Уральский цинк: инвестиции в стабильность

Челябинский цинковый завод, этапы модернизации

Челябинский цинковый завод, этапы модернизации

В 2015 году Челябинский цинковый завод отпраздновал 80-летний юбилей и выпустил 8-миллионную тонну цинка. Какое влияние оказывают на работу завода тенденции экономики, какие этапы модернизации уже пройдены и что предстоит сделать еще, рассказал изданию «Эксперт-Урал» генеральный директор ПАО «Челябинский цинковый завод» Павел Александрович Избрехт

— Начнем с того, что происходит сегодня на мировых рынках. По данным Лондонской биржи металлов, для производителей цинка первый квартал 2016 года завершился почти 5-процентным падением — в январе — марте было выпущено 3,2 млн тонн металла. Потреблено также 3,2 млн тонн. Охарактеризуйте современное состояние рынка, возможно, стоит поговорить о перспективах?

— Если говорить в целом по рынку цинка, мы наблюдаем следующую мировую тенденцию. В 2011 году общее потребление цинка составляло порядка 12,5 млн тонн. К 2015 году — 14 млн тонн. Прогноз на 2016 год — 14,5 млн тонн. Мы видим, что ежегодно потребление цинка растет в среднем на 1,5 — 2%. Исходя из этого, в долгосрочной перспективе стоит прогнозировать рост потребления, и именно на него мы ориентируемся.

— С чем он связан?

— Стимулирующими являются несколько факторов. В первую очередь рост потребления цинка связан с ростом в целом по миру таких отраслей, как строительство и машиностроение. Несмотря на некоторое его замедление в последнее время тенденция должна сохраниться.

— Сравните рынок цинка с рынками других цветных металлов: есть ли отличия и какая картина вырисовывается?

— Наверное, на сегодняшний день самое серьезное отличие связано с тем, что цена на цинк растет более динамично, чем цена на все остальные цветные металлы. Я имею в виду медь, алюминий, олово, свинец, никель. Связано это, скорее всего, именно с долгосрочным трендом, который мы уже упоминали. В отношении остальных металлов, на мой взгляд, большее значение приобретает в последние годы замена их на другие материалы, в частности на полимерные. В отношении цинка мы подобного не наблюдаем. Я считаю, что более серьезная динамика роста цен на цинк в сравнении с другими металлами связана именно с этим.

— То есть цинковать выгоднее, чем покрывать полимерами?

— Однозначно так сказать нельзя, но в общем и целом — да. Тенденция роста применения оцинкования в промышленности и в потребляющем производстве продолжается.

— Эксперты рынка полагают, что цены на цветные металлы отрываются от своих фундаментальных значений, и колебание цен происходит под влиянием технических факторов. Будут ли, на ваш взгляд, какие-то изменения на рынке в ближайшее время?

— На самом деле я не согласен с тем, что цена на сегодняшний день определяется только техническими факторами и не определяется глобальными. По большому счету цена всегда определяется соотношением спроса и предложения. Тенденция роста цен, которую мы сейчас наблюдаем, связана с ростом потребления цинка. Но связана она и с ограничением производственных мощностей со стороны крупнейших мировых производителей. В 2015 году в условиях, когда цена на цинк снижалась, ряд крупных производителей заморозили свои мощности по добыче цинковой руды и по производству цинка. В связи с этим образовался определенный дефицит товара. Исходя из соотношения спроса и предложения, мы и наблюдаем сегодня рост цены. Что касается технических факторов, конечно, они всегда оказывали и будут оказывать влияние на цену, но подобная тенденция не носит глобального характера и нивелируется в течение месяца-двух.

— Если тенденция к росту цены продолжится, то произойдет ли «размораживание» мощностей? Или мировые компании оставят производство на уровне 2015 — 2016 годов?

— Я думаю, что в ближайшие месяцы мы действительно будем наблюдать расконсервацию и рост производственных мощностей и увеличение производства по цинку.

— Каковы показатели выпуска рынка цинка на сплавах по ЧЦЗ?

— В первом полугодии 2016 года Челябинский цинковый завод произвел 90 тыс. тонн цинка. Из них примерно половина — это чистый цинк, а половина — цинковые сплавы. Годовой план производства у нас составляет 173 тыс. тонн. Цифры демонстрируют, что в первом полугодии мы произвели цинка больше, чем 50%. Связано это с тем, что на вторую половину года у нас запланированы крупные ремонты по сернокислотному цеху, и поэтому выпуск цинка будет меньше, чем в первые шесть месяцев. Тем не менее результаты за первое полугодие можно оценить как очень хорошие. Их достижение стало возможным в том числе благодаря вводу в эксплуатацию крупных объектов. В частности водооборота сернокислотного цеха и водооборота комплекса электролиза цинка. В условиях высоких внешних температур это оборудование позволяет стабильно работать, не уменьшая выпуск продукции.

— А есть ли шанс, что к концу года план будет перевыполнен, как это было ранее?

— Шанс есть, но даже если перевыполнение будет, то не очень значительное. Я думаю, что в пределах 2 — 3 тыс. тонн по цинку. Вообще, я считаю, что планирование у нас организовано на достаточно высоком уровне, поэтому прогнозируем мы точно.

— Расскажите о сегодняшней структуре сбыта вашей продукции в процентном отношении. Планируется ли освоение новых рынков сбыта?

— На сегодняшний день Челябинский цинковый завод примерно 50% продукции продает на внутренний рынок, на экспорт уходит около 25%, и еще 25% мы перерабатываем на основании договоров толлинга — перерабатываем давальческое сырье. Это достаточно устоявшаяся структура сбыта. Какой-то глобальной экспансии на новые рынки в ближайшее время мы не планируем, хотя нужно отметить, что благодаря сложившемуся курсу валют и благодаря тому, что цинк производства Челябинского цинкового завода зарегистрирован на Лондонской бирже металлов, мы имеем возможность достаточно гибко реагировать на изменения потребления на внутреннем рынке. То есть в случае падения спроса внутри страны мы имеем возможность заместить рынок поставками на экспорт.

— Грубо говоря, если ситуация в России совсем просядет, можно весь производимый цинк поставлять на экспорт? И мировой рынок его «съест»?

— Весь не весь, но, так или иначе, на сегодняшний день цинк производства ЧЦЗ пользуется спросом на мировом рынке, и, в общем-то, каких-то больших проблем с его реализацией не возникает.

— Когда в последний раз вы проводили модернизацию? Расскажите об инвестиционных приоритетах компании, размерах инвестиций, сроках, ожиданиях, этапах модернизации.

— Модернизация на заводе производится постоянно, нельзя сказать, что мы ее провели, к примеру, 10 лет назад, и потом 10 лет ничем не занимаемся. Это постоянный процесс, что правильно. Если говорить об основных направлениях нашей инвестиционной политики сейчас, то мы продолжаем реализовывать программу, направленную на выпуск 200 тыс. тонн цинка в год. Программа реализуется с 2013 года и должна завершиться в 2018 году. Общий объем инвестиций предполагает вложение порядка 3,5 млрд рублей. На сегодняшний день уже освоено около 2,5 миллиарда.

— Планируете ли освоить новые цинковые месторождения?

— Сейчас мы работаем с двумя. Первое — это месторождение Акжал в Казахстане — наше дочернее цинковое предприятие. Утвержден план по подземной разработке этого месторождения, который позволит эксплуатировать его до 2035 года. И второе — это Карбалихинское месторождение на Алтае. На сегодняшний день ведется подземная разработка этого месторождения при финансовом участии Челябинского цинкового завода.

— Сейчас на предприятии строится новая вельц-печь. Расскажите об актуальном состоянии на площадке. Не потребовалось ли коррекции сроков выхода на новые объемы производства?

— Если говорить о шестой вельц-печи, то это, наверное, основной объект нашей программы «200 тысяч». Работа по проектированию и строительству печи началась в 2013 году. Запустить ее мы планируем в сентябре этого года.

Само строительство происходило в два этапа. Первый этап включал в себя строительство подпорной стенки, комплекса химводоподготовки и компрессорных станций. И второй этап — строительство непосредственно самой печи. Общая стоимость двух этапов составила порядка 1,5 млрд рублей. После запуска печи мы получим возможность дополнительно перерабатывать цинкосодержащие отходы в объеме порядка 80 — 90 тыс. тонн в год.

— Кроме вельц-печи планируется ли запуск каких-то еще крупных объектов, либо крупные стройки, ремонты до конца года?

— На сегодняшний день мы ведем проектирование по двум объектам. Это строительство нового отделения выщелачивания в гидрометаллургическом цехе и перевод на прокалку второй вельц-печи. Строительно-монтажные работы планируется начать в следующем году. И после завершения работ на этих двух объектах можно говорить о завершении программы «200 тысяч».

— То есть 200 тысяч — потолок производства? Можно ли увеличить эту цифру? Или смысла нет — 200 тысяч будет вполне достаточно?

— Нужно двигаться поэтапно, шаг за шагом. На сегодняшний день у нас такие планы. Причем я считаю их достаточно амбициозными. Если все получится так, как мы рассчитали, то можно будет говорить о том, что, в общем-то, нам повезло — мы достигли достаточно серьезного, значительного результата. А что касается дальнейшего развития: поживем — увидим!

Комментарии

Материалы по теме

Санкции на труд

Чисто модернизация

На Ревдинском ОЦМ начинается масштабная модернизация

Не было ни гроша, да вдруг УГМК

Задний ход

Модернизация «Калашникова»

 

comments powered by Disqus