С аппетитом к риску

Поддержка инвестпроектов

Поддержка инвестпроектов

Поддержка Фонда развития промышленности инновационных проектов — самый действенный инструмент развития, которое создало государство в последние годы. Но поддержку нужно расширять, а фонд — клонировать в регионах

Федеральный Фонд развития промышленности (ФРП) начал масштабировать на субъекты России свою модель работы и запускает для этого региональную сеть. Сеть предполагает предоставление совместных займов на реализацию проектов производственного бизнеса. Первые соглашения о совместной работе подписаны с аналогами ФРП в Татарстане и Челябинской области в июне 2016 года, в августе Ульяновская область стала третьим регионом, который будет реализовывать совместную с ФРП программу займов для промпредприятий.

Условия совместных федерально-региональных кредитов идентичны условиям программы «Проекты развития« ФРП. Промышленные предприятия смогут привлечь средства под 5% годовых сроком до пяти лет, только на меньшие суммы — от 20 до 100 млн рублей. Доля федерального ФРП в займе не должна превышать 70%, не менее 30% должно приходиться на региональный институт развития.

Директор Фонда развития промышленности Алексей Комиссаров предполагает, что до конца года заработает 12 региональных фондов развития промышленности, а первые совместные федерально-региональные займы будут одобрены уже к концу 2016 года.

С 2015 года Фонд развития промышленности софинансировал 70 проектов в 37 регионах России с общей суммой займов более 22,4 млрд рублей. Общая стоимость реализации проектов — 89,2 млрд рублей. Они позволят привлечь в реальный сектор экономики, помимо займов ФРП, 66,8 млрд рублей и создать около 8546 рабочих мест.

Насколько эффективен этот недавно созданный институт поддержки инвестпроектов с точки зрения заемщиков фонда?

Позиция фонда

Три ключевых принципа финансовых инструментов развития промышленности — возвратность, несение заемщиком рисков реализации проекта и соревновательность. Все это повышает ответственность заемщика и устойчивость проекта, полагает заместитель директора ФРП Михаил Макаров. Заемщик должен софинансировать от 30% до 70% стоимости проекта: вложение собственных средств стимулирует к качественной работе.

На вопрос, какие факторы мешают подать заявку на льготный кредит, 40% заемщиков ответили — большие временны?е затраты на подготовку документов и отчетность. Это одна из причин, почему компании не выстраиваются в очередь за государственными деньгами. Чтобы получить заем, необходимо пройти многоступенчатую процедуру, внутренние и внешние экспертизы ФРП. Внутренние — финансово-экономическая, научно-технологическая, правовая, оценка залогов. Внешняя — научно-техническая независимая. Собравший все оценки проект выносится на рассмотрение экспертного совета фонда. Крупный проект (более 250 млн рублей) нуждается в дополнительном одобрении наблюдательного совета, который возглавляет глава Минпромторга РФ Денис Мантуров.

Процесс действительно небыстрый. Председатель экспертного совета ФРП, сопредседатель российской общественной организации «Деловая Россия» Антон Данилов-Данильян поясняет:

— Фонд уже год с лишним занимается сделками, в которых кроме него финансово участвуют заявитель, банки, частные фонды. Этим проектам требуется сложная экспертиза, и организовать процесс надо так, чтобы хорошие проекты проходили, а причины отказа были понятны. На каждом заседании рассматриваем от пяти до пятнадцати проектов, претендующих на финансовую поддержку фонда, перерабатываем огромное количество материалов по каждому. Мы просим каждого заявителя указать на риски, слабые стороны в swap-анализе реализации проекта. Директор или собственник приводят с собой специалистов, финансовых директоров, замов по производству, чтобы показать уровень компетенции команды. Зачастую в живой дискуссии происходит коррекция мнений. Есть жесткое требование присутствия на совете всех 17 экспертов лично, нельзя делегировать представителей с правом голоса. Это важно. Мы отслеживаем конфликты интересов. Не терпим давления: когда пытаются звонить вплоть до губернаторов и замминистров, чтобы протащить проект, для нас это отрицательный знак: с проектом не все так просто. Тут мы имеем право на отказ.

Основная причина отказов — отсутствие спроса на рынке, итожит Антон Данилов-Данильян. Часто замечательный с точки зрения бизнес-плана проект не выдерживает тестирования на предмет наличия спроса: выясняется, что он вилами по воде писан, ничем не подтвержден. Важный для отказников момент: возможно повторное рассмотрение проекта.

Генеральный директор компании «Клаас» Ральф Бендиш (в центре) и глава Минпромторга РФ Денис Мантуров (слева) договорились о специнвестконтракте, который позволит смягчить условия ведения бизнеса в России. Пока они, по словам бизнесмена, «абсолютно противоречат принципу улучшения инвестиционной привлекательности страны»

Вот краткие итоги прошлого года: 74 заявки одобрено, 55 — профинансировано. На один рубль, затраченный ФРП на поддержку проектов, в среднем приходит пять рублей с рынка. В этом полугодии рассмотрено 43 заявки, 28 одобрено. К фонду стали обращаться частные структуры, предлагая совместные акции. Дело в том, что подавляющему большинству банков, особенно из второй-третьей сотни, не хватает возможностей для обеспечения качественной экспертизы. Для ФРП важно использовать банки как партнеров для софинансирования, а для банков это возможность переложить на фонд проведение экспертизы проектов.

Мнение бизнеса

— Ключевой рецепт для заявителя — «не ври себе», — делится опытом генеральный директор АО «Фарм-Синтез» Александр Леньков. — У большинства разработчиков есть соблазн написать об инвестиционной привлекательности проекта, сроках реализации, производительности оборудования так, чтобы это было принято. Но надо исходить из того, что это придется доказывать. Элемент инновации в проектах-соискателях обязателен. При этом заявителю нужно четко определиться, будет это техническая инновация или продуктовая. И, наконец, надо отвечать на тот вопрос, который задан. Если просят оценить рынок продуктов, то и надо оценивать рынок продуктов, а не их конкурентное качество.

«Фарм-Синтез» среди тех, кому удалось получить помощь на реконструкцию и техническое перевооружение предприятия, производство фармацевтически активных субстанций. Общая стоимость инвестиционного проекта составила 1,5 млрд рублей, из них 300 миллионов — средства ФРП, остальное — деньги предприятия и банков. В настоящее время проект, стартовавший в 2015 году, близится к завершению, первая очередь вошла в строй, в начале 2017-го предприятие начнет выпускать продукцию. Сейчас ФРП участвует в другом инвестиционном проекте «Фарм-Синтеза» стоимостью 2,5 млрд рублей, уже одобрен заем в 449 млн рублей: компания строит в Санкт-Петербурге уникальный научно-производственный комплекс для выпуска противоопухолевых препаратов.

Приходится слышать от потенциальных заемщиков, что брать государственные деньги — значит подвергаться риску того, что будут большие проверки, частные визиты мониторов. Александр Леньков убедился, что от мониторов не только хлопоты, но и дельный совет. Эксперты фонда задают вопросы, которые позволяют найти ответ, который, может быть, ты искал какое-то время. Есть полезная обратная связь.

— Если ваш проект соответствует тренду импортозамещения, это одно из условий более легкого прохождения всех процедур, — рассказывает заместитель генерального директора компании «Гелеконт» (Удмуртия) Валерий Богатырев. — Мы сами проводим НИОКР, что, видимо, тоже повлияло на решение. И проект делали сами, никого не привлекали: сторонние организации не в теме, они менее эффективны. Будьте тверды, никогда не опускайте руки! У нас была ситуация у маркетологов и технологов, когда они команде сказали: все, ничего не получится, давайте это дело бросим. Но не бросили. Целый месяц готовили кредитный договор. И вот победный финиш: 20 декабря получили на расчетный счет в банке 280 млн рублей под 5% на пять лет. Готов дать несколько советов коллегам. Во-первых, вы должны четко понимать, что если не сможете доказать, что бенефициары вам будут помогать в проекте, толку не будет. У нас много акционеров, и нам пришлось заручиться поддержкой всех! С июля по сентябрь прошлого года проводилась экспертиза проекта. Проверяли все наши контракты, задавали очень неприятные вопросы. Отдельная тема — конечные бенефициары, тут нас ФРП практически раздел догола. Во-вторых, я призываю профессионально читать все документы Минпромторга РФ, то есть понимать специфический чиновничий язык или обращаться за объяснениями. Мы с этой проблемой столкнулись, когда документ воспринимался неоднозначно. А также прозевали очень важное изменение в регламенте, когда готовили документы: заем на оборудование и текущие расходы 50 на 50. А можно было сделать 80% оборудование и 20% — на текущие расходы.

Займите на добанковскую стадию

Насколько участие в сделке ФРП усложняет первоначальную схему «клиент — банк», размышляет председатель правления банка «Возрождение», член президиума по России и экспертного совета Фонда развития промышленности Константин Басманов:

— Практически все проекты, которые проходят через экспертизу ФРП, имеют партнерский механизм финансового участия ФРП, банка и инициатора проекта. Иногда там появляются еще гарантирующие инструменты Корпорации развития малого и среднего бизнеса, регионального Фонда поддержки малого и среднего бизнеса. Для банка, который софинансирует проект, получение его клиентом поддержки госструктуры серьезно снижает риски. Фонд — пример классического института развития, компенсирующего пробелы, которые образуются в обычных рыночных механизмах.

Банки размещают не свои деньги, а деньги вкладчиков, поэтому должны действовать очень консервативно. Это сильно снижает аппетит к риску, накладывает ограничения на финансирование проектов, предусматривающих сильный рост, выход на совершенно новый рынок, масштабирование бизнеса, добавление новых переделов, технологические инновации. А ФРП оценивает эти рискованные с финансовой точки зрения проекты, неприемлемые для банкиров, со стороны расширения экспортного потенциала. Выстроенная научно-техническая и технологическая экспертиза вокруг заявок фонда позволяет свести дискуссию к простым цифрам.

Модель партнерства института развития и рыночных участников выгоднее, чем единоличное финансирование: бюджетные деньги получают возможность мультиплицировать эффект. При этом для коммерческих участников риск снижается, потому что ФРП, как правило, дает заем на добанковскую стадию, которая наиболее рискованна: делаются образцы, идет приобретение и монтаж оборудования, его запуск.

Кроме того, в классической системе двух партнеров на длинном шаге в пять-семь лет каждый в какой-то момент перетягивает одеяло на себя. Партнерство из трех и более участников устойчивее — оно позволяет каждому иметь как минимум одного союзника.

Начавшаяся год назад история поддержки проектов ФРП будет эволюционировать в сторону появления новых небанковских финансовых институтов, полагает Константин Басманов. Этот сегмент только складывается. Скоро и у банков начнется конкуренция за право софинансировать проекты, которые отбирает Фонд развития промышленности. Потому что появятся более индустриально ориентированные небанковские институты с аппетитом к риску.

Другие инструменты

— Другой инструмент поддержки проектов, о котором много говорят, это специальный инвестиционный контракт. Понятно, что этот инструмент основан на взаимной ответственности — государства, которое предоставляет в частности налоговые льготы, и инвесторов, которые обязуются закончить проект в срок и с определенными показателями.

Насколько результативно использование этого инструмента в России для развития промпроизводства и насколько предсказуем сейчас бизнес-климат, чтобы осуществлять такой проект, рассказывает генеральный директор ООО «Клаас», член правления российско-германской внешнеторговой палаты Ральф Бендиш. Его компания заключила с Минпромторгом РФ специнвестконтракт. Ральф Бендиш считает, что этот инструмент строит мост между теми условиями, в которых компания работает сейчас, и теми, в которых ей хотелось бы:

— Компания работает в России больше 25 лет, поставляла сюда зерноуборочные комбайны, трактора. Построила завод отверточной сборки, приняла решение о его расширении. Тем, что сегодня называют импортозамещением, мы занимались давно. То есть локализация для нас — задача сэкономить транспортные, таможенные расходы и не возить «воздух». Но мы столкнулись с условиями, которые абсолютно противоречат принципу улучшения инвестиционной привлекательности в России: от таких производителей, как мы, требуется полная локализация производства, на 100%. Этим мы даже в Германии на головном заводе не занимаемся! Кроме того, в России не существует инфраструктура поставщиков такого уровня, какой требуется. Обидно, что от нас требовали такой локализации, которая экономически невыгодна и нецелесообразна. Потому мы пошли на специнвестконтракт. Это взаимные обязательства, которые берут на себя Российская Федерация и инвестор. Их нелегко выполнять, они проверяются Счетной палатой, прокуратурой и всеми кому не лень. Но зато этот специнвестконтракт дает отсрочку выполнения условий по локализации на три года.

Еще один инструмент для поддержки инвестпроектов — особые экономические зоны. Первый заместитель генерального директора особой экономической зоны «Титановая долина» (Свердловская область) Андрей Антипов рассказал о том, какие дополнительные перспективы могут открыться для бизнеса от сочетания возможностей особой экономической зоны и Фонда развития промышленности:

— Плюс — долгие и дешевые деньги — на рынке сложно найти средства до семи лет по ставке 5%. Также компания получает готовую промышленную площадку, чтобы построить свое производство со всеми необходимыми подключениями. Плюс она получает набор таможенных и налоговых льгот, которые позволяют сэкономить от 20% до 30% издержек. Минус — сталкивается с довольно большим набором документов, экспертиз.

Например, наш потенциальный резидент — инжиниринговая компания «Нексан», которая занимается производством высокотехнологичной продукции и комплексных решений для разных отраслей промышленности. В ноябре компания подписала с нами соглашение о намерении стать нашим резидентом. Общий объем финансирования — 450 млн рублей, половину предполагает привлекать с помощью Фонда развития промышленности. На сегодняшний день компания проходит два этапа согласования, в фонде и в особой экономической зоне. И в процедуре согласований много параллелей, комплекты документов похожи: тот же самый бизнес-план, который отвечает на вопросы, каким образом проект будет реализован.

Андрей Антипов предложил унифицировать требования, которые ОЭЗ предъявляет кандидату в резиденты и которые выдвигает ФРП. В этом случае зона будет являться поставщиком пула клиентов, которых ФРП будет оценивать, может быть, быстрее. Особых экономических зон в России довольно много, это позволит получить пул заявок для ФРП и значительно упростит резиденту процедуру получения денег, позволит компаниям, которые сегодня задумываются над созданием новой индустрии, получить такой мультипликативный эффект. Также Андрей Антипов предложил в рамках ФРП создать приоритет для заявок от резидентов ОЭЗ.

Антон Данилов-Данильян резко возра­зил: «Мы против приоритетов, любой заявитель, попадая в Фонд развития промышленности, должен чувствовать себя наравне с остальными. Для нас даже особая экономическая зона с администрацией региона всего лишь “одни из”. Это дело принципа».

В целом ФРП получил позитивные оценки от бизнеса — это, возможно, самый действенный институт развития, который создало государство в последние годы. Вот только поддержка семи десятков проектов за год погоды в экономике не сделает. Видимо, понимая это, ФРП и создает региональную сеть, расширяя возможности.

Фонд развития промышленности (ФРП) создан в 2015 году для финансирования модернизации российской промышленности, организации новых производств и обеспечения импортозамещения. Основная задача — предоставление займов промышленным компаниям на льготных условиях в целях развития импортозамещающих и ориентированных на экспорт производств и перехода на наилучшие доступные технологии. Для реализации промышленно-технологических проектов фонд на конкурсной основе предоставляет целевые займы по ставке 5% годовых сроком до семи лет в объеме от 50 до 700 млн рублей, при этом стимулируя приток прямых инвестиций в реальный сектор экономики.   

 

Комментарии

Материалы по теме

Повесть о дружбе и недружбе

Стратегию инновационного развития Свердловской области обсудили на выставке ИННОПРОМ

Мониторинг инновационной среды Свердловской области вступил в активную фазу

Вторая тюменская компания стала резидентом Сколково

Как превратить инфраструктуру в инновации

 

comments powered by Disqus