Вагон-самолет

Иннопром-2015

Иннопром-2015

Совместное российско-китайское строительство крупнейшего на континенте сухопутного транспортного коридора как синтез идей Иннопрома-2015

Иннопром разрастается. Рост — основная черта динамики промышленной выставки и, пожалуй, единственная, которую единодушно признают и организаторы, и участники, и критики. В этом году мероприятие в Екатеринбурге посетили 52 тыс. человек, в прошлом — 46 тысяч, а в первый год, напомним, — около 20. Не будем вдаваться в детали других числовых показателей (географии участников, количества стендов или мероприятий деловой программы), отметим лишь, что все они уверенно растут. И даже проходящий на высшем уровне параллельно в Уфе саммит Шанхайской организации сотрудничества не обеднил представительности Иннопрома-2015.

В истории Иннопрома можно выделить условные стадии. Задуманная в 2010 году тогдашним губернатором Свердловской области Александром Мишариным выставка инноваций в промышленности, впоследствии поддержанная нынешним главой региона Евгением Куйвашевым, первые годы существовала как инициатива смелая и амбициозная, но все же региональная. Ситуация изменилась в 2014 году, когда шефство над Иннопромом взяло министерство промышленности и торговли РФ: форум уверенно шагнул на федеральный уровень и назначил себя «главной промышленной выставкой страны»; персоной-лидером мероприятия стал министр Денис Мантуров. С 2015-го появилось еще одно изменение формата: организаторы Иннопрома каждый год решили приглашать в партнеры выставки целое государство. Первым в истории Иннопрома партнером стала Китайская Народная Республика. Была устроена масштабная национальная экспозиция, деловая программа версталась с ощутимым китайским акцентом, а на сцене Екатеринбургского театра оперы и балета давали китайскую танцевальную драму «Красное платье». Уже известно, что страной-партнером Иннопрома будущего года выступит Индия.

Однако в контентной части рост Иннопрома, на наш взгляд, идет исключительно экстенсивно. Выставка перестала быть промышленной уже несколько лет назад: не первый год наравне с инновациями и промышленными достижениями на стендах представлены конкретные города и территории, а значит, их социальная и культурная сфера. Разумеется, промышленность не существует в отрыве от всего социально-экономического комплекса, но попытка охватить все его сферы в рамках одного мероприятия (пусть и большого) приводит к размыванию тематики. Потому год от года Иннопром, как нам видится, теряет прежний новаторский и инновационный драйв, обрастая со всех сторон повседневностью и бытом. Оттого все сложнее становится ответить на вопрос — о чем была прошедшая выставка.

Пирамида идей

За пять дней в Екатеринбург-Экспо проведены полторы сотни мероприятий, их тематика включала такие полюсы: научные и производственные инновации, логистика и промышленная кооперация, промышленная политика наднационального, федерального и регионального уровней, образование и обучение, культурная политика, дизайн и даже благотворительность. Рискнем, однако, выделить приоритеты. Здесь стоит обратиться к иерархии прошедших мероприятий: из всей массы секций, круглых столов и презентаций выделим три больших события. Это российско-китайский бизнес-форум, открывший Иннопром; главная пленарная сессия, посвященная вопросам эффективности производства; и пленарная секция на тему строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали (ВСМ) Москва — Пекин.


Абсолютный рекорд скорости рельсового поезда принадлежит французам: 3 апреля 2007 года опытный поезд разогнался до 574,8 км/ч. Китайские машиностроители уверяют, что сейчас в тестовых режимах их поезда разгоняются более чем на 600 км/ч

На главной пленарной сессии торжест­венно-парадная сторона превалировала над информационно-содержательной. Несомненно, важнейшей составляющей стал визит председателя правительства РФ Дмитрия Медведева: его посещение Иннопрома уже можно считать традиционным. В рамках непродолжительного появления в зале премьер-министр выступил с ободряющей речью о развитии отечественной экономики на волне импортозамещения и в сотрудничестве с восточными партнерами, а также поучаствовал в награждении победителя второй Национальной промышленной премии «Индустрия» (им стала компания «Таврида электрик», разработчик инновационной вакуумной коммутационной техники).

Вопросы эффективности производства, на наш взгляд, выпадали из пула магистральных тем иннопромовской повестки. Нисколько не принижая значимости темы, отметим: основной разговор велся о запуске промышленного развития в России, о поиске драйвера, то есть о более ранней стадии роста. Массовое налаживание эффективности осуществляется на следующем этапе. К тому же эффективность (особенно ресурсная) не является существенной чертой и китайской экономики — в ее случае, скорее, нужно говорить о механизмах поддержания агрессивного роста.

Наиболее содержательными, тематически цельными и отражающими актуальные вопросы текущего промышленного развития и аспекты российско-китайского экономического взаимодействия стали, на наш взгляд, бизнес-форум и пленарная секция, посвященная ВСМ.

Кооперация в кластерах

Программа форума декларировала активную дискуссию по вопросам кооперации с Китаем в обширном списке отраслей. На деле результат был менее масштабен: основная масса экономического российско-китайского взаимодействия приходится на торговлю, реальная производственная ко­операция наблюдается в небольших сегментах. Чиновникам и бизнес-ассоциациям более всего хотелось бы видеть совместную работу в высокотехнологичных телекоммуникационных отраслях, однако реальная кооперация складывается пока в машиностроении (в основном транспортном: автомобильном и железнодорожном) и транспортно-инфраструктурных проектах. И дискуссия развивалась именно вокруг этих отраслей.

Такая направленность кооперации стала активно проявляться лет пять назад, кейс региона-пионера российско-китайского сотрудничества и одного из лидеров по привлечению инвестиций из КНР Тульской области — хорошая тому иллюстрация. Рассказывает генеральный директор АО «Корпорация развития Тульской области» Денис Тихонов:

— Мы растем даже в кризис. За четыре года объем промышленного производства увеличился в полтора раза, за пять месяцев 2015 года — более чем на 30%. В 2011 году губернатор области Владимир Груздев задал вектор на новую индустриализацию региона, развитие машиностроения (автомобиле- и станкостроения) — стало одним из приоритетов. Для этого мы взялись строить Узловский индустриальный парк. В то же время компания Great Wall разработала стратегию интенсивного роста и развития производственных мощностей, в том числе и в России. Так сложилось, что во многих точках эти две стратегии совпали, и компания Great Wall стала якорным резидентом нашего индустриального парка. Новый завод Great Wall (конвейер будет запущен в 2017 году) — это 2,5 тыс. рабочих мест, 500 млн долларов инвестиций в основной капитал. Но само предприятие — только первоначальный этап нашего сотрудничества. Следующий — формирование кластера за счет создания производств автокомпонентов. На территории области уже работает газохимический кластер (Щекиназот, узловский «Пластик»), компании которого стремятся удлинять производственные цепочки. Очевидно, что удлинить их можно в сторону создания полимеров, необходимых при производстве автокомпонентов. Другая группа продукции — металлы. Тулачермет уже сегодня держит курс на выпуск спецсталей и автомобильного листа. Отрадно, что Great Wall идет навстречу отечественным производителям и, по сути, участвует вместе с нами в создании новой формации областной экономики.

По похожему пути, видимо, движется и Липецкая область, где крупнейшим инвестором особой экономической зоны «Липецк» выступит автомобильный концерн Lifan. О планах рассказывает вице-президент компании Чэнь Вэй:

— На российский рынок наша компания зашла в 2007 году. Даже когда в 2008 году в мире разразился кризис, мы все равно остались на вашем рынке, потому что мы чувствуем его большой потенциал. А с 2011 года и до сих пор мы — лидеры среди китайских автопроизводителей по объемам продаж в России. Теперь мы инвестируем в Липецкой области около 300 млн долларов в строительство завода, оно начнется буквально в эти дни. Предполагаем развиваться и в других направлениях. Новый виток автомобилестроения в Китае — выпуск электромобилей. В нашей стране сейчас фактически революция в этой области. Успешные модели электромобилей есть и в нашей линейке продукции — можете проверить на нашем стенде на Иннопроме. Поэтому мы сейчас много работаем в сфере создания аккумуляторных батарей. И мы заметили, что электроэнергия и основное сырье для их производства (скажем, кремний) в России дешевле, чем в Китае. Поэтому мы стали задумываться о проектах взаимодействия с Россией и в этой сфере.

Несмотря на то, что Россия и Китай имеют общую территориальную границу, центры производственной активности наших стран находятся далеко друг от друга. В России они располагаются ближе к европейской части, в Китае — в приморском юго-восточном регионе. Поэтому, чтобы длинная производственная цепочка могла состояться, необходимо наладить инфраструктуру и логистику. «Скажем, принцип Just in time, пионером которого стала корпорация Toyota, — по большому счету, именно логистическая, а не производственная инновация», — подчеркивает важность своей отрасли генеральный директор компании FESCO (ОАО «Дальневосточное морское пароходство») Константин Соколов. Более того, транспортно-логистическая отрасль — это один из крупнейших заказчиков продукции широкого ряда машиностроительных производств. А они в свою очередь строятся по тем самым принципам международной кооперации, благодаря опять же логистическим инновациям.

— Развитие транспортно-логистической отрасли позволяет предлагать новые сов­ременные продукты и потребительскому рынку, — продолжает Соколов. — Скажем, в последнее время компания Alibaba активно выходит на российский рынок — это один из крупнейших мировых игроков интернет-торговли. Понятно, что для этого ей важно обеспечить надежную цепочку поставок товаров из Китая в Россию. Китайские партнеры серьезно работают над развитием высокотехнологичного логистического центра в Харбине. И уже разрабатываются проекты создания зеркального центра в России — в Уссурийске или во Владивостоке.

Связать центры

Слияние циркулировавших идей (поиск драйвера нового роста, партнерство с Китаем, кооперация в сфере машиностроения, развитие инфраструктуры и логистики), а также их воплощение в конкретном проекте произошло на третьем пленарном заседании Иннопрома — на секции, посвященной развитию ВСМ (мероприятие прошло в партнерстве с холдингом «Синара — Транспортные Машины»).

Железнодорожники говорят: 2015 год — знаковый для транспортной отрасли России, на высшем уровне принято решение развивать высокоскоростные магистрали. Проект реализации высокоскоростной железнодорожной сети в России утвержден распоряжением правительства РФ и включен в транспортную стратегию РФ до 2030 года. Он предусматривает создание сети линий общей протяженностью 4,2 тыс. км со скоростью движения более 200 км/ч и модернизацию 7 тыс. км линий для движения со скоростью 160 — 200 км/ч.

В общем, не новаторство: идее создания первого поезда для ВСМ в этом году исполняется 50 лет, идее строительства железных дорог как драйвера российской экономики — лет на сто больше. Тем не менее сеть ВСМ как обязательный атрибут развитых государств и один из важнейших элементов конкурентности национального хозяйства в России до сих пор не представлена. На опыте передовика ВСМ Японии хорошо виден несомненный положительный эффект от строительства этого типа инфраструктуры. Например, в провинциальных регионах, куда приходят ВСМ, средняя заработная плата за счет повышения общей экономической активности вырастает на 30 — 50% в среднесрочный период. Население в регионах с ВСМ в среднем за 10 лет растет на 32 — 35 промилле, без ВСМ — на 12 промилле. Число активных экономических компаний в регионах с ВСМ — на 46%, без ВСМ — на 20%. Рост поступлений в бюджеты — 55% и 10% соответственно. И так далее.

Осью сети отечественных ВСМ должен стать транспортный коридор Москва — Пекин. Если планы реализуются, это будет крупнейший сухопутный мост, соединяющий Западную Европу и Азию, который войдет составной частью в глобальный китайский проект «Шелковый путь».

Партнерство с Китаем в сфере ВСМ очевидно. Помимо общей границы и общих логистических интересов, сегодня КНР — безусловный лидер в сфере высокоскоростных дорог. Как рассказывает Сунь Юнцай, вице-президент CRRC Corporation Limited (крупнейшей в мире корпорации железнодорожного машиностроения), с 2004 года в Китае построено восемь головных линий: четыре продольные и четыре поперечные. Они простираются через 28 провинций Китая и насчитывают 16 тыс. км общей протяженности на весну 2015 года (всего в мире 32,6 тыс. км ВСМ). По этим линиям курсируют поезда трех классов скорости: 200 — 250; 250 — 300 и 300 — 350 км/ч. По Китаю ходит более 1,8 тыс. ВС-составов, а количество вагонов приближается к 15 тысячам.

Примечательно: по первоначальному плану китайцы собирались довести протяженности ВС-сети к 2020 году лишь до 13,5 тыс. км. Однако уже к 2012 году первые введенные линии продемонстрировали настолько сильный положительный эффект, что у всех отпали сомнения в эффективности ВСМ, и к концу текущего года общая протяженность магистралей этого класса в КНР подберется к отметке в 20 тыс. км.

Волна восхищения и оптимизма не сходила в течение всего мероприятия. И хотя программка анонсировала дискуссию, на деле присутствовавшим были представлены дружные славословия в адрес ВСМ. В общем, к ним готовы присоединиться и мы, с одним лишь пожеланием: скорее перейти от слов к делам.

В работе

— Идея строительства высокоскоростного транспортного коридора Москва — Пекин молодая, она возникла в августе прошлого года во время заседания межправительственной комиссии, — рассказывает ныне первый вице-президент ОАО «Российские железные дороги» Александр Мишарин. — Тогда в присутствии премьер-министров наших стран был подписан меморандум о начале реализации этого проекта. В целом проект ВС-коридора включает строительство железной дороги протяженностью около 8 тыс. км, что сокращает нынешнее время в пути вчетверо. На сегодня это крупнейший транспортный проект в мире, по масштабам сравнимый со строительством Суэцкого или Панамского каналов. Также проект является составной частью проекта наземного «Шелкового пути» и частью программы развития Евразийского экономического пространства. А в мае текущего года в присутствии глав государств составлен следующий меморандум, который подписали министерство транспорта РФ, РЖД, комитет по реформам и развитию Китая и Китайские ЖД. Этот документ определяет условия и этапы реализации проекта ВС-коридора Москва — Пекин и реализацию его первого пилотного участка Москва — Казань. Эта большая работа уже ведется. В этом году наши китайские коллеги заканчивают строительство сети протяженностью 3200 км от Пекина до Урумчи. Уже идет проектирование участка Москва — Казань: меньше месяца назад, в середине июня, заключен договор между РЖД и консорциумом крупных проектных институтов во главе с Мосгипротрансом и Нижегородметропроектом с участием China Railway Eryuan Engineering Group. Это самый большой договор на проектные работы за всю историю России — 20 млрд руб­лей. (Общая предварительная стоимость ветки Москва — Казань переваливает за 1 трлн рублей. — Ред.) В этом году должны быть выполнены инженерные изыскания и проектная стадия на пути до Нижнего Новгорода, а к концу следующего года — полностью проект до Казани, включающий технические условия и финансовую модель строительства.

Идею ВСМ разъясняет заместитель министра транспорта России Алексей Цыденов:

— Это не только перевозки пассажиров. Линии ВСМ позволят снять нагрузки с существующих путей и освободить их для увеличения перевозок грузов. Причем это не только высокоскоростные поезда, на эти линии в ночное время можно поставить обычные пассажирские. Таким образом на участке Москва — Казань можно будет сократить время следования обычных поездов почти вдвое. Более того, линии ВСМ предусматривают движение даже легких грузовых составов — контейнерных, скорее всего, тоже в ночной период. Уже строительство ВСМ обеспечивает серьезные вложения в сопутствующие производства. Так, в период строительства ВСМ Москва — Казань будет сформировано 80 тыс. рабочих мест, из них 45 тыс. мест —
в сопутствующих отраслях. Скажем, количество мостов, которые должны быть построены по пути следования магистрали, обеспечит загрузку всех мостостроительных заводов в России на год. Есть подобные эффекты и на стадии эксплуатации магистрали: всего будет создано 30 тыс. мест, из них половина — в обслуживающих отраслях.

Важно, что подписанный в мае меморандум предполагает локализацию в России производств как подвижного состава, так и техники для путей. Замминистра Цыденов: «Сейчас у нас длится активная фаза согласования конкретных условий работы по этому меморандуму с нашими китайскими друзьями. За конец 2014-го и начало текущего года мы провели пять заседаний межведомственных рабочих групп и три заседания рабочих групп предприятий».

Общая стоимость ВСМ Москва — Пекин исчисляется триллионами рублей. Разумеется, механизмы финансирования вызывают массу вопросов. Здесь, однако, пока конкретики немного. Эксперты советуют обратить внимание на новые многообещающие финансовые институты — Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Банк БРИКС. Эти институты создавались в том числе и по инициативе нашей страны и Китая. И в первую очередь — для развития инфраструктуры на сопредельных территориях. Но дело не только в объеме. Китайское финансирование — новость для российского рынка. Да и проектов, сопоставимых по масштабам со строительством ВСМ, на российском рынке еще не было. Поэтому очевидно: чтобы построить устойчивую и долгосрочную финансовую схему проекта, в этом процессе важен будет финансовый консалтинг.

И нам достанется

ВСМ стоит рассматривать не только как глобальный проект. Линии имеют большое экономическое значение и для локальных территорий: для них возникающие положительные агломерационные эффекты превышают эффекты от транзитных перевозок.
А именно в огромном нераскрытом агломерационном эффекте многие усматривают потенциал роста отечественной экономики. «При сокращении времени хода между Москвой и Казанью как крайними точками мы даем возможности еще 11 населенным пунктам: Нижнему Новгороду, Чебоксарам, Владимиру, Дзержинску, Орехово-Зуеву и другим. Прирост ВРП этих территорий за первые 12 лет эксплуатации ВСМ превысит 11 трлн рублей, что даст 3,4 — 3,8 трлн руб­лей дополнительных бюджетных доходов», — обещает Александр Мишарин.

Для Урала в этом смысле важен отрезок ВСМ Екатеринбург — Челябинск, движение по нему сократит время преодоления расстояния между городами до менее часа. Оценки приводит президент Центра экономики инфраструктуры Владимир Косой:

— Пассажиропоток на ВС-трассе Екатеринбург — Челябинск должен составить более 2,7 млн человек в год. Еще в период строительства годовой ВРП Свердловской области должен увеличиться на 55 млрд рублей, Челябинской — на 30. За период с 2020 по 2030 годы прирост ВРП областей превысит 700 млрд рублей, а дополнительные доходы региональных бюджетов — 290 млрд рублей. Оценочная стоимость самого проекта — около 150 млрд рублей, только региональные бюджетные эффекты будут вдвое больше, чем стоимость строительства. Более того, после создания на Урале сети скоростного транспорта мы получим не просто два города-миллионника, а колоссальное образование — Уральский урбанистический район. Это образование, как, допустим, Рур в Германии, станет важным элементом развития российской экономики в целом.

Ему вторит партнер и коллега Илья Пономарев, директор Федерального центра проектного финансирования Внешэкономбанка:

— Екатеринбург и Челябинск — это города-милллионники, вокруг которых концентрируются важнейшие отечественные промышленные компетенции, в том числе оборонно-промышленные, космические, атомные. Более того, высока концентрация потенциала и непосредственно на территории между городами. Возьмем хотя бы недооформленную микроагломерацию Касли — Озерск — Снежинск: это города с очень высоким технологическим и научным потенциалом, но сегодня они имеют нисходящие тренды и в экономике, и в социальной сфере. А главное, Екатеринбург и Челябинск расположены на двух разных ветках Транссиба. Оттого агломерационный эффект, который может возникнуть при соединении этих двух городов с помощью ВСМ, очень велик: мультипликативный эффект впятеро превосходит объем необходимых инвестиций, что в удельных показателях кратно выше эффекта, возникающего на участке Москва — Казань.

Именно поэтому проект ВСМ Екатеринбург — Челябинск имеет все шансы быть реализованным не через механизмы прямого бюджетного фондирования. Грамотное управление будущими бюджетными доходами выросшей от реализации проекта экономики может стать источником крепкой ценной бумаги с национальным или даже наднациональным уровнем. И если такая бумага будет сформирована, инвесторов под нее найдется предостаточно, заверяет Илья Пономарев: инструмент будет востребован в связи с высокой степенью надежности (инфраструктурные проекты дают стабильный долгосрочный эффект), в нем будут задействованы государственные федеральные и субъектовые гарантии.

Дополнительные материалы:

Взросление отношений

Российские и китайские чиновники от промышленности и торговли уверены в скором переходе от торговли к индустриальной кооперации двух стран

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров:

— Я благодарю наших китайских друзей за доверие к российской экономике и согласие выступить страной-партнером Иннопрома-2015. Этот символический жест не только подчеркнет авторитет Иннопрома как значимого международного события в сфере промышленности и научно-технических инноваций, но также придаст дополнительный импульс развитию экономических связей между нашими странами.

Товарооборот между Россией и Китаем в 2014 году приблизился к отметке 90 млрд долларов. Перед нами стоит амбициозная задача увеличить этот показатель до 200 миллиардов к 2020 году. Считаю, что промышленная кооперация в решении этой задачи должна стать определяющим фактором. Существует мнение, что основную долю в российском экспорте составляет нефтегазовый сектор. Да, его вес велик, но в 2014 году из указанного товарооборота на статьи несырьевого экспорта пришлось почти 50 млрд долларов, и мы стремимся увеличивать долю этой продукции.

Нам необходимо максимально задействовать весь огромный потенциал двухсторонних российско-китайских экономических отношений. В качестве примера можно рассмотреть важную для экономик наших стран отрасль — алюминиевую промышленность. Необходимость налаживания диалога на этом направлении давно назрела. Важно понимать текущие тенденции на международном рынке алюминия, обсуждать возможности совместных инвестиций и иных форм сотрудничества. Аналогичная практика у нас с нашими коллегами из ОАЭ и Бахрейна в сфере добычи углеводородов.

С каждым годом все больше внимания к себе привлекает российский ближнемагистральный пассажирский самолет Sukhoi Superjet 100. Отрадно отметить, что большой интерес к нему есть и в Китае: подтверждением тому стала договоренность о создании совместной лизинговой компании, которая в течение трех лет поставит до 100 самолетов этого типа в Китай. Первые пять машин российский производитель готов отправить уже в следующем году.

Сотрудничество России с КНР расширяется также в интересах формирования общего экономического пространства. В мае этого года лидеры наших стран подписали совместное заявление о сопряжении развития Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути. Фактически речь идет о новых подходах взаимодействия: о реализации крупных совместных инфраструктурных проектов, об упрощении торговли, об укреплении кооперации по линии финансовых институтов. Сопряжение этих знаменательных проектов по сути ведет к созданию единого экономического пространства на континенте. К тому же эти взаимосвязи являются важной частью нашей работы по промышленному развитию российского Дальнего Востока: мы создаем там максимально свободные и удобные условия для размещения капиталов и производств. Прежде всего это территории опережающего развития, обладающие целым комплексом налоговых и иных преференций.

30 июня этого года вступил в силу закон о промышленной политике России, с его помощью вводится новый инструмент — специальный инвестиционный контракт. Его участник берет на себя обязательства по созданию на территории нашей страны высокотехнологичных производств с установленными показателями по объемам реализации и уровнем локализации продукции. Российская Федерация в свою очередь гарантирует такому инвестору стабильность ведения бизнеса и отраслевые преференции. Мы рассчитываем, что этот инструмент будет способствовать привлечению иностранных инвестиций, в том числе и от китайских деловых кругов.

Представитель по переговорам о международной торговле в ранге министра министерства коммерции КНР Чжун Шань:

— Мировая экономика пока восстанавливается слабо. И Китай, и Россия сталкиваются с трудностями в экономическом развитии. В двухсторонней торговле отмечается спад — это большая редкость в истории сотрудничества наших стран. Текущие трудности развития торговых связей обусловлены в основном слабым спросом на международном рынке, снижением цен на товары массового потребления и т.д. При этом фундамент экономического сотрудничества Китая и России остается прочным — взаимодействие России и Китая развивается с твердой уверенностью. Эта уверенность происходит, во-первых, от политических отношений высокой степени доверия. За последние два с небольшим года председатель Си Цзиньпин и президент Путин встречались одиннадцать раз — это отражает высокий уровень российско-китайских отношений. Как раз в эти дни главы наших государств в очередной раз встретились в Уфе. Во-вторых, уверенность происходит от высокой степени взаимной дополняемости экономических отношений: Китай и Россия являются естественными партнерами, их экономики испытывают потребности друг в друге в плане рынков, финансовых средств, технологий, ресурсов, специалистов и так далее. В-третьих, уверенность идет от непрерывного повышения уровня сотрудничества. Китайско-российские связи меняются от простых отношений купли-продажи к комплексному типу взаимодействия. Об этом свидетельствует существенный прогресс в ряде стратегических масштабных проектов в высокоскоростных железных дорогах, атомной энергетике, космической и авиационной промышленности и т.д. В-четвертых, уверенность подтверждает постоянный рост российских и китайских частных предприятий, заинтересованных во взаимном сотрудничестве. Этот вывод легко сделать, осмотрев экспозиции Иннопрома.

В новых условиях глубоко меняющейся мировой политики и экономики наши общие интересы укреп­ляются. Нарастают взаимные потребности и расширяются возможности совместной работы. Поэтому нам сейчас как никогда важно проявить большую дальновидность и с помощью практических шагов продвинуть наше сотрудничество. В связи с этим я предлагаю следующее. Во-первых, ускорить культивирование новых драйверов роста торговли. Сейчас динамика переживает момент спада. Нам необходимо оптимизировать структуру взаимных торговых потоков, чтобы перейти от доминирования в ней первичных товаров к высокотехнологичной продукции. Также нужно поддерживать здоровое развитие трансграничной и электронной торговли. Следует углубить сотрудничество в сферах таможни и логистики — максимально упростить торговлю и снизить торговые затраты.

Во-вторых, полностью раскрыть огромный потенциал двунаправленного инвестиционного сотрудничества. Сейчас это направление входит в новое быстрое русло: на сегодняшний день определены около 50 приоритетных инвестиционных проектов российско-китайского сотрудничества в широком спектре отраслей экономики. В-третьих, вместе противостоять международным финансовым рискам: неустойчивости на мировых финансовых рынках и усилившейся волатильности валют. Подписанное в прошлом году Центробанками наших стран соглашение о валютном свопе в 150 млрд юаней (24,5 млрд долларов. — Ред.) — важный шаг на этом пути. Сейчас финансовые институты наших стран должны создавать больше продуктов для экспортоориентированных компаний. В-четвертых, усилить процесс регионального экономического сотрудничества. Важным моментом здесь является взаимодействие между пограничными территориями. Китайская сторона готова продвинуть строительство трансграничных инфраструктурных объектов всех типов: энергетических, трубопроводных, дорожных, информационных и т.д.

Подготовлено по материалам докладов на Российско-китайском бизнес-форуме в рамках Иннопрома-2015

 

Вписаться в поворот

Китай более комфортный партнер, чем США и Евросоюз, считает старший научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий Василий Кашин

— Поворот России на Восток, а он подразумевает и поиск новых путей модернизации, часто обосновывают верой в долгосрочный характер экономического подъема в Азии и одновременное ослабление Запада. Куда приведет этот шаг в перспективе, не может сказать никто. Подобных прецедентов в истории страны не было. Все модернизации в России, начиная с допетровских времен и кончая сталинской, происходили при активнейшем участии Запада.

— Это разумная диверсификация внешнеэкономических связей. В настоящее время 50% нашего внешнеторгового оборота приходится на ЕС, что подвергает российскую экономику значительным рискам. Было давно очевидно, что ситуацию надо менять. Пока Россия занимает слишком небольшую долю во внешней торговле КНР — мы всего лишь девятый их торговый партнер. Россия с точки зрения масштабов экономики в несколько раз меньше Китая, а по населению почти на порядок меньше. Разумеется, в ряде областей есть дисбаланс. Сильными сторонами России являются огромная военная мощь, военно-промышленный потенциал и ресурсы. Важно понимать, что Китай в отличие от США выступает за межгосударственные отношения традиционного типа: невмешательство во внутренние дела, соблюдение баланса интересов, отказ от экспорта ценностей и идеологий, отсутствие попыток иметь дело с гражданским обществом иностранного государства напрямую, в обход правительства. Поэтому Китай в целом более комфортный партнер, чем США и Евросоюз. Его действия более предсказуемы, поскольку диктуются понятными экономическими и военно-политическими интересами при незначительной роли идеологии. По тем же причинам китайцы более склонны к поиску компромисса. Даже при обсуждении торговых вопросов, таких как вступление России в ВТО, китайцы, несмотря на специфическую репутацию, оказались более удобным и гибким партнером, чем ЕС.

Что касается представлений о мироустройстве, то для Москвы и Пекина вполне очевидно, что США не должны единолично писать правила. Я не уверен, что существует единая позитивная программа, но есть единство в вопросе предотвращения американской гегемонии. Китай заинтересован в том, чтобы Россия вышла победителем из украинского кризиса, поскольку в этом случае будет нанесен мощнейший удар по авторитету США и обеспечен надежный тыл для самого Китая.

— Какие механизмы есть у Китая для поддержки России?

— Возможности КНР по оказанию нам поддержки не стоит переоценивать. Основные санкции против России — финансовые. Китай пока не завершил реформы либерализации финансовой отрасли и не располагает гибкой и глобализованной финансовой индустрией, способной заменить западную.
В перспективе это, возможно, произойдет, но предстоят еще годы реформ. В целом для Китая главным вызовом является смена модели экономического развития, а именно уход от опоры на низкотехнологичные и трудозатратные отрасли (легкую промышленность, сборочные производства) в пользу отраслей с большей добавленной стоимостью (машиностроение, ИT, электроника). Это эволюция, которую пережили в свое время Южная Корея и Тайвань. Постепенно этот процесс идет, но говорить о степени его успешности пока рано. В целом для выживания и стабильного развития Китай должен стать крупным экспортером машиностроительной и электронной продукции собственного производства под собственными брендами и одновременно крупным инвестором в добычу природных ресурсов, промышленность и сельское хозяйство по всему миру. Для этого он должен основательно потеснить тех, кто господствует на соответствующих рынках сейчас. В этом объективные причины конфликта между КНР и такими странами, как США и Япония.

 

 

Комментарии

Материалы по теме

Сформирована программа выставки-форума Иннопром-2015

В ИННОПРОМ-2015 участвуют 16 глобальных промышленных лидеров из списка FORBES

Элита глобального бизнеса приедет на ИННОПРОМ-2015 на день раньше выставки

На Иннопром приедет 100 китайских менеджеров

ЕВРАЗ выступит официальным партнером международной выставки ИННОПРОМ-2015

 

comments powered by Disqus