, кто предоставил эссе при зачислении.

Десять лет назад школу ежегодно заканчивали около 1,3 млн школьников. В этом году — 650 тысяч. При этом качество их подготовки не улучшилось

По словам Игоря Реморенко, МГПУ потратил полмиллиона рублей на привлечение специалистов для проверки сочинений, а некоторые вузы — до 10 млн рублей.

— Мы и большинство экономических вузов не проверяли сочинения абитуриентов, мы ставили один балл всем за наличие сочинения, — рассказал Михаил Эскиндаров.

— Также поступили и многие юридические вузы столицы, — заверил Виктор Блажеев. — Мы фиксировали наличие сочинений, добавляя определенное количество баллов. Это связано с тем, что для этих вузов гуманитарные специальности не являются профильными. Кроме того, школьники просто разучились писать сочинения.

— Больше всего для описания стиля современных школьных сочинений подходит термин «технократический», — рассуждает Игорь Реморенко. — В них можно было встретить, например, такие перлы: «Солдаты следовали сквозь фронт в мирную обстановку». Мирная обстановка в данном случае не аллегория, а всего лишь обозначение тыла. Для абитуриентов специальностей, связанных с лингвистикой, филологией, русским языком и литературой, мы решили прибавлять к общей сумме ЕГЭ оценку за сочинение по пятибалльной системе. В итоге 9% авторов получили двойки и колы, но могу сказать, что идея вернуть сочинения в приемную кампанию неплохая, только внедрять ее надо постепенно.

Помимо сочинения также впервые при приеме будущих студентов можно было учитывать портфолио — индивидуальные достижения в учебе, творчестве, спорте (конкретно, сдачу норм ГТО). Впрочем, с нормами ГТО не сложилось: Минобр и Минспорта не смогли договориться, как именно пересчитывать их во вступительные баллы, поэтому большинство вузов вообще отказалось от этих бонусов, а в МГПУ, к примеру, плюсовали по 1 баллу всем значкистам ГТО.

— Портфолио — это замечательная вещь, — считает Михаил Эскиндаров. — Есть пока недоработки, но зато это стимулирует детей хорошо учиться в школе.

«Олимпийцев» немного прижали. В отличие от практики прошлых лет, когда победители предметных олимпиад зачислялись вне конкурса, сейчас подобным преимуществом вправе были воспользоваться только те, кто получил не менее 60 баллов за профильный госэкзамен. Кроме того, во второй волне зачисления оно «сгорало».

В итоге, по словам ректора Национального исследовательского технологического университета МИСиС Алевтины Черниковой, в общем раскладе этот козырь стал значительно менее весомым.

Scio me nihil scire (Я знаю, что ничего не знаю)

Слабая подготовка выпускников — еще один весомый для вузов фактор.

— По данным Рособрнадзора, четверть выпускников школ не могут решить даже элементарную задачу для шестого класса, — сетует Владимир Бурматов. — Еще несколько лет назад мы называли математическое образование в России флагманом и драйвером всей образовательной системы. Вместо того чтобы принимать экстренные меры по спасению математического образования в школах и повышению качества преподавания математики, Минобр, видимо, признавая собственное бессилие, упрощает процедуру сдачи экзамена, то снижая минимальные баллы экзамена, то разделяя ЕГЭ по математике на базовый и профильный. Результатом такого подхода становится ситуация, когда на инженерные специальности зачастую приходят те, кто не очень хорошо знает базовые предметы. Многие из них не готовы усваивать образовательную программу в вузе. Это не их вина, им не хватает школьных знаний.

— Абитуриенты, имеющие трудности с поступлением по причине установления двух уровней сложности экзамена по математике — отдельная категория, — комментирует Илья Баёв. — Несмотря на то, что вузы информировали поступающих, некоторые абитуриенты, желавшие поступить на направления подготовки и специальности, где при приеме нужен результат ЕГЭ по математике, сдали математику только базового уровня, результаты которой не могут быть учтены университетами.

— Если бы уровень ЕГЭ по математике у нас не понизили до 20 баллов, а это уровень подготовки 5-го класса школы, то у нас четверть школьников не получили бы аттестаты, — рассказывает в СМИ декан факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Алексей Руткевич. — Достаточно знать, сколько будет дважды два, чтобы получить бюджетное место.

Согласно ст. 100 федерального закона «Об образовании в РФ», на каждые 10 тыс. человек в возрасте от 17 до 30 лет должно приходиться 800 бюджетных мест в вузах

Вся эта ситуация приводит к тому, что в столице выпускники школ конкурируют за место в университете, а в регионах речь скорее идет о конкуренции вузов за минимально вменяемых абитуриентов. Например, в Курганском госуниверситете (КГУ) в этом году поступивших на бюджетную форму очного отделения оказалось на 118 человек меньше, чем в прошлом. В вузе это связывают с тем, что молодежь уезжает из города. По словам и.о. ректора КГУ Михаила Ерихова, на этапе зачисления на очную форму обучения на бюджет остались незаполненными 44 места, при том что количество выделенных университету мест на 74 меньше прошлогоднего.

Аналогичная ситуация в Государственном аграрном университете Северного Зауралья (Тюмень), где набор был продлен до конца августа: бюджетные места были не заняты на двух направлениях — «Агрономия» и «Зоотехника». Впрочем, в других вузах Тюмени ситуация гораздо лучше. Так, в Тюменском госуниверситете (ТГУ) план по набору выполнен на 100%. Больше всего бюджетных мест в этом году в институте математики и компьютерных наук (252), институте наук о Земле (163) и физико-техническом институте (137). Самый большой конкурс — 38 человек на бюджетное место — наблюдался в финансово-экономическом институте ТГУ.

Esse quam videri (Быть, а не казаться)

В этом году государство перераспределило бюджетные места в пользу инженерных специальностей (на 20%), уменьшив их количество по специальностям гуманитарного профиля. Увеличилось количество мест в ведущих вузах по важнейшим для экономики направлениям — «Приборостроение», «Строительство», «Химическая технология», «Металлургия», «Технологические машины и оборудование».

По словам замминистра образования и науки РФ Александра Климова, приемная кампания, показала рост заинтересованности в получении инженерного образования:

— Можно выделить несколько направлений подготовки, по которым рост за последние годы был наиболее значительным, — это градостроительство (конкурс в 2013 году — 8,9 человека на место, в 2014 году — 20,3), ракетные комплексы и космонавтика (9,9 и 14,7), лазерная техника и лазерные технологии (7,7 и 10,9). Согласно данным мониторинга, проведенным Минобрнауки, самый высокий процент трудоустройства выпускников 2013 года, свыше 80%, отмечен именно среди новоиспеченных инженеров. Инженерные направления подготовки лидируют и по показателю средней зарплаты — около 40 тыс. рублей.

Директор Института образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина отмечает, что в столичных вузах проходной балл на инженерные специальности в этом году был выше 80: «В ведущих вузах высока доля тех, кто поступает по олимпиадам на те специальности, которые отличаются современными программами в области ИТ, сопряженной инженерии».

Алевтина Черникова подтверждает: «В этом году в МИСиС был замечен особый интерес к факультетам, связанным с нанотехнологиями, хотя самые высокие проходные баллы, как и в прошлом году, оказались на экономическом и ИТ-направлениях».

Выпускников школ в этом году было на 3,2% меньше, чем в прошлом

В то же время на инженерные специальности в целом ряде региональных вузов — недобор: бюджетные места есть, но на них никто не хочет идти.

— Причина невысоких конкурсов в том, что Минобр недостаточно внимания уделил популяризации инженерного образования, — считает Владимир Бурматов. — Проходной балл на этих направлениях существенно ниже, чем на раскрученных специальностях гуманитарного профиля. Большинство абитуриентов по-прежнему хотят быть юристами и экономистами, причем это наиболее успешные выпускники школ.

И эта, и предыдущие приемные кампании, увы, свидетельствуют о «нездоровом» состоянии системы высшего образования в стране. Причин несколько, основных — три.

Первая — уровень студенческого контингента. Многие школьники не обладают базовыми интеллектуальными навыками, без них содержание вузовских программ понять нельзя. Нарушение преемственности между средним и высшим звеном системы образования — отчасти следствие новых правил приема абитуриентов (только по результатам ЕГЭ), которые фактически отстранили преподавателей вузов от процесса набора молодых людей. Надо закрыть доступ в число студентов заведомо необучаемым. Механизм прост: не брать на технические специальности тех, у кого баллы ЕГЭ по физике и математике ниже школьной четверки.

Вторая — снижение качества образования в высшей школе. Перегруженный преподаватель (можно отдельно говорить о проблеме кадров) вынужден не производить новые знания, а лишь транслировать старые. Основной формой занятий остаются лекции, аудиторная нагрузка раздута, набор элективных курсов минимален или полностью отсутствует. Образование является высшим, только если в вузе есть настоящая наука. Пока в целом квалификационный уровень вузовских ученых, несмотря на бюджетные вливания, уступает исследователям, работающим в научно-исследовательских институтах.

Третья — проблема соответствия номенклатуры дипломов и требований рынка труда. Высшая школа готовит не по тем специальностям, которые действительно требуются российской экономике. Кроме того, как показывает выборочный анализ статистики карьер, успех в той или иной сфере деятельности практически не зависит от специальности, обозначенной в вузовском дипломе.

Для оздоровления системы высшего образования нужны не ситуативные решения, на которые оказывает влияние политическая конъюнктура, а фундаментальная научная проработка, по крайней мере, самых очевидных ее нынешних недостатков.

Комментарии

Материалы по теме

Одной идеи мало

Эх, раз. Еще раз?

Креатив на потоке

Тяга к переменам

Две большие разницы

Научить рисовать за полчаса

 

comments powered by Disqus