Ваша мама пришла

Ваша мама пришла

Рынок козьего молока складывается в России трудно и медленно. Почему одни предприниматели добиваются высокой продуктивности производства, а другие терпят крах?

Структура жира и белка в козьем молоке максимально близка к структуре грудного. Жировые шарики козьего молока в десять раз меньше жировых шариков коровьего, а белок имеет другой фракционный состав и практически не вызывает аллергии и расстройства пищеварения. В козьем молоке много калия, витамина В12, который отвечает за кроветворение и контролирует обменные процессы, а также изрядное количество кальция, фосфора, железа и витаминов в легко усваиваемых формах. Оно обладает ранозаживляющими свойствами, способствует восстановлению организма после стресса и физических нагрузок. Информация о пользе козьего молока доступна и убедительна настолько, что остается резюмировать: всем немедленно пить его ведрами! Но ведь не пьем, не приучены. Что ж мы так?

Наливай

Рост спроса на экологически чистые и полезные продукты из козьего молока, особенно востребованные в детском и диетическом питании, способствует тому, что количество небольших козоводческих ферм на Урале постоянно увеличивается. 

В Пермском крае первое промышленное производство козьего молока запущено в июле прошлого года — вложения в проект ООО Агрофирмы «Юговское» составили 3,3 млн рублей, из них 1 млн рублей предпринимателям возместили из краевого бюджета. Стадо высокоудойной зааненской породы насчитывает 644 головы, из них маточных — 184. Доильный зал рассчитан на 70 голов одновременной механизированной дойки. На переработку молоко отправляют на близлежащий молзавод «Калинино». В перспективе — запуск производства козьего сыра.

В Тюменской области в мае прошлого года открылась третья по счету козья ферма — в крестьянском хозяйстве Владимира Кизерова в Омутинском районе. Здесь 840 голов чистопородных коз, 250 из них дойные, продуктивность каждой — три литра ежесуточно. Фермерское предприятие начало выпускать 32 наименования продукции из козьего и коровьего молока (в хозяйстве содержится и КРС): сыры, йогурты и даже мороженое. Фермер планирует расширение производства за счет наращивания поголовья коз до тысячи. Новая ферма технологична, оснащена итальянским оборудованием Milkline, укомплектована высокопродуктивными животными. А первыми в регионе козами занялись в Исетском районе, начав со стада в 300 голов. Географическое положение, близость к рынку, удачная транспортная схема — эти факторы повлияли на выбор места расположения фермы. Вторая появилась в ООО ПК «Молоко» в Нижнетавдинском районе, там 740 коз.

В Удмуртии первая и пока единственная козья ферма работает в селе Арзамасцево: ООО «Русич» два года назад завезло из Башкирии 125 дойных коз и 100 голов молодняка, сейчас в хозяйстве 800 животных. На идею предпринимателя Равелю Низамову натолкнули пустующие коровники. Теперь здесь планируют получить статус племенного хозяйства, увеличить численность животных до пяти тысяч (по соседству простаивает еще не один коровник), нарастить объемы производства, помимо молока выпускать сыр и творог. 

В Башкортостане основная доля продукции овцеводства и козоводства приходится на подсобные хозяйства. В сельхозпредприятиях содержится всего 2% этих животных (16 тыс. голов), у фермеров 12%. Природно-климатические условия республики благоприятны для успешного развития отрасли, однако темпы его все равно отстают от желаемых. Поэтому здесь разработали госпрограмму поддержки на 2013 — 2015 годы, в том числе помощь при приобретении племенных и товарных животных, а также оборудования.

Что на дне стакана

Все проекты в отрасли начаты малым бизнесом на свой страх и риск. И подавляющее большинство хозяйств разоряется через несколько лет. Масштабного, промышленного козоводства в России никогда не было, нет опыта и традиций. В результате по по­треблению козьего молока наша страна в последних рядах в европейском списке. В розничной торговле оно не превышает 1% от всех видов молока. В то время как во Франции, Греции, Италии, Испании, Голландии и Израиле доля фасованного козьего молока в общем объеме молочного рынка составляет 15 — 20%. На российском рынке две трети всех продаж приходятся на Москву и Санкт-Петербург. И проектов больше всего начато вокруг этих мегаполисов — рынок более емкий.

Пока козоводы осваивают собственный рынок, значительную часть ассортимента на полках представляют импортные, зачастую произведенные из сухого молока продукты. Все предприниматели расскажут вам про «очень непростой путь» — благоприятных условий для развития нет. Что мешает?

С этим вопросом мы пришли к директору ЗАО НПО «Элита-комплекс» Александру Сатубалдину. Компания занимается производством семян многолетних трав (газонных и кормовых культур для сельского хозяйства), восстановлением загрязненных земель, имеет разработки в биотехнологии. В 2006 году открыла козью ферму в деревне Корзуновка Ачитского городского округа (реализует проект ООО МПК «Ачитский») — это первое промышленное производство козьего молока в Свердловской области. Приобрели итальянское доильное оборудование (за один раз можно подоить 48 коз), сельскохозяйственную технику (ферма имеет собственные корма), комплекс для переработки и упаковки молока. Планировалось, что в Корзуновке будет 810 дойных коз, столько же в соседней Сарге, и к 2009 году фермы ежесуточно смогут производить 6 тонн козьего молока. Сегодня здесь 370 коз, в день получают 350 литров молока, в течение недели отвозят 1 тыс. литров пастеризованного молока в Екатеринбург. И столько же остается.

— Александр Николаевич, вы говорите, этот бизнес убыточный — почему?

— Потому что не привыкло население пить козье молоко, к тому же оно дороже коровьего — не все продается. Три молоковоза доставляют молоко в тетрапаках в Екатеринбург, Первоуральск, раньше во­зили в Заречный и в Каменск-Уральский, но там возвраты слишком большие, автотранспорт не оправдывается. В сетевые магазины поставки оставили, а в маленькие убрали — возврат был до 40%. Открывая ферму, мы завезли 200 козочек зааненской породы из Ставрополья, нарастили дойное стадо до 570 голов. Но затем были вынуждены его сократить. С 2006 года на прибыль еще не вышли. Правда, и убытки уменьшились с 4 млн рублей в год, когда начинали, до миллиона. Возможность выхода на безубыточность мы связываем с началом производства сыров и сыворотки. Оборудование уже полностью завезли. В течение трех месяцев надеемся подготовить производство к пуску. К тому времени у коз начнется окот, и если молока на сыры не будет хватать, передвинем старт нового производства на весну, когда его станет больше. Если сыры будут продаваться и нам удастся реализовать все объемы молока, начнем увеличивать поголовье. Производство молока и фасовку в тетрапаки оставим в Корзуновке, а производство сыров думаем расположить в Гусево, под Екатеринбургом. Если в этом году выйдем на плюс, то я с большим энтузиазмом займусь созданием здесь и племенной фермы: у компании есть земли, занятые под семеноводство многолетних трав. Хочу получать своих породистых коз, выравнивать поголовье, поднимать надои.

— Спрос вырос за эти годы?

— Потребление растет, но медленно. В то же время, если мы куда-то недопоставляем молока, тут же звонки идут, покупатели спрашивают, где можно приобрести продукт. Есть группа постоянных потребителей. В основном это люди, которые заботятся о здоровье своем и детей, часто продукт рекомендован им врачом. Но привлечь большое количество покупателей пока не получается. Рекламные акции в магазинах и на телевидении поднимали продажи ненамного и ненадолго.

— Известны ли вам прибыльные фермы?

— Да, мы общаемся с фермерами Ставрополья — они имеют доход, потому что продают сыр и молоко. Под Москвой есть прибыль: в столице все продается. А вот в Пермском крае новая ферма — я контактирую с собственниками — сейчас входит в ту же ситуацию, из которой мы годами вылезали: инвестиции произвели, а реализация низкая, денег не хватает ни на зарплату, ни на электричество. Такая, видимо, закономерность работы в сегменте.

— Опыт коллег учит, как выйти на прибыльность?

— Нет, все по-разному этого достигают, и никто не хочет рассказывать, как он 10 — 15 лет набивал шишки. Даже чем кормить коз никто особо не говорит. Понятно, что сенаж и зерносенаж, но для надоев важен состав.
И у работающих, и у тех, кто только хочет начать производство, не хватает знаний. Разобщенность в сегменте, — следствие того, что нет союза козоводов России, чтобы решать общие задачи.

— В чем сложность разведения коз?

— С племенными животными в России проблема: я, например, третий год не могу купить козликов. Привозил из Питера, тамошние селекционеры уверяли, что в свою очередь получили их из Германии и Швейцарии. Результаты меня не устроили. Но ведь понимаешь, что купил не то, лишь на третий и четвертый год работы с животными... В России племенной работой занимается только Ставропольский НИИ животноводства и кормопроизводства, он не справляется со спросом. 

— Большие молокозаводы не занимаются переработкой козьего молока?

— Нет, объемы для них малы: по трубам, как они говорят, молоко размазать.

— Что приходится выращивать, чтобы обеспечить кормовую базу?

— Горох, овес, клевер, прочие травы. Делаем из них зерносенаж или сенаж в зависимости от сроков уборки, а также фураж. Для козлят закупаем витаминную продукцию, а для коз корма все свои. В Корзуновке обрабатываем 400 га, в Сарге — 500 га, в Ачите — 700 га — не только для коз, но и для профильного бизнеса компании.

— Почему вы занялись именно козами? Ниша не заполнена?

— Я понимал, что козоводства у нас нет, было интересно попробовать. Козье молоко ценно, необходимо им заниматься. Многие фермеры говорят о сложности работы в этом сегменте, большом количестве проблем, но не бросают: жалко вложенных трудов. И все надеются: вот-вот ситуация изменится.

— Какие преференции нужны для развития сегмента? Пользуетесь ли вы какими-то компенсациями?

— Сегодня с целью поддержки под молочным животноводством понимают только КРС. В него нужно внести и коз. Тому, кто решит вкладываться в отрасль, помощь пригодится на начальном этапе. Когда мы покупали племенных животных и оборудование, нам компенсировали 50% затрат, дотацию на молоко и единую поддержку на гектары. Но в принципе теперь у меня настрой такой: буду делать то дело, которое должно жить и без субсидий.

— Сети как с вами работают?

— Заключать договоры с сетями тоже помогали в Минсельхозе, тяжело пробивали это два года. Сейчас нормально: развозим молоко в «Кировский», «Пикник», «Звездный», «Елисей», «Монетку», позже добавили «Перекресток» и «Карусель». А вот в «Ашан» и «Метро» попасть не удалось, и дело даже не в наших объемах. Мы так и не поняли, как туда заходить, все попытки тонули в бесконечных переписках и переговорах.

— Каковы перспективы козьего рынка в целом?

— Желающие организовать фермы есть, они периодически к нам обращаются, причем не только частники, но и крупные компании, например, строительные. Конечно, они анализируют рынок и видят, что цены на козье молоко в два-три раза выше, чем на коровье. Однако радоваться этому не стоит. Несмотря на лечебные и питательные свойства козьего молока, покупатели в большинстве выбирают коровье просто потому, что на нем выросли. Поэтому затраты могут не окупиться, а рынок сбыта нужно постоянно расширять, прилагать немало усилий для систематического продвижения продукта. Но очевидно, что рынок козьего молока в стране складывается.

...

Комментарии
 

comments powered by Disqus