На детях и доверии

Организация детского отдыха

Организация детского отдыха

Что ждет детский отдых — неоднозначный итог четырех смен уходящего лета

18 июня произошло событие, определившее политику властей в отношении организации детского отдыха на все лето-2016: на Сямозере в Карелии 47 детей и четверо взрослых из лагеря «Парк-отель Сямозеро» на двух каноэ и рафте попали в шторм — 14 детей погибли. Последовала волна проверок, представители власти и общественности заговорили о необходимости «закрутить гайки» и вообще встряхнуть индустрию.

Чиновник не тонет

После трагедии Общественная палата РФ организовала горячую линию по профилактике нарушений. Итог: 21% позвонивших родителей говорят о нарушении санитарных норм, 10% — об отсутствии адекватной медицинской помощи, 7% — о плохом питании и 16% — о некомпетентности вожатых.

— Были заявления об употреблении алкоголя и наркотиков в местах отдыха, — делится с нами председатель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Владимир Слепак. — Ситуация, с моей точки зрения, неудовлетворительная. На следующий день после трагедии мы направили письмо генеральному прокурору с просьбой проверить все места детского оздоровительного отдыха. Когда читаешь отчеты наших чиновников, что все под контролем, и потом получаешь жалобы, понимаешь — есть серьезное несоответствие. Мы всегда принимаем решение после трагических событий, только после этого смотрим на законы. Все люди, которые дают интервью и рассказывают, что нужно сделать в стране, чтобы избежать повтора трагедии, в 2012 году были на выездном совещании главы государства в оздоровительном детском лагере Ленинградской области. По итогам этого совещания четыре года назад были даны все указания и поручения, и они не выполнены. Это самый глубокий парадокс, характеризующий наше чиновничество.

В Свердловской области Роспотребнадзор проверил 1053 летние оздоровительные организации. Среди них 68 стационарных лагерей, 964 лагеря дневного пребывания, 21 санаторно-оздоровительную организацию и два лагеря палаточного типа. За первую смену проведена 601 проверка, нарушения выявлены в 439 случаях — это 73%. С нарушениями проведены 93% мероприятий. В основном претензии надзорного органа касаются организации питания.

Претензии к организаторам, но главное — противоречивые и трудновыполнимые нормативные требования к условиям жизни в детском палаточном лагере отбивают у организаторов желание
открывать интересные и перспективные проекты

Владимир Слепак при этом говорит, что с Урала, в частности из Свердловской и Челябинской областей, жалоб на горячую линию поступило крайне мало.

Организаторы детского отдыха признают: в той или иной степени этим летом «прижали» почти всех. Под пристальным вниманием оказались прежде всего коммерческие организации, занимающиеся летним досугом детей.

Проще запретить, чем создать

22 июля, спустя месяц после карельских событий, судебные приставы вывезли с территории лагеря «Восток» под Каменском-Уральским в Свердловской области четыре десятка детей. Действовали они на основании решения Каменского районного суда, приостановившего работу учреждения. Детская развивающая программа в лагере организована екатеринбургской фирмой «Т-Игра». Директор компании Игорь Шаркин считает, что проверки подведомственной ему территории детского отдыха проходили с обилием формальностей, и по причине формального же несоответствия лагерь в итоге был закрыт.

— С 5 по 20 июля у нас побывало пять комиссий. В их состав входили представители Роспотребнадзора, МЧС, прокуратуры. И все они просто ставили галочки — что не так здесь, что здесь. И на основании формально зафиксированных нарушений нас закрыли. При том что на муниципальные детские лагеря зачастую смотрят сквозь пальцы. В бюджетные учреждения есть путевки, есть распределения. И к ведомственным лагерям отношение другое. Тот же лагерь на Сямозере был принят комиссией. А вот частные выглядят вроде как бесхозными и их закрывают. Просто согласно данному сверху указанию. Когда комиссия приехала к нам, первое, что они произнесли: «Как все у вас хорошо». А потом начали смотреть, и по итогам закрыли как будто согласно плану.

Руководитель «Т-Игры» подробно рассказывает, как именно комиссия осматривала территорию лагеря, пищеблок, продукты в холодильнике, сетовала, что не промаркирован инвентарь. С грустью замечает, что в Карелии ведра наверняка были промаркированы.

— В итоге суд вынес постановление, что детей нужно забрать с территории «Востока» немедленно. Но ведь родители как раз и отправили детей отдыхать для того, чтобы куда-то отправиться самим. Некоторые маленькие участники развивающей программы вообще приехали из другого города. Хотя бы сутки или двое можно было дать людям. Но выполнялось распоряжение немедленно. На территорию лагеря судебные приставы приехали в сопровождении полиции и журналистов, они опечатали дома, обзвонили родителей и потребовали, чтобы они сейчас же забирали детей. Дети в стрессе: несколько дней на территории лагеря идут проверки, затем приезжают люди в мундирах, полиция, пресса, которая пристает к ним, невзирая на наш запрет, — рассказывает Игорь Шаркин. — Сегодня предпринимается много действий в интересах детей, но нельзя забывать, что стрессовые ситуации и некоторые действия по-настоящему могут подвергнуть опасности жизнь и здоровье. Разумеется, я предложил родителям забрать детей. Но, несмотря на то, что судебные приставы звонили им и требовали сделать это немедленно — ни один не изъявил такого желания. Перевозили мы детей в итоге с машиной сопровождения.

Как сделать так, чтобы система работала на создание комфортной среды для отдыха детей, а не для формальной отчетности?

— Я не знаю, — говорит Игорь Шаркин. — Я вижу реальный отклик от участников наших программ: дети хотят только к нам, а родители готовы платить деньги тоже именно нам, потому что видят, что ребенку все нравится. Некоторые дети бывали у нас по 20 раз, есть чемпион: девочка 26 раз приезжала и теперь сама уже помощник инструктора. Мы тщательно относимся к подготовке нашей программы, подготовке персонала — в этой сфере не должно быть случайных людей. Я сам вырастил инструкторов и компанию, для меня это не бизнес, а миссия, дело жизни. А в отношении лагерей, которые действительно нужно закрыть, зачастую не предпринимается никаких мер. Закрытия, которые осуществляются сейчас, как будто призваны продемонстрировать работу системы надзора. Нельзя, чтобы было проще запретить, чем создать. Деятельность энтузиастов по организации детского отдыха, создателей действительно хороших, сделанных с душой проектов, не должна схлопнуться.

Как к миссии, а не бизнесу относится к своему делу подавляющее большинство тех, кто так или иначе связан с семейным отдыхом. Так, по словам представителя клуба семьи «Муравейник» Ирины Носковой, в познавательные походы они выбираются давно сложившимся дружеским кругом, семьями, члены которых знают друг друга много лет. Но в обязательном порядке в компании есть проверенные врач и повар. Для того, чтобы максимально обезопасить участников поездки всех возрастов. Результат — ни одного ЧП за 20 лет. Что касается концепции такого отдыха, Ирина говорит просто: «У нас семья». Деликатная сфера держится в основном на фанатах, а не на коммерсантах.

Сначала построй, потом проверь

Отраслевые эксперты говорят, что участники рынка, которые долгие годы трудились на энтузиазме, начали его терять.

— Сезон 2016 года и трагические события в Карелии не только повлияли, но и, возможно, навсегда изменили индустрию детского отдыха в России, — говорит генеральный директор интернет-каталога детских лагерей incamp.ru Елена Рыженкова. — Отрасль, которую долгие годы правительство почти не замечало, стала одним из главных информационных поводов. Президент дал министерствам ряд распоряжений по разработке единого реестра лагерей, правовых норм и системе проверок детских операторов отдыха. Министерство образования заявило о готовности создать комитет, который будет заниматься детским отдыхом. Но долгосрочные результаты этих решений мы сможем оценить только в сезоне 2017 года.

По мнению эксперта, на данный момент уже очевидно, что ситуация уже привела к сокращению туристических и походных программ. Претензии к организаторам, но главное — противоречивые и трудновыполнимые нормативные требования к условиям жизни в детском палаточном лагере отбивают у организаторов желание открывать интересные и перспективные проекты.

— В этом сезоне ряд операторов отказались от походных программ со сплавами, вероятно, что в 2017-м число отказников только увеличится. Но именно туристические программы учат самостоятельности, ответственности, выносливости и умению преодолевать трудности. Для многих родителей отмена этих программ — большая потеря, — отмечает Елена Рыженкова. — Вторая тенденция — это увеличение стоимости путевок.

Какие меры регулирования рынка общественники предлагают власти сегодня? Предложений немало, как быстрых к исполнению, так и долгосрочных.

Как рассказал Владимир Слепак, Общественная палата предлагает в долгосрочной перспективе ввести обязательное лицензирование детского отдыха. А уже сейчас можно выполнить паспортизацию объектов. «Местные и территориальные руководители органов внутренних дел, представители МЧС, ФСБ, МВД, ГИБДД должны подписать заключение о безопасности объекта», — отмечает Владимир Слепак.

Полномочия по организации детского отдыха ожидает передача в ведение Минобра, где будет создана новая концепция отрасли.

— До официальной публикации новых законодательных норм сложно говорить о том, кто и как теперь сможет организовывать детский отдых, — рисует перспективы Елена Рыженкова. — Будет ли введена система лицензирования, прописаны все аспекты организации детского отдыха, введены требования по подготовке вожатых — пока все это остается неясным. Но любые ограничения лягут на плечи родителей. В России, в особенности в Московской и Ленинградской областях, катастрофически не хватает баз и территорий для детских лагерей и детского отдыха. Советское наследие пришло в негодность. Лагеря не могут себе позволить построить новую базу, а с точки зрения инвесторов это крайне нерентабельный проект. Многие организаторы арендуют корпуса в домах отдыха, пансионатах или базах отдыха, где есть и взрослые отдыхающие, и проводят в них свои программы. Если им, к примеру, запретят это делать, то большинство лагерей просто не найдет себе места. Индустрия нуждается не только в ограничениях, но и в государственной поддержке — прежде всего в вопросе строительства баз.            

Комментарии
 

comments powered by Disqus