Грушу не скушать

Технологии для городов

Технологии для городов

В российском энергосбережении так и не заработали понятные рыночные механизмы. Без этого энергоэффективные технологии в городах востребованы слабо

Молодые технологии индустриального интернета дают революционные возможности для модернизации городского хозяйства. Что необходимо сделать, чтобы жилищно-коммунальный фонд мог их использовать? Можно ли совместить две эти сферы и как они должны взаимодействовать? Позволит ли это создать умный город в российской реальности? Как интернет вещей может помочь в решении задач энергосбережения и энергоэффективности? Эти и другие вопросы обсуждали участники дискуссии «Движение к городу будущего — движение к энергоэффективности», развернувшейся в рамках форума «Технологии для городов» на Иннопроме-2016.

Ищи способ

Люди, по-настоящему работающие в городском хозяйстве, если что-либо новое появляется, ищут способ, как это новое использовать, чтобы решить накопившиеся проблемы. Если не получается, то через год они видят: мир пошел вперед, а они остались на прежнем месте.

— Чтобы этого не происходило, нужно говорить прежде всего о способе. Мыслеформа «учет — это основа для энергосбережения на предприятии» должна быть перевернута, — заявил генеральный директор НПО «Карат», председатель Совета НП «Метрология энергосбережения» Сергей Ледовский. — Учет — это как пожарный гидрант, он просто должен быть, и кто-то с этими данными должен по-честному работать. Интернет — это средство учета. Этот посыл заставляет посмотреть на средства учета как на интернет вещей.

В стране около 16 миллионов сим-карт используется для транспорта данных со средств учета. При этом данных, пригодных для анализа, сведения территориального баланса по кварталам, по микрорайонам, по муниципальным образованиям, в разрезе источников энергии, конкретных административных образований, отраслевых организаций, чаще всего нет, подчеркивает эксперт. Готовность страны к работе в интегрированных информационных системах, таких как ЖКХ, низкая. Общая ошибка: нет смыслового шлюза, который позволял бы профессионально обращаться с данными, отражающими потребление объекта. Сама законодательная конструкция не подразумевает автоматического использования этих данных. Недостаточно просто телеметрии с прибора, необходимо фиксировать все события, связанные с этим прибором. Чтобы была честная цифра. В результате доверия к цифре рождается доверие между поставщиком и потребителем.

Полтора года назад появился стандарт беспроводной передачи данных интернета вещей, триста компаний в мире стали членами LoRaAlliance, получили доступ к протоколам. Ряд стран развернули сети. 70 базовых станций покрыли, например, Финляндию, и на расстоянии 50 — 70 километров любое устройство, посылая раз в час сигнал, находит свое приложение в интернете, и это приложение служит пользователям.
 
Постепенно высокие технологии приходят и в нашу страну. Предпринимается ряд шагов, чтобы использовать информацию, которую аккумулируют интернет вещей и интернет приборов учета, рассказывает Сергей Ледовский. Минпром и Минсвязи предложили, например, использовать частоты, освобождаемые от вещания аналогового телевидения при переходе на цифровое вещание, для взаимодействия умных устройств, которые будут обмениваться информацией с дата-центрами, оттуда ее можно будет агрегировать и использовать.
 
Но для большой России все это пока — фантастика. Как и дома с нулевым потреб­лением. Новые европейские нормы строительства зданий стремятся к экономии энергии до 90% и даже до 100%, требуют снижать энергопотребление из сетей до 20%. Обязательно потребление энергии из возобновляемых источников. В Англии тоже лет десять назад все смеялись над утверждением, что здание может не потреблять энергию вовсе. Проблемы, которые мы должны решать, это как организовать все наши города и здания, чтобы они использовали хотя бы на 50% меньше энергетических ресурсов, чем сегодня, конкретизировал задачу соучредитель и член правления Совета по экологическому строительству в России Гай Имз.

Уже сейчас у РЖД, Сбербанка, Газпрома есть здания, которые используют энергии в восемь раз меньше. Сто крупных проектов реализовано в России. Все объекты, построенные к Олимпиаде 2014 года, энергетически эффективны, получили соответствующие сертификаты. Строятся подобные на территории Сколково. Есть опыт адаптации технологий к нашим условиям, к нашей тарификации. Но практика показывает: после ввода в эксплуатацию такие дома какое-то время работают устойчиво, а потом показатели падают. Налицо проблемы эксплуатации. Так кому нужны энергоэффективные здания?

Думай через инвестиции

Разумеется, все в курсе: есть указ президента № 889 «О повышении энергетической эффективности» к 2020 году на 40%. Но рассуждают девелоперы, как правило, так: подождем, посмотрим, кто там построит энергоэффективные здания, насколько это интересно владельцам квартир, поспрашиваем службу эксплуатации. Многие говорят: «У меня и так все купят». Между тем понимание, что энергоэффективность — адекватный способ повышения конкурентоспособности зданий, постепенно складывается.

Сооружение зданий с нулевым потреб­лением — продукт договоренности, говорит заместитель председателя Комитета по энергоэффективности и устойчивому развитию Российской Гильдии управляющих и девелоперов, заместитель генерального директора по вопросам устойчивого развития ГК «Бюро техники» Евгений Тесля. Профессионалы в энергоэффективности должны найти общий язык с инвестором, девелопером и покупателем. Потому что это дорого, и обо всем приходится думать «через» инвестиции, технико-экономическое обоснование. Ответ инвестору на вопрос об окупаемости строительства энергоэффективного здания позволит дать понимание проектной стоимости решения. Для ее достижения важны качество инженерной концепции в целом, грамотный выбор конкретных решений и оценка будущих эксплуатационных затрат, подчеркивает эксперт.

Энергоэффективные технологии — это часть системы энергоменеджмента, акцентирует национальный эксперт ЮНИДО в этой сфере Измаил Петров. Эта организация разработала и внедрила методологию создания систем энергоменеджмента для промышленных предприятий в более чем тридцати развитых странах.

— Наша концепция базируется на том, чтобы изначально выявлять и реализовать на предприятии низкозатратные возможности для энергосбережения, только после этого приступать к реализации технически сложных, инвестиционно емких мероприятий, — говорит Измаил Петров. — Мы исходим из того, что любая организация независимо от формы собственности, размера, оснащенности приборами учета может начать внедрять систему энергоменеджмента, анализировать энергопотребление и энергоэффективность, выявлять возможности для энергосбережения.
 
С жилыми домами ЮНИДО работает через управляющие компании, есть уникальный пример внедрения системы энергоменеджмента в жилом комплексе города Набережные Челны. Результат — за последние четыре месяца добились снижения энергопотребления жилых домов с 7% до 10%. Прямой выгоды для управляющей компании это не дает, но, добившись снижения энергопотребления жильцами, она добилась собираемости платы за энергоресурсы.

Убирай барьеры

В стране принято два закона об энергосбережении (в 1996 и в 2009 годах), разработано огромное количество программ повышения энергоэффективности, потрачены сотни миллиардов рублей. Но ни одна программа не доведена до конца.

— Первоочередная причина в том, что так и не заработали рыночные механизмы, понятные для всех. Остается масса вопросов, на которые государство пока не дало ответов, — говорит исполнительный директор СРО 19 «Союз эффективность» Дмитрий Серебряков.
 
Эксперт привел два примера. Первый — для потребителя. С 90-х годов устанавливаются общедомовые приборы учета, причем за счет граждан. А расчет ведется не по текущим показаниям приборов учета, а по показаниям предыдущего года, либо по нормативу. И раз в год — перерасчет, в соответствии с 307-м постановлением. Не будет заинтересован потребитель в экономии в расчетный период, если ему приходит некая сумма за предыдущий год или по нормативу. Мы никогда не заставим его заниматься энергосбережением. Действие этой нормы должно было закончиться 1 июля. Но не закончилось, решение отдано на усмотрение субъектов. Инвестора при таком подходе в этот рынок не заманить. Принцип должен быть один, работающий во всем мире: если жители за свой счет установили счетчик, значит, они должны платить по факту, и чем больше сэкономили, тем меньше заплатили. Тогда и технологии индустриального интернета в ЖКХ будут востребованы. Сегодня мы, допустим, на Сбербанк-онлайн видим цифры с общедомовых приборов учета. Но пока эти цифры странно туда попадают. Управляющая компания снимает показания, передает в расчетный центр, из расчетного центра они поступают в платежную систему. Неужели нельзя напрямую, если счетчик поверен, выделить сигнал с него в платежную систему? И чтобы она итог потребления не в гигакалориях гражданам показывала, а сразу в рублях. Без прозрачности данных мы никакого энергосбережения не добьемся.

Второй — для бизнеса: в теплоснабжении существует неурегулированный конфликт между производителями тепла и сетями — одним надо как можно больше тепла поставить, чтобы заработать, а другим надо меньше потребить и заплатить. Кроме того, все сверхнормативные потери оплачивают граждане, а повлиять на энергоэффективность этих предприятий они не могут: нет инструментов, о внедрении которых и шла речь на форуме. Если мы сейчас внедрим технологии индустриального интернета для таких заведомо убыточных предприятий, которые выстраивают свой бизнес-процесс на потерях в теплоснабжении, то на следующем Иннопроме все спикеры будут сидеть в бронежилетах, иронично подвел черту глава СРО 19.

Если население увидит для себя выгоду, а бизнес почувствует, что на этом можно заработать, энергосбережение в стране начнется само собой.

Комментарии

Еще в сюжете «Градостроительство и грамотное планирование пространств»

Материалы по теме

Пермь 2.0

Урбанизация туда и обратно

Заводоупразднение

Аравена и пустота

Велосипедные гонки

Город с большой буквы «П»

 

comments powered by Disqus